КалейдоскопЪ

Княгиня Ольга

Жена Игоря, которая осталась вдовой с 3-летним сыном. Правила как регент с 945 до примерно 960 года.

«Повесть временных лет» повествует, что будущая княгиня была родом из Пскова, а Житие святой великой княгини Ольги уточняет даже название деревни: Выбуты, в 12 км от Пскова. Житие также указывает, что родители Ольги были «рода варяжска». Эта версия подкрепляется ее именем, восходящим к древнескандинавскому Helga. Однако к тому времени такое имя бытовало и у славян. Например, у древних чехов известно имя Olha, в древнерусских летописях ее имя часто передается славянской формой «Вольга».

По легенде Ольга была перевозчиком на реке, князь увидел ее красоту и влюбился.

В летописях наблюдается еще пара версий о происхождении Ольги. Видимо, не все позже были согласны терпеть, что князь женился на простолюдинке. Типографская летопись (датируется концом XV века) и еще более поздний Пискаревский летописец содержат запись, что Ольга была дочерью Олега Вещего. Он остался опекуном малолетнего Игоря, а заодно женил князя на своей дочери.

Иоакимовская летопись, достоверность которой несколько сомнительна, сообщает о знатном славянском происхождении Ольги: «Когда Игорь возмужал, оженил его Олег, выдал за него жену от Изборска, рода Гостомыслова, которая Прекраса звалась, а Олег переименовал её и нарек в своё имя Ольга. Были у Игоря потом другие жены, но Ольгу из-за мудрости её более других чтил».

Новый Владимирский летописец считает Ольгу вообще иностранкой: «Игоря же ожени [Олег] въ Болгарехъ, поять же за него княжну Ольгу». На этом основании болгарские историки считают Ольгу болгаркой из Плиски, а не Пскова (тем более, что в летописи написано «Плесков», а Пскова в те годы вообще не существовало).

Еще ряд исследователей считают ее дочерью правителей Великой Скифии, которую сосватал за своего племянника Игоря конунг Олег.

«Повесть временных лет» относит брак Игоря и Ольги к 903 году, что вызывает вопросы у исследователей, поскольку их сын Святослав, по той же летописи, родился в 942 году. Видимо, это казалось странным еще в давние времена, поскольку более поздние Устюжская летопись и Новгородская летопись сообщают, что Ольге на момент свадьбы было 10 лет. Однако самые древние записи о свадьбе Игоря и Ольги не имеют даты. Так что 903 год можно считать бездоказательным. После свадьбы имя

Ольги упоминается в очередной раз только через 40 лет, в русско-византийском договоре 944 года.

Как ни странно для тех лет, дружина убитого князя Игоря признала верховенство женщины-регента. Возможно, это произошло после ее действий по отмщению убийства мужа.

«Повесть временных лет» описывает ее действия подробно:

«Ольга же была в Киеве с сыном своим, ребенком Святославом, и кормилец его был Асмуд, а воевода Свенельд — отец Мстиши. Сказали же древляне: «Вот убили мы князя русского; возьмем жену его Ольгу за князя нашего Мала и Святослава возьмем и сделаем ему, что захотим». И послали древляне лучших мужей своих, числом двадцать, в ладье к Ольге, и пристали в ладье под Боричевым подъемом. Ведь вода тогда текла возле Киевской горы, а люди сидели не на Подоле, но на горе. И поведали Ольге, что пришли древляне, и призвала их Ольга к себе, и сказала им: «Гости добрые пришли». И ответили древляне: «Пришли, княгиня». И сказала им Ольга: «Так говорите же, зачем пришли сюда?». Ответили же древляне: «Послала нас Деревская земля с такими словами: «Мужа твоего мы убили, так как муж твой, как волк, расхищал и грабил, а наши князья хорошие, потому что берегут Деревскую землю, — пойди замуж за князя нашего за Мала». Было ведь имя ему Мал, князю древлянскому. Сказала же им Ольга: «Любезна мне речь ваша, — мужа моего мне уже не воскресить; но хочу воздать вам завтра честь перед людьми своими; ныне же идите к своей ладье и ложитесь в ладью, величаясь, а утром я пошлю за вами, а вы говорите: «Не едем на конях, ни пеши не пойдем, но понесите нас в ладье», — и вознесут вас в ладье», и отпустила их к ладье. Ольга же приказала выкопать яму великую и глубокую на теремном дворе, вне града, На следующее утро, сидя в тереме, послала Ольга за гостями, и пришли к ним, и сказали: «Зовет вас Ольга для чести великой». Они же ответили: «Не едем ни на конях, ни на возах и пеши не идем, но понесите нас в ладье». И ответили киевляне: «Нам неволя; князь наш убит, а княгиня наша хочет за вашего князя», — и понесли их в ладье. Они же сидели, величаясь, избоченившись и в великих нагрудных бляхах. И принесли их на двор к Ольге, и как несли, так и сбросили их вместе с ладьей в яму. И, склонившись к яме, спросила их Ольга: «Хороша ли вам честь?». Они же ответили: «Горше нам Игоревой смерти». И повелела засыпать их живыми; и засыпали их.

И послала Ольга к древлянам, и сказала им: «Если вправду меня просите, то пришлите лучших мужей, чтобы с великой честью пойти за вашего князя, иначе не пустят меня киевские люди». Услышав об этом, древляне избрали лучших мужей, управлявших Деревскою землею, и прислали за ней. Когда же древляне пришли, Ольга приказала приготовить баню, говоря им так: «Вымывшись, придите ко мне». И натопили баню, и вошли в нее древляне, и стали мыться; и заперли за ними баню, и повелела Ольга зажечь ее от дверей, и тут сгорели все.

И послала к древлянам со словами: «Вот уже иду к вам, приготовьте меды многие в городе, где убили мужа моего, да поплачусь на могиле его и сотворю тризну по своем муже». Они же, услышав об этом, свезли множество меда и заварили его. Ольга же, взяв с собою небольшую дружину, отправилась налегке, пришла к могиле своего мужа и оплакала его. И повелела людям своим насыпать высокий холм могильный, и, когда насыпали, приказала совершать тризну. После того сели древляне пить, и приказала Ольга отрокам своим прислуживать им. И сказали древляне Ольге: «Где дружина наша, которую послали за тобой?». Она же ответила: «Идут за мною с дружиною мужа моего». И когда опьянели древляне, велела отрокам своим пить в их честь, а сама отошла недалеко и приказала дружине рубить древлян, и иссекли их пять тысяч. А Ольга вернулась в Киев и собрала войско.

В год 6454 (946). Ольга с сыном своим Святославом собрала много храбрых воинов и пошла на Деревскую землю. И вышли древляне против нее. И когда сошлись оба войска для схватки, Святослав бросил копьем в древлян, и копье пролетело между ушей коня и ударило коня по ногам, ибо был Святослав еще ребенок. И сказали Свенельд и Асмуд: «Князь уже начал; последуем, дружина, за князем». И победили древлян. Древляне же побежали и затворились в своих городах. Ольга же устремилась с сыном своим к городу Искоростеню, так как те убили ее мужа, и стала с сыном своим около города, а древляне затворились в городе и стойко оборонялись из города, ибо знали, что, убив князя, не на что им надеяться. И стояла Ольга все лето и не могла взять города, и замыслила так: послала она к городу со словами: «До чего хотите досидеться? Ведь все ваши города уже сдались мне и согласились на дань и уже возделывают свои нивы и земли; а вы, отказываясь платить дань, собираетесь умереть с голода». Древляне же ответили: «Мы бы рады платить дань, но ведь ты хочешь мстить за мужа своего». Сказала же им Ольга, что-де «я уже мстила за обиду своего мужа, когда приходили вы к Киеву, и во второй раз, а в третий — когда устроила тризну по своем муже. Больше уже не хочу мстить, — хочу только взять с вас небольшую дань и, заключив с вами мир, уйду прочь». Древляне же спросили: «Что хочешь от нас? Мы рады дать тебе мед и меха». Она же сказала: «Нет у вас теперь ни меду, ни мехов, поэтому прошу у вас немного: дайте мне от каждого двора по три голубя да по три воробья. Я ведь не хочу возложить на вас тяжкой дани, как муж мой, поэтому-то и прошу у вас мало. Вы же изнемогли в осаде, оттого и прошу у вас этой малости». Древляне же, обрадовавшись, собрали от двора по три голубя и по три воробья и послали к Ольге с поклоном. Ольга же сказала им: «Вот вы и покорились уже мне и моему дитяти, — идите в город, а я завтра отступлю от него и пойду в свой город». Древляне же с радостью вошли в город и поведали обо всем людям, и обрадовались люди в городе.

Ольга же, раздав воинам — кому по голубю, кому по воробью, приказала привязывать каждому голубю и воробью трут, завертывая его в небольшие платочки и прикрепляя ниткой к каждому. И, когда стало смеркаться, приказала Ольга своим воинам пустить голубей и воробьев. Голуби же и воробьи полетели в свои гнезда: голуби в голубятни, а воробьи под стрехи, и так загорелись — где голубятни, где клети, где сараи и сеновалы, и не было двора, где бы не горело, и нельзя было гасить, так как сразу загорелись все дворы. И побежали люди из города, и приказала Ольга воинам своим хватать их. А как взяла город и сожгла его, городских же старейшин забрала в плен, а прочих людей убила, а иных отдала в рабство мужам своим, а остальных оставила платить дань.

И возложила на них тяжкую дань: две части дани шли в Киев, а третья в Вышгород Ольге, ибо был Вышгород городом Ольгиным. И пошла Ольга с сыном своим и с дружиной по Древлянской земле, устанавливая дани и налоги; и сохранились места ее стоянок и места для охоты. И пришла в город свой Киев с сыном своим Святославом, и пробыла здесь год».

Вот такая верная жена, которая убивала, убивала и убивала за то, что люди не хотели платить три дани в год. Святая женщина. Следует заметить, что три части мести послам — это части погребальных обрядов: захоронение в ладье, сожжение в доме и насыпание кургана. Было ли это в действительности или не было, мы теперь уже не узнаем, но история эта вошла в список событий Древней Руси и даже стала нарицательной.

После покорения древлян Ольга отправилась в новгородские и псковские земли в 947 году и там тоже определила размеры дани, а потом вернулась в Киев. Она установила фиксированный размер дани, сроки ее уплаты, определила места, куда она будет свозиться — селища и погосты (позднее именно в этих местах возникнут города). При ней началось каменное градостроительство и благоустройство подвластных Киеву земель. Земли были поделены на административные единицы, в каждой из которых был поставлен княжеский администратор — «тиун».

Следующее ее упоминание в «Повести временных лет» относится к 957 году, когда она совершила поездку в Константинополь. Это был официальный визит, он известен по описанию придворных церемоний императором Константином Багрянородным в сочинении «Церемонии». Император именует Ольгу правителем (архонтиссой) Руси.

Позднее в Житии будет написано: «Ольга захотела сама сходить к грекам, чтобы своими глазами посмотреть на службу христианскую и вполне убедиться в их учении об истинном Боге». Однако в этом визите были и государственные интересы. Как бы то ни было, в Константинополе Ольга принимает решение стать христианкой. Таинство Крещения совершил над ней патриарх Константинопольский Феофилакт, а восприемником был сам император Константин Багрянородный. На одном из приемов русской княгине было поднесено золотое, украшенное драгоценными камнями блюдо.

Патриарх благословил новокрещенную русскую княгиню крестом, вырезанным из цельного куска Животворящего Древа Господня. На кресте была надпись: «Обновися Русская земля Святым Крестом, его же приняла Ольга, благоверная княгиня».

Однако результаты государственного визита не были достигнуты. Ничего точно не известно, но показательно, как Ольга обошлась с византийскими послами, которые буквально тут же, вслед за Ольгой, прибыли в Киев.

«Эта же Ольга пришла в Киев, и прислал к ней греческий царь послов со словами: «Много даров я дал тебе. Ты ведь говорила мне: когда возвращусь в Русь, много даров пришлю тебе: челядь, воск, и меха, и воинов в помощь». Отвечала Ольга через послов: «Если ты так же постоишь у меня в Почайне, как я в Суду, то тогда дам тебе». И отпустила послов с этими словами».

Как христианка она воздвигла в Киеве храм во имя святителя Николая над могилой Аскольда — первого киевского князя-христианина. Вокруг нее образовался круг единоверцев, и с проповедью новой веры она отправилась в Псковские земли.

В 959 году, не дождавшись основания епископской кафедры в Киеве от Византийской патриархии, Ольга (во святом крещении Елена) обратилась к германскому императору Оттону T Великому. Западноевропейская хроника Продолжателя Регинона сообщает под 959 годом: «Пришли к королю, как после оказалось лживым образом, послы Елены, королевы Ругов, которая при константинопольском императоре Романе крестилась в Константинополе, и просили посвятить для этого народа епископа и священников».

Однако из этой миссии тоже ничего не вышло: «962 год. В сем году возвратился назад Адальберт, поставленный в епископы Ругам, ибо не успел ни в чем том, за чем был послан, и видел свои старания напрасными; на обратном пути некоторые из его спутников были убиты, сам же он с великим трудом едва спасся».

Ольга положила начало особенного почитания на Руси Пресвятой Троицы. 11 мая 960 года в Киеве освятили храм Святой Софии — Премудрости Божией. Главной святыней стал крест, полученный Ольгой при крещении в Константинополе. Храм этот сгорел в 1017 году, и на его место Ярослав Мудрый воздвиг церковь святой великомученицы Ирины, а святыни Софийского Ольгина храма перенес в доныне стоящий каменный храм Святой Софии Киевской, заложенный в 1017 году и освященный около 1030 года.

Однако такие действия Ольги вызывали явное и тайное противодействие язычников. Ее сын Святослав также не поддерживал мать в перемене веры.

«Повесть временных лет» так повествует об этом:

«Жила же Ольга вместе с сыном своим Святославом и учила его принять крещение, но он и не думал прислушаться к этому; но если кто собирался креститься, то не запрещал, а только насмехался над тем.

Так и Ольга часто говорила: «Я познала Бога, сын мой, и радуюсь; если и ты познаешь — тоже станешь радоваться». Он же не внимал тому, говоря: «Как мне одному принять иную веру? А дружина моя станет насмехаться». Она же сказала ему: «Если ты крестишься, то и все сделают то же». Он же не послушался матери, продолжая жить по языческим обычаям. Святослав же притом гневался на мать. Однако Ольга любила своего сына Святослава и говаривала: «Да будет воля Божья; если захочет Бог помиловать род мой и землю Русскую, то вложит им в сердце то же желание обратиться к Богу, что даровал и мне». И, говоря так, молилась за сына и за людей всякую ночь и день, воспитывая сына до его возмужалости и до его совершеннолетия».

По приказу Святослава был убит племянник Ольги Глеб и разрушены некоторые построенные ею храмы. Поскольку Святослав был уже взрослым и стал князем, Ольга не могла выступить против сына, это привело бы к внутренним распрям в государстве. Она оставалась правительницей, когда сын уходил в дальние походы, а это случалось часто.

Княгиня оставалась в Киеве со своими внуками, детьми Святослава. Ей приходилось тайно держать при себе священника, чтобы не вызвать новой вспышки антихристианских настроений.

Когда в 968 печенеги впервые совершили набег на Русские земли, Ольга с детьми Святослава заперлась в Киеве. Вернувшийся из похода на Болгарию Святослав разбил печенегов, но не пожелал оставаться в Киеве надолго.

«Сказал Святослав матери своей и боярам своим: о Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае — ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли — золото, паволоки, вина, различные плоды, из Чехии и из Венгрии серебро и кони, из Руси же меха и воск, мед и рабы». Отвечала ему Ольга: «Видишь — я больна; куда хочешь уйти от меня?» — ибо она уже разболелась. И сказала: «Когда похоронишь меня, — отправляйся куда захочешь». Через три дня Ольга умерла, и плакали по ней плачем великим сын ее, и внуки ее, и все люди, и понесли, и похоронили ее на выбранном месте, Ольга же завещала не совершать по ней тризны, так как имела при себе священника — тот и похоронил блаженную Ольгу».

Монах Иаков в сочинении XI века «Память и похвала князю рускому Володимеру» сообщает точную дату смерти Ольги: 11 июля 969 года.

Вероятно, в княжение Владимира Святого, ее внука, крестившего Русь, княгиня Ольга начала почитаться как святая. Ее мощи были перенесены в церковь, а монах Иаков описал чудеса, творимые от ее мощей. С того времени день памяти святой Ольги (Елены) стал отмечаться 11 июля, по крайней мере, в самой Десятинной церкви.

Канонизирована святая равноапостольная княгиня Ольга была на соборе 1547 года, который подтвердил повсеместное почитание ее на Руси еще в домонгольскую эпоху.

Память равноапостольной Ольги празднуется православными церквами русской традиции 11 июля по юлианскому календарю; католическими и другими западными церквами — 24 июля по григорианскому.

Почитается как покровительница вдов и новообращённых христиан.