КалейдоскопЪ

Олег Вещий

Власть после Рюрика унаследовал Олег. Большинство летописей называет его родственником Рюрика, Воскресенская и некоторые другие летописи — племянником Рюрика, Иоакимовская — шурином Рюрика, «князем урманским», Новгородская первая летопись младшего извода — просто воеводой князя Игоря Рюриковича.

Так или иначе, Олег княжил в Новгороде три года, с 879 по 882 годы. После этого, убедившись, что его положение в городе прочно, он собирает дружину из варягов и местных жителей и идет на юг, на Киев. Именно он хитростью убил Аскольда и Дира, князей Киевских, и занял их место. Он княжил 30 лет, с 882 по 912 годы.

Вокняжение в Киеве Олега традиционно считается датой образования Древнерусского государства.

Племена славян, жившие севернее Киева, древляне, северяне и радимичи, тогда платили дань хазарам. Олег покорил их и изгнал хазар, теперь он сам стал собирать с них дань.

Вот как описаны эти события в «Повести временных лет»:

«В год 6387 (879). Умер Рюрик и передал княжение свое Олегу — родичу своему, отдав ему на руки сына Игоря, ибо был тот еще очень мал.

В год 6390 (882). Выступил в поход Олег, взяв с собою много воинов: варягов, чудь, славян, мерю, весь, кривичей, и пришел к Смоленску с кривичами, и принял власть в городе, и посадил в нем своего мужа. Оттуда отправился вниз, и взял Любеч, и также посадил своих мужей. И пришли к горам Киевским, и узнал Олег, что княжат тут Аскольд и Дир. Спрятал он одних воинов в ладьях, а других оставил позади, и сам приступил, неся младенца Игоря. И подплыл к Угорской горе, спрятав своих воинов, и послал к Аскольду и Диру, говоря им, что-де «мы купцы, идем в Г реки от Олега и княжича Игоря. Придите к нам, к родичам своим». Когда же Аскольд и Дир пришли, выскочили все остальные из ладей, и сказал Олег Аскольду и Диру: «Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода», и показал Игоря: «А это сын Рюрика». И убили Аскольда и Дира, отнесли на гору и погребли Аскольда на горе, которая называется ныне Угорской, где теперь Ольмин двор; на той могиле Ольма поставил церковь святого Николы; а Дирова могила — за церковью святой Ирины. И сел Олег, княжа, в Киеве, и сказал Олег: «Да будет это мать городам русским». И были у него варяги, и славяне, и прочие, прозвавшиеся русью. Тот Олег начал ставить города и установил дани славянам, и кривичам, и мери, и установил варягам давать дань от Новгорода по 300 гривен ежегодно ради сохранения мира, что и давалось варягам до самой смерти Ярослава.

В год 6391 (883). Начал Олег воевать против древлян и, покорив их, брал дань с них по черной кунице.

В год 6392 (884). Пошел Олег на северян, и победил северян, и возложил на них легкую дань, и не велел им платить дань хазарам, сказав: «Я враг их и вам им платить незачем».

В год 6393 (885). Послал Олег к радимичам, спрашивая: «Кому даете дань?». Они же ответили: «Хазарам». И сказал им Олег: «Не давайте хазарам, но платите мне». И дали Олегу по щелягу, как раньше хазарам давали. И властвовал Олег над полянами, и древлянами, и северянами, и радимичами, а с уличами и тиверцами воевал».

Иоакимовская летопись также утверждает, что Олег успешно воевал с хазарами, болгарами и другими народами, жившими в Подунавье. В других летописях таких данных нет.

Тем не менее Олег получил власть над обширной территорией от Ладожского озера на севере до низовьев Днепра на юге. Для защиты рубежей государства по всей протяженности границы были сооружены «заставы» — специальные укрепления, на которых несли службу караулы дружинников.

Далее «Повесть временных лет» упоминает Олега только в 907 году, но в этот 20-летний период у киевского князя был еще один серьезный враг, одолеть которого в итоге смог только Святослав: хазары. Пушкин не просто так написал «как ныне сбирается Вещий Олег отмстить неразумным Хазарам».

Хазарский каганат находился в степях между Каспием и Азовским морем как объединение кочевых тюркских племен. Он сложился примерно в середине VII века. Сначала его столицей был Семендер (на территории нынешнего Дагестана), а с VIII века — Итиль в нижнем течении Волги. Хазары были кочевниками, но кроме этого постоянно нападали на оседлых соседей. Особенно страдали от набегов поляне, северяне и вятичи. Борьба с хазарами сопровождала все княжение Олега.

В 907 году киевский князь пошел на Царьград. Причины пойти войной на самую сильную армию того времени не совсем понятны, а кроме того, у византийских писателей нет ни одного упоминания об этом событии, хотя подобные нападения на свой город в 860 и 941 годах они описывают. Как бы то ни было, Нестор в «Повести временных лет» пишет так:

«В год 6415 (907). Пошел Олег на греков, оставив Игоря в Киеве; взял же с собою множество варягов, и славян, и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи: этих всех называли греки «Великая Скифь». И с этими всеми пошел Олег на конях и в кораблях; и было кораблей числом 2000. И пришел к Царьграду: греки же замкнули Суд, а город затворили».

То есть войско Олега приблизилось к стенам Константинополя, а эти 2000 кораблей подошли к входу в бухту Золотой Рог, которая была морскими воротами города. Бухта была защищена: на противоположных ее берегах в самом узком месте стояли две башни, между которыми в случае опасности натягивалась железная цепь, перекрывающая вход, разбить её было практически невозможно.

Византийский император Лев VT отдал приказ закрыть ворота города и загородить цепями гавань, предоставив таким образом возможность варягам грабить и разорять пригороды Царьграда.

«И вышел Олег на берег, и начал воевать, и много убийств сотворил в окрестностях города грекам, и разбили множество палат, и церкви пожгли. А тех, кого захватили в плен, одних иссекли, других замучили, иных же застрелили, а некоторых побросали в море, и много другого зла сделали русские грекам, как обычно делают враги.

И повелел Олег своим воинам сделать колеса и поставить на колеса корабли. И когда подул попутный ветер, подняли они в поле паруса и пошли к городу. Греки же, увидев это, испугались и сказали, послав к Олегу: «Не губи города, дадим тебе дань, какую захочешь». И остановил Олег воинов, и вынесли ему пищу и вино, но не принял его, так как было оно отравлено. И испугались греки, и сказали: «Это не Олег, но святой Дмитрий, посланный на нас Богом». И приказал Олег дать дани на 2000 кораблей: по 12 гривен на человека, а было в каждом корабле по 40 мужей.

И согласились на это греки, и стали греки просить мира, чтобы не воевал Греческой земли. Олег же, немного отойдя от столицы, начал переговоры о мире с греческими царями Леоном и Александром и послал к ним в столицу Карла, Фарлафа, Вермуда, Рулава и Стемида со словами: «Платите мне дань». И сказали греки: «Что хочешь, дадим тебе». И приказал Олег дать воинам своим на 2000 кораблей по 12 гривен на уключину, а затем дать дань для русских городов: прежде всего для Киева, затем для Чернигова, для Переяславля, для Полоцка, для Ростова, для Любеча и для других городов: ибо по этим городам сидят великие князья, подвластные Олегу».

Кроме того, в договоре с греками были урегулированы вопросы: 1) судопроизводство по гражданским и уголовным делам; 2) преступления против жизни и телесной неприкосновенности; 3) преступления имущественные (кража с поличным и грабеж); 4) помощь в случае несчастья на море, выкуп пленных, наем воинов; 5) отыскание рабов, охрана наследства, возвращение скрывшихся преступников.

И в знак заключения мира византийские императоры Лев VI и Александр целовали крест, а русские присягали по своему закону «и клялись те своим оружием и Перуном, своим богом, и Волосом, богом скота, и утвердили мир». А потом Олег сделал то, что знают все: «И повесил щит свой на вpaтах в знак победы, и пошел от Царъграда». И князь вернулся в Киев с богатой добычей, и за такой успешный поход и то, что он разгадал попытку его отравить, его прозвали Вещим.

Этот договор был подтвержден в 911 году, когда русские послы приехали в Константинополь. Олег именуется «великим князем русским». Подлинность этого соглашения подтверждается упоминанием с византийской стороны и сомнению не подвергается.

Конец его княжения тоже известен всем:

«И жил Олег, княжа в Киеве, мир имея со всеми странами. И пришла осень, и вспомнил Олег коня своего, которого прежде поставил кормить, решив никогда на него не садиться. Ибо когда-то спрашивал он волхвов и кудесников: «От чего я умру?». И сказал ему один кудесник: «Князь! От коня твоего любимого, на котором ты ездишь, — от него тебе и умереть». Запали слова эти в душу Олегу, и сказал он: «Никогда не сяду на него и не увижу его больше». И повелел кормить его и не водить его к нему, и прожил несколько лет, не видя его, пока не пошел на греков. А когда вернулся в Киев и прошло четыре года, — на пятый год помянул он своего коня, от которого волхвы предсказали ему смерть. И призвал он старейшину конюхов и сказал: «Где конь мой, которого приказал я кормить и беречь?». Тот же ответил: «Умер». Олег же посмеялся и укорил того кудесника, сказав: «Неверно говорят волхвы, но все то ложь: конь умер, а я жив». И приказал оседлать себе коня: «Да увижу кости его». И приехал на то место, где лежали его голые кости и череп голый, слез с коня, посмеялся и сказал: «От этого ли черепа смерть мне принять?». И ступил он ногою на череп, и выползла из черепа змея, и ужалила его в ногу. И от того разболелся и умер. Оплакивали его все люди плачем великим, и понесли его, и похоронили на горе, называемою Щековица; есть же могила его и доныне, слывет могилой Олеговой.

И было всех лет княжения его тридцать и три».

Однако это только одна из версий гибели Олега, самая известная благодаря стихотворению А.С. Пушкина.

Нестор датирует смерть князя 912 годом, Новгородская летопись — 922 годом. Новгородский летописец сообщает, что князь погиб, когда «ходил за море», но не указывает, за которое именно. Существует один хазарский документ конца X века о неизвестном нашим летописцам походе русского войска на Константинополь. Этот источник говорит, что князя Хельгу (Олега) разгромили хазары и принудили его осуществить морской поход под Царьград. Поход закончился неудачей — византийцы сожгли флот Олега «греческим огнем», сам же князь убежал в Персию, где и погиб.

Арабский географ и историк Ал-Масуди, живший в первой половине X века, извещает, что какие-то русы на 500 кораблях поплыли вверх по Дону, волоком перетянули ладьи на Волгу, спустились к её устью и поплыли Каспийским морем на юг, вдоль западного побережья Закавказья. Ал-Масуди и другие арабские авторы, которым также был известен каспийский поход, утверждают, что русы столкнулись с врагом (достовернее всего, с персами) и почти все погибли. Этот поход датируется 912–913 годами.

Еще одна версия говорит, что Олег умер на севере своего государства и похоронен на Ладоге.

Имя Олег — не славянское. Оно явно имеет скандинавское происхождение. У скандинавов было распространено имя Helgi, что начит «святой» («посвящённый богам»). Можно сказать несколько слов по поводу дани, которую Олег собирал с покоренных славянских племен. Эта дань не оседала в его «сундуках». Киевская Русь активно торговала с Византией и Средним Востоком. К началу X века все племена, за исключением живших по Оке вятичей, которые входили в сферу влияния Хазарского каганата, оставшихся независимыми уличей, живших в междуречье Днестра и Прута, и полочан, имевших собственных варяжских князей, были подчинены Киеву и стали платить ежегодную дань. Дань бралась либо в продуктах питания, которые были необходимы княжеской верхушке, либо в товарах, которые можно продать: шкурки, мёд, воск, рабы и т. п. Русы с товарами ходили в Константинополь к византийцам, в Итиль к хазарам и даже доходили по Каспию до Багдада.

Император Константин Багрянородный пишет, что в Киев собирались все славяне, данники Руси, и продавали последним неоснащённые моноксилы (лодки). И даже кое-кто из славян со своим товаром принимал участие в этих заморских торговых походах.

Олег оставил после себя новую страну, раскинувшуюся на 1500 километров от Ладоги до Переяславля ина 1000 километров от Полоцка до Ростова. В это государство включены были не только славянские племена, но и чудь, меря, весь, мурома, черемисы, мордва, пермь, печёра, ямь, литва, зимигола, корсь, нарова, ливонцы.