КалейдоскопЪ

Владимир Святой (Владимир Красно Солнышко)

Внебрачный сын великого князя Святослава, его матерью была ключница княгини Ольги Малуша, сестра воеводы Добрыни. И хотя отец признал ребенка, многие называли его «сыном рабыни». Год рождения князя неизвестен. Считается, что это приблизительно 960 год (поскольку его отец, Святослав, родился в 942, а его сын, Вышеслав, около 977).

Поздние летописи XVI века (Никоновская и Устюжская) сообщают, что разгневанная княгиня Ольга сослала непутевую служанку в село Будутино под Псковом, где и родился Владимир. Однако достаточно быстро ребенка забрали в Киев, а о дальнейшей судьбе Малуши ничего не известно.

В 970 году, когда отец делил земли между сыновьями, Владимир сел княжить в Новгороде. Помощником его был родной дядя Добрыня.

Есть любопытная запись в скандинавских сагах: будущий король Норвегии Олаф I Трюггвасон провёл детство и юность в Новгороде. Мать Олафа, Астрид, бежала от убийц мужа в Новгород к конунгу Вальдемару (Владимиру), у которого служил её брат Сигурд, но по дороге она с ребёнком была захвачена разбойниками в Эстонии. Сигурд, собирая налоги в Эстонии по повелению Владимира, встретил случайно Олафа и выкупил его из рабства. Олаф рос под покровительством Владимира, позже был взят в дружину, где пользовался популярностью среди воинов.

Владимир правил в Новгороде 8 лет, но когда началась вражда между его братьями Ярополком и Олегом и Олег погиб, Владимир бежал к королю Норвегии Хакону Могучему. Там он набрал войско и в 980 году вернулся в Новгород, выгнав посадника Ярополка.

Потом он захватил перешедший на сторону Киева Полоцк, перебив семью варяжского правителя города Рогволода. Его дочь Рогнеду, просватанную прежде за Ярополка, он насильно взял в жёны. Затем он осадил Киев, подкупил воеводу своего брата, Блуда, и тот сначала уговорил Ярополка бежать в Родню, а потом уговорил Ярополка прийти к Владимиру на переговоры, где его и убили. Беременную жену Ярополка Владимир взял в наложницы.

Не стоит удивляться, что сыновья Рогнеды и жена Ярополка не любили Владимира и позже доставили ему много проблем.

Варяги потребовали плату за службу, но Владимир платить не хотел, а может, в казне не было столько денег. Вот что он придумал, по «Повести временных лет»:

«Однажды, уже после, сказали варяги Владимиру: «Это наш город, мы его захватили, — хотим взять выкуп с горожан по две гривны с человека». И сказал им Владимир: «Подождите с месяц, пока соберут вам куны». И ждали они месяц, и не дал им Владимир выкупа, и сказали варяги: «Обманул нас, так отпусти в Греческую землю». Он же ответил им: «Идите».

И выбрал из них мужей добрых, умных и храбрых и роздал им города; остальные же отправились в Царь-град к грекам. Владимир же еще прежде них отправил послов к царю с такими словами: «Вот идут к тебе варяги, не вздумай держать их в столице, иначе наделают тебе такого же зла, как и здесь, но рассели их по разным местам, а сюда не пускай ни одного».

Новому князю пришлось делать то, что уже делали его отец и дед: покорять соседние племена. Он ходил на вятичей в 981–982 годах и заново обложил их данью. В том же 981 году (по другой версии, в 979) Владимир воевал с польским князем Мешко T за приграничную Червенскую Русь. В 983 году Владимир покорил ятвягов, что открывало торговый путь к Балтике. В 984 году был предпринят поход на радимичей, которые жили на землях между Киевом и Новгородом. Это позволило объединить север и юг страны.

В 985 году случилась война с волжскими булгарами. Владимир победил и заключил с ними мир на выгодных для Руси условиях. В том же году он обложил данью Хазарию, которая уже потеряла былое могущество. Вскоре она полностью исчезнет как государство.

Великий князь, в отличие от своего отца, но в полном согласии с делами своей бабушки, занимался делами Руси. Он повелел соорудить оборонительные рубежи по рекам Десна, Осетр, Трубеж, Сула и другим, отстроил каменными зданиями Киев. Построил сторожевые крепости вдоль пограничных с южными степями рек — Десны, Сейма, Сулы, Росси, чтобы сдерживать напор печенегов.

Чтобы укрепить единство нового государства, он попытался основать единый пантеон богов. До этого у каждого славянского племени был свой пантеон. Во многом они пересекались, но не были одинаковы. Князь попытался ввести поклонение определенным богам и даже установил кумиры в Киеве.

«И стал Владимир княжить в Киеве один, и поставил кумиры на холме за теремным двором: деревянного Перуна с серебряной головой и золотыми усами, и Хорса, Дажьбога, и Стрибога, и Симаргла, и Мокошь.

И приносили им жертвы, называя их богами, и приводили своих сыновей и дочерей, и приносили жертвы бесам, и оскверняли землю жертвоприношениями своими.

Владимир посадил Добрыню, своего дядю, в Новгороде. И, придя в Новгород, Добрыня поставил кумира над рекою Волховом, и приносили ему жертвы новгородцы как богу».

Однако, видимо, эта попытка не была удачной, люди все равно поклонялись своим богам, и тогда Владимир решил кардинально изменить веру. Его бабушка — княгиня Ольга была христианкой, самый могущественный союзник — Византия исповедовал эту веру, однако князь не торопился вернуться к ней (он явно в детстве был хорошо знаком с христианством, поскольку бабушка воспитывала внуков сама), а сначала выбирал, что больше подойдет. Кроме того, его старший брат — Великий князь Ярополк, вероятнее всего, был христианином (по крайней мере, известно о посольстве к нему из Ватикана), и Владимир, придя к власти, устроил гонения на христиан. Археологи нашли на месте Владимирова пантеона остатки каменного строения со следами фресковой живописи — вероятно, при Ярополке там была церковь. Во время гонений в Киеве погибли одни из первых христианских мучеников на Руси — варяги Фёдор и Иоанн. Решив изменить веру, Владимир сначала сравнил три наиболее распространенных веры того времени.

«В год 6495 (987). Созвал Владимир бояр своих и старцев градских и сказал им: «Вот приходили ко мне болгары, говоря: «Прими закон наш». Затем приходили немцы и хвалили закон свой. За ними пришли жиды. После же всех пришли греки, браня все законы, а свой восхваляя, и многое говорили, рассказывая от начала мира, о бытии всего мира. Мудро говорят они, и чудно слышать их, и каждому любо их послушать, рассказывают они и о другом свете: если кто, говорят, перейдет в нашу веру, то, умерев, снова восстанет, и не умереть ему вовеки; если же в ином законе будет, то на том свете гореть ему в огне. Что же вы посоветуете? что ответите?». И сказали бояре и старцы: «Знай, князь, что своего никто не бранит, но хвалит. Если хочешь поистине все разузнать, то ведь имеешь у себя мужей: послав их, разузнай, у кого какая служба и кто как служит Богу». И понравилась речь их князю и всем людям; избрали мужей славных и умных, числом 10, и сказали им: «Идите сперва к болгарам и испытайте веру их». Они же отправились, и, придя к ним, видели их скверные дела и поклонение в мечети, и вернулись в землю свою. И сказал им Владимир: «Идите еще к немцам, высмотрите и у них все, а оттуда идите в Греческую землю». Они же пришли к немцам, увидели службу их церковную, а затем пришли в Царьград и явились к царю. Царь же спросил их: «Зачем пришли?». Они же рассказали ему все. Услышав это, царь обрадовался и в тот же день сотворил им почести великие. На следующий же день послал к патриарху, так говоря ему: «Пришли русские разузнать о вере нашей, приготовь церковь и клир и сам оденься в святительские ризы, чтобы видели они славу Бога нашего». Услышав об этом, патриарх повелел созвать клир, сотворил по обычаю праздничную службу, и кадила взожгли, и устроили пение и хоры. И пошел с русскими в церковь, и поставили их на лучшем месте, показав им церковную красоту, пение и службу архиерейскую, пред стояние дьяконов и рассказав им о служении Богу своему. Они же были в восхищении, дивились и хвалили их службу. И призвали их цари Василий и Константин, и сказали им: «Идите в землю вашу», и отпустили их с дарами великими и с честью. Они же вернулись в землю свою. И созвал князь бояр своих и старцев, и сказал Владимир: «Вот пришли посланные нами мужи, послушаем же все, что было с ними», — и обратился к послам: «Говорите перед дружиною». Они же сказали: «Ходили в Болгарию, смотрели, как они молятся в храме, то есть в мечети, стоят там без пояса; сделав поклон, сядет и глядит туда и сюда, как безумный, и нет в них веселья, только печаль и смрад великий. Не добр закон их. И пришли мы к немцам, и видели в храмах их различную службу, но красоты не видели никакой. И пришли мы в Греческую землю, и ввели нас туда, где служат они Богу своему, и не знали — на небе или на земле мы: ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой, и не знаем, как и рассказать об этом, — знаем мы только, что пребывает там Бог с людьми, и служба их лучше, чем во всех других странах. Не можем мы забыть красоты той, ибо каждый человек, если вкусит сладкого, не возьмет потом горького; так и мы не можем уже здесь пребывать». Сказали же бояре: «Если бы плох был закон греческий, то не приняла бы его бабка твоя Ольга, а была она мудрейшей из всех людей». И спросил Владимир: «Где примем крещение?». Они же сказали: «Где тебе любо».

Возможно, все происходило не именно так, как описано у Нестора, однако Владимир действительно выбирал, какую религию принять. Например, сведения о посольстве в Хорезм русского правителя Буладмира, желавшего, чтоб его страна приняла ислам, сохранились в арабских и персидских источниках, такая запись есть у аль-Марвази.

По записи летописца Нестора на следующий год, 988, Владимир с большим войском осадил Корсунь в Крыму и потребовал в жёны сестру византийских императоров Василия TT и Константина VTTT Анну, угрожая иначе пойти на Царьград. Императоры согласились, но при условии, что их сестра не выйдет замуж за язычника. Владимир согласился креститься: «Скажите царям вашим так: я крещусь, ибо еще прежде испытал закон ваш и люба мне вера ваша и богослужение, о котором рассказали мне посланные нами мужи».

Следует заметить, что византийская принцесса не была в восторге от перспективы стать женой русского князя и жить где-то на севере в диких землях, но братья уговорили ее, сказав, что так она спасет страну. А возможно, они и уговаривать не стали, а просто отправили ее с большой свитой к будущему мужу.

«Она же села в корабль, попрощалась с ближними своими с плачем и отправилась через море. И пришла в Корсунь, и вышли корсунцы навстречу ей с поклоном, и ввели ее в город, и посадили ее в палате. По божественному промыслу разболелся в то время Владимир глазами, и не видел ничего, и скорбел сильно, и не знал, что сделать. И послала к нему царица сказать: «Если хочешь избавиться от болезни этой, то крестись поскорей; если же не крестишься, то не сможешь избавиться от недуга своего». Услышав это, Владимир сказал: «Если вправду исполнится это, то поистине велик Богхристианский». И повелел крестить себя. Епископ же корсунский с царицыными попами, огласив, крестил Владимира. И когда возложил руку на него, тот тотчас же прозрел. Владимир же, ощутив свое внезапное исцеление, прославил Бога: «Теперь узнал я истинного Бога». Многие из дружинников, увидев это, крестились».

Однако другие источники приводят другие варианты крещения князя. Согласно монаху Иакову писавшему раньше, чем Нестор, князь Владимир крестился в 988 году, взял Корсунь на третий год после крещения, поскольку хотел захватить христианские святыни, и только потом потребовал себе жену от византийских императоров.

Сирийский историк XI века Яхъя Антиохийский пишет так: против византийского императора Василия взбунтовался его военачальник Варда Фока, который одержал несколько побед. Тогда император Василий попросил помощи у русов, и Владимир согласился помочь при условии, что ему отдадут в жены сестру императора. Император тоже согласился при условии, что князь русов примет крещение и покрестит свой народ. Все это было сделано, и объединенные войска русов и византийцев разгромили Варду Фоку.

В крещении Владимир принял имя Василий, в честь правящего византийского императора Василия II, как было принято при политических крещениях того времени.

После этого Великий князь вернулся в Киев и начал крестить свой народ. В столице крещение в Днепре прошло достаточно мирно, но другие племена не были так покорны. В Новгороде, где наместником сидел Добрыня, произошло народное восстание, которое было жестко подавлено. В Ростовско-Суздальской земле, которая находилась достаточно далеко от Киева, местные славяне и финно-угры продолжали исповедовать веру отцов (вплоть до XIII века язычество господствовало у вятичей).

Русь стала Киевской митрополией Константинопольского патриархата. Епархия была создана также в Новгороде, а по некоторым данным — в Белгороде Киевском, Переяславле и Чернигове.

Крестившись, Владимир кардинально поменял и личную жизнь. До крещения он был необуздан и имел несколько жен и 800 наложниц. После крещения он отпустил всех жен и стал жить только с Анной. Она скончалась в 1011 году. После этого, по некоторым данным, он женился вторично по христианскому обряду.

Всего у Владимира было 12 или 13 сыновей и не менее 10 дочерей:

— от «чехини» Вышеслав, князь новгородский, старший сын. Умер до смерти отца;

— от гречанки, вдовы Ярополка Святославича, Святополк Окаянный, князь туровский, затем киевский. Даже если он был сыном Ярополка Святославича, Владимир признал его своим сыном;

— от Рогнеды, дочери полоцкого князя Рогволода, четыре сына и три дочери. Изяслав, князь полоцкий, умер также при жизни отца, в 1001 году. Родоначальник полоцкой ветви Рюриковичей. Мстислав (вероятно, умер в младенчестве). Ярослав Мудрый, князь ростовский, после смерти Вышеслава — новгородский, после победы над Святополком — киевский. Всеволод, иногда отождествляется с «Виссивальдом, конунгом из Гардарики», погибшим в Швеции в 993 году. Дочь Предслава, сделана наложницей польским князем Болеславом I Храбрым. Дочь Премислава (ум. 1015), по некоторым источникам с 1000 г. жена венгерского принца Владислава (Ласло) Лысого (ум. 1029). Дочь Мстислава, в 1018 г. среди других дочерей Владимира была захвачена польским князем Болеславом I Храбрым;

— от Адельи (предположительно) Мстислав, князь Тмутараканский и Черниговский, после успешной войны с Ярославом правитель половины Руси; умер в 1036, не оставив наследников. Станислав, вероятно, князь смоленский. Судислав, князь псковский, в 10241059 в заточении, умер в 1063, пережив всех братьев;

— от Мальфриды (по поздним данным) Святослав, (ум. 1015), князь древлянский;

— от «болгарыни» Борис, князь ростовский, и Глеб, князь муромский.

— от неизвестных жен: Позвизд (судя по языческому имени, родился до крещения Владимира); Добронега-Мария (ум. 1087) стала женой короля Польши, Казимира I Восстановителя; были и еще несколько дочерей, имена которых не сохранились в документах, поскольку из Хроники Титмара Мерзенбургского известно, что на 1018 год было в живых не менее 9 дочерей Владимира Святославовича.

И после крещения Руси Владимир продолжил активную внешнюю политику. Он заключал договоры со многими правителями Восточной Европы, продолжал военные походы. В 988 году посадил своего сына Мстислава (Храброго) на княжение в Тмутаракани. В 991 году ходил в днестровские земли против белых хорватов. В 992 году воевал с Польшей за Червенскую Русь. В 994–997 годах повторил поход против волжско-камских булгар и двинулся на Северный Кавказ.

Постоянной проблемой оставались печенеги. Для защиты от них были построены крепости по южным рубежам, а также сплошная стена (частокол) на земляной насыпи, известная как Змиевы валы. По южным и юго-восточным границам, на правой и левой стороне Днепра, сделаны были ряды земляных окопов и сторожевых «застав», чтобы сдерживать нападения кочевников. По свидетельству Константина Багрянородного, печенеги кочевали на расстоянии одного дня пути от Руси.

Во внутренних делах Владимир опирался на Совет, который состоял из его дружины и старейшин, представителей разных городов. Также Владимиру приписывается «Церковный устав», определяющий компетенцию церковных судов.

Князь начал также чеканку монеты — золотой («златников») и серебряной («сребреников»), воспроизводившей византийские образцы того времени. Монеты нужны были не столько для потребностей торговли, сколько как дополнительный знак суверенитета христианского государя.

Князь заложил многие города: Владимир-на-Клязьме (990 г.), Белгород (991 г.), Переяславль (992 г.) и другие.

В последние годы жизни Владимиру пришлось воевать со старшими сыновьями: Святополк Туровский и Ярослав Новгородский почти одновременно восстали против отца в 1014 году. Заточив старшего, Святополка, под стражу, Владимир готовился к войне с Ярославом, когда внезапно заболел и скончался в загородной резиденции Берестове 15 июля 1015 года. Похоронен он в Десятинной церкви в Киеве. Она была разрушена монголами в 1240 году.

Князь Владимир прославлен в лике святых как равноапостольный; день памяти в русском православии -15 июля по Юлианскому календарю.