КалейдоскопЪ

Первые послевоенные годы

Из руин и пепла

Война закончилась. Радость победы, гордость за великую Родину, за свой личный вклад в победу, переполняли советских людей. Но незаживающей раной в их душах отражалась боль от потери родных, близких, любимых, а также от превращенных в руины и пепел городов и сел.

Послевоенные будни

Началась демобилизация из Вооруженных сил, насчитывавших к концу войны более 11 млн человек. На родину возвращались сотни тысяч граждан и бывших военнопленных. Восстанавливались 8-часовой рабочий день, ежегодные отпуска, отменялись обязательные сверхурочные работы.

Страну беспокоила ушедшая было в прошлое беспризорность. Отход от жесткого режима военного времени, обилие оружия, оставшегося после войны тайно в руках населения, трудности повседневной жизни способствовали росту преступности.

По стране поползли слухи о возможном возвращении к временам нэп, даже о роспуске колхозов, о демократических преобразованиях во всех сферах жизнедеятельности общества. Ширилась молва о проекте новой Конституции, предполагающей ослабление централизации в экономике, поддержку мелкого крестьянского хозяйства, расширения прав и свобод личности. Но проходили месяцы, затем годы, и слухи постепенно утихали.

Руководство страны было убеждено, что основательно ничего менять не надо: «Если колхозы прокормили армию и страну в войну, то зачем их распускать? Если жесточайшая централизация управления промышленностью обеспечила армию новой техникой, вооружением, снаряжением и т.п., то зачем вводить в управление демократические начала? Если советские люди сотнями тысяч добровольно шли на фронт, а многие солдаты бросались в атаку со словами «За Родину, за Сталина!», то какое еще может быть расширение прав и свобод личности? Наконец, если страна сломала хребет столь сильному врагу, то зачем в ней что-то менять – все в ней правильно».

В 1946 г. состоялись первые послевоенные выборы в Верховный Совет СССР. Они, как и все предыдущие, носили безальтернативный характер. Народ в праздничной обстановке проголосовал за тех, кого им предложила власть.

Постепенно затягивались раны войны. Мирная жизнь все глубже проникала во все поры советского общества.