КалейдоскопЪ

Святослав

Он стал великим князем в 3 года, после гибели отца, князя Игоря, но самостоятельно начал править приблизительно после 960 года.

На самом деле дата его рождения вызывает много вопросов. Если считать датой свадьбы его родителей 903 год, то рождение ребенка в 942 году, через 39 лет совместной жизни, весьма сомнительно. С другой стороны, в разных источниках и дата рождения Святослава различается. Где-то называется 920 год, где-то 927, где-то 942.

Точно известно его имя — это первый древнерусский князь со славянским именем, а не со скандинавским, как у его родителей.

В иностранном документе в первый раз он упоминается в русско-византийском договоре князя Игоря от 944 года.

Малолетний князь участвовал в мести древлянам за убийство своего отца.

«Ольга с сыном своим Святославом собрала много храбрых воинов и пошла на Деревскую землю. И вышли древляне против нее. И когда сошлись оба войска для схватки, Святослав бросил копьем в древлян, и копье пролетело между ушей коня и ударило коня по ногам, ибо был Святослав еще ребенок. И сказали Сеенельд и Асмуд: «Князь уже начал; последуем, дружина, за князем». И победили древлян».

Считается, что детство и отрочество Святослав провел в Киеве вместе с матерью, хотя император Константин Багрянородный около 949 года писал: «Приходящие из внешней Росии в Константинополь моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта России». В «Немогарде» обычно видят Новгород.

Самостоятельные действия Святослава известны с 964 года. Практически каждый год он воевал, причем далеко от Киева, поэтому Ольга оставалась правительницей и при взрослом сыне.

«В год 6472 (964). Когда Святослав вырос и возмужал, стал он собирать много воинов храбрых, и быстрым был, словно пардус, и много воевал. В походах же не возил за собою ни возов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину, или зверину, или говядину и зажарив на углях, так ел; не имел он шатра, но спал, постилая потник с седлом в головах, — такими же были и все остальные его воины, И посылал в иные земли со словами: «Хочу на вас идти». И пошел на Оку реку и на Волгу, и встретил вятичей, и сказал вятичам: «Кому дань даете?». Они же ответили: «Хазарам — по щелягу с сохи даем».

В год 6473 (965). Пошел Святослав на хазар. Услышав же, хазары вышли навстречу во главе со своим князем Каганом и сошлись биться, и в битве одолел Святослав хазар, и столицу их и Белую Вежу взял.

И победил ясов и касогов.

В год 6474 (966). Вятичей победил Святослав и дань на них возложил.

В год 6475 (967). Пошел Святослав на Дунай на болгар. И бились обе стороны, и одолел Святослав болгар, и взял городов их 80 по Дунаю, и сел княжить там в Переяславце, беря дань с греков».

Может, разгром хазар и был воинским подвигом, но он привел к тому, что прекратилась восточная торговля, русские купцы перестали ходить на Каспий, поскольку не было больше перевалочного пункта. Арабское золото и серебро с рудников перестало поступать на Русь, а своих источников у государства не было. Можно добавить, что вскоре после этого пришла в упадок шведская Бирка — крупнейший торговый центр Скандинавии, жившая восточной торговлей.

Падение хазарского каганата открыло путь в причерноморские степи восточным кочевникам. Через 20 лет туда пошла волна агрессивных степняков, и с той поры Руси не было от них покоя до самых татаро-монгол.

Святослав попытался закрепить отвоеванные территории за собой. На месте Саркела появляется русское поселение Белая Вежа, Тмутаракань переходит под власть Киева, есть сведения о том, что русские отряды находились в Итиле и Семендере до 990-хгодов.

В 967 году византийский император Никифор Фока попросил Святослава приструнить болгар, которые должны были защищать окраины Византии в Европе от венгров и печенегов за ежегодную плату, но не делали этого. Император отправил к Святославу посольство, которое привезло 15 кентинариев золота (примерно 455 кг). Кроме того, действовал договор 944 года. Как бы то ни было, воинственный Святослав согласился воевать болгар. Ведь в случае победы он забирал и богатую добычу.

В августе 968 года Святослав вторгся в Болгарию. Византийский хронист Лев Диакон пишет: «Узнав что [Свендослав] уже подплывает к Истру и готовится к высадке на берег, мисяне собрали и выставили против него фалангу в тридцать тысяч вооруженных мужей. Но тавры стремительно выпрыгнули из челнов, выставили вперед щиты, обнажили мечи и стали направо и налево поражать мисян. Те не выдержали первого же натиска, обратились в бегство и постыдным образом заперлись в безопасной крепости своей Дористоле».

После поражения болгары мирятся с Византией и отправляют к Никифору дочерей царского рода в качестве невест наследников престола, а заодно и в качестве заложников. Однако Святослав, выполнив миссию помощи Византии, возвращаться в Киев не собирается. Он хочет создать на Дунае свое собственное государство, подчинив себе все Болгарское царство и максимально оттеснив византийцев к югу. Кроме того, Святослав вполне может и собирается напасть на Константинополь.

Вот как описывает внешность князя Лев Диакон:

«Показался и Сфендослае, приплывший по реке на скифской ладье; он сидел на веслах и греб вместе с его приближенными, ничем не отличаясь от них. Вот какова была его наружность: умеренного роста, не слишком высокого и не очень низкого, с густыми, бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны её свисал клок волос — признак знатности рода; крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела вполне соразмерные, но выглядел он хмурым и суровым. В одно ухо у него была вдета золотая серьга; она была украшена карбункулом, обрамленным двумя жемчужинами. Одеяние его было белым и отличалось от одежды его приближённых только заметной чистотой».

Осень 968 года отводится на закрепление русов в Северной Болгарии. Вторжение в южную часть страны можно произвести только следующей весной. Император Никифор Фока, в свою очередь, собирает войска и готовится к войне с бывшим союзником.

Весной начинает боевые действия Святослав. Он берёт Филиппополь (Пловдив). Здесь он встречается с сильным сопротивлением болгар и, взяв город, устраивает массовые убийства защитников.

Византия проводит испытанную политику и на сей раз наводит печенегов на Киев, чтобы отвлечь Святослава от своих границ. Ольга просит у сына помощи, вот как пишет об этом Нестор: «И послали киевляне к Святославу со словами: «Ты, князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою покинул, а нас чуть было не взяли печенеги, и мать твою, и детей твоих. Если не придешь и не защитишь нас, то возьмут-таки нас. Неужели не жаль тебе своей отчины, старой матери, детей своих?» Ионе небольшой конной дружиной, оставив основную армию в Болгарии, отправляется в Киев. Там он быстро разбил печенегов, причем именно с помощью тех войск, которые и так находились в Киеве и окрестностях, но оставаться не захотел. Не помогли даже мольбы матери, которая чувствовала свои последние дни. Он только раздал уделы детям. Следует сказать, что про жен Святослава ничего не известно, не попали они на страницы летописей. Была ли у него одна жена или несколько (он же язычник) — неизвестно. Известно только, что он признал своего сына от служанки — ключницы.

«В год 6478 (970). Святослав посадил Ярополка в Киеве, а Олега у древлян. В то время пришли новгородцы, прося себе князя: «Если не пойдете к нам, то сами добудем себе князя». И сказал им Святослав: «А кто бы пошел к вам?». И отказались Ярополк и Олег. И сказал Добрыня: «Просите Владимира». Владимир же был от Малуши — ключницы Ольгиной. Малуша же была сестра Добрыни; отец же им был Малк Любечанин, и приходился Добрыня дядей Владимиру. И сказали новгородцы Святославу: «Дай нам Владимира», он же ответил им: «Вот он вам». И взяли к себе новгородцы Владимира, и пошел Владимир с Добрынею, своим дядей, в Новгород, а Святослав в Переяславец».

Так что весной 970 года Святослав вновь появляется в Болгарии. За это время позиции русов значительно ослабли, и Святославу вновь пришлось наступать на Переяславец, который его войска потеряли из-за мятежа горожан:

«В год 6479 (971). Пришел Святослав в Переяславец, и затворились болгары в городе. И вышли болгары на битву со Святославом, и была сеча велика, и стали одолевать болгары. И сказал Святослав своим воинам: «Здесь нам и умереть; постоим же мужественно, братья и дружина!». И к вечеру одолел Святослав, и взял город приступом».

После этого начались долгие дипломатические переговоры с византийцами. В это же время князь привлекает на свою сторону печенегов и мирится с болгарским царем Борисом, так что войско русов появляется в Преславе.

Однако ситуация складывается таким образом, что воинственный русский князь мешает всем. У него не складываются отношения с собственными подданными в Киеве, в котором он упорно не хочет жить и совершенно не занимается делами государства. Византия опасается набегов с его стороны. Болгары тоже боятся, как бы он не начал воевать их или не навел на них печенегов. Печенеги тоже его побаиваются: сегодня он союзник, а завтра — нет. Даже большая часть его войска уже хочет вернуться домой, и в итоге сухим путем во главе с воеводой Свенельдом основная часть уходит в Киев.

Святослав с малой дружиной зимует на острове в устье Днепра, испытывая острый недостаток в продовольствии, при этом помощи из Киева не получает. После окончания зимовки Святослав с малой дружиной начинает подниматься по Днепру на ладьях. На порогах на них нападают печенеги. В этом бою великий князь в возрасте 30 лет был убит.

«В год 6480 (972). Когда наступила весна, отправился Святослав к порогам. И напал на него Куря, князь печенежский, и убили Святослава, и взяли голову его, и сделали чашу из черепа, оковав его, и пили из него. Сеенельд же пришел в Киев к Ярополку. А всех лет княжения Святослава было 28».