КалейдоскопЪ

Одна страна – одна партия

Накануне Октябрьской революции в России насчитывалось около 50 политических партий. На штурм Зимнего дворца вместе с большевиками шли эсеры, меньшевики, интернационалисты, анархисты, «независимые социалисты» и др.

Большинство делегатов-коммунистов на II съезде Советов давало им моральное право составить большевистское правительство. Однако Ленин и его сторонники решили пригласить в правительство и наиболее близких по идеологической программе левых эсеров. Но те отказались, сославшись на несогласие с диктатурой пролетариата, выдвинутой большевиками в качестве государственной первоосновы. Так первое правительство стало полностью большевистским.

Во ВЦИК дело обстояло иначе. Его членами были (из 101 человека) 62 большевика, 29 левых эсеров, 6 интернационалистов, 3 украинских социалиста и 1 эсер-максималист.

Созданием органов власти, особенно СНК, борьба за власть внутри самих социалистических партий не завершилась. Не снималась с повестки дня политической борьбы задача – создать «однородное социалистическое правительство». С этой целью был использован «фактор ВИКЖЕЛЯ» (ВИКЖЕЛЬ – Всероссийский исполнительный комитет железнодорожников). Эта организация пригрозила всероссийской забастовкой железнодорожников, если не будет создано «однородное социалистическое правительство», т.е. правительство из нескольких социалистических партий. Слово «ВИКЖЕЛЬ» стало широко известным. Оно даже попало в стихи З. Гиппиус:

Мы стали злыми и покорными.

Нам не уйти.

Уже развел руками черными

ВИКЖЕЛЬ пути.

Каменев, Рязанов, Сокольников, делегированные на переговоры к железнодорожникам, сами разделяли позицию «однородного социалистического правительства». Их поведение было оценено ЦК как нарушение партийной дисциплины. Поддержавшие викжелевскую идею Каменев, Зиновьев, Ногин, Рыков, Милютин и др. были оценены ЦК как дезертиры. На следующий день Каменев на заседании ЦК отстраняется от должности председателя ВЦИК. Это был первый крупный кадровый парадокс большевиков: председатель ВЦИК избирался всеми делегатами II съезда Советов, а освобождался от этой должности членами ЦК партии большевиков.

Почему большевики не хотели всерьез идти на коалицию с другими социалистическими партиями? Они опасались тем самым разрушить свою идею о диктатуре пролетариата, боялись упустить монопольную власть. Ведь многопартийность в правительстве означает социал-демократический характер революции, который мог привести к парламентаризму в стране. Примером для большевиков был опыт дооктябрьских коалиционных правительств, который ни к чему хорошему не привел.