КалейдоскопЪ

Польский гарнизон в Кремле

Сразу после отъезда Смоленского посольства в Москву был введен польский гарнизон. Это было сделано по предложению сторонников короля Сигизмунда под предлогом защиты города от Лжедмитрия II. На самом деле они хотели отстранить от власти «Семибоярщину» и взять бразды правления в свои руки. В итоге заседания Боярской думы стали носить чисто формальный характер. Все дела в городе вершил начальник польского гарнизона А. Гонсевский со своими подручниками: М.Г. Салтыковым, М.А. Молчановым, Т.В. Грязным и вскоре ставшим всесильным временщиком Ф.И. Андроновым.

Федор Иванович Андронов

Ф.И. Андронов был сыном мелкого торговца из Погорелого Городища, занимавшегося сбытом лаптей среди сельского населения. Федор рано был привлечен к торговым делам и вскоре занялся скупкой кож по деревням для последующей перепродажи сапожникам и скорнякам. Будучи активным и деятельным человеком, он вскоре взял под свой контроль всю торговлю кожами и изделиями из них в окрестностях родного города. В итоге местный воевода порекомендовал его в качестве помощника одному из членов гостиной сотни, занимающемуся торговыми делами царского дома. Тот поручил Федору дела, связанные с продажей мехов, поступавших в царскую казну из Сибири в качестве ясака. Это важное и очень доходное занятие потребовало переезда семьи Андронова в Москву. Там ему даже удалось лично познакомиться с царем Борисом. Предприимчивый купец понравился государю, и он даже стал поручать ему некоторые деликатные дела личного характера, например, найти ведунов, умеющих предсказывать будущее, или знахарок, излечивающих тяжелые болезни. Царь страдал от подагры, и никакие заморские лекарства ему не помогали.

После смерти царя Бориса наступили смутные времена, которые оказались «на руку» Федору Ивановичу. Пользуясь бесконтрольностью, он стал присваивать часть вырученных за меха денег. Это выяснилось лишь тогда, когда пришел к власти скупой и расчетливый В.И. Шуйский. Началось расследование хищений из казны, на Андронова завели дело. Но в это время в окрестностях Москвы уже образовалась Тушинская столица второго Лжедмитрия. Боясь наказания, Федор Иванович бежал к самозванцу. Там его приняли очень радушно, доверили пост казначея и присвоили чин думного дворянина. Для торговца из Погорелого Городища это было небывалым взлетом.

Когда начался развал Тушинского лагеря и Лжедмитрий бежал в Калугу, Андронов не поехал к нему. Он примкнул к тем представителям знати, которые решили вступить в переговоры с королем Сигизмундом и посадить на московский престол его сына. Вместе с ними он съездил в ставку короля под Смоленск в качестве официального члена посольства.

После того как и «Семибоярщина» согласилась с избранием Владислава на престол, Ф. Андронов вернулся в Москву, но не как частное лицо, а как представитель польского короля. Поэтому он был включен в состав временного правительства в качестве помощника казначея В.П. Головина. Сохранилось за ним и думное дворянство, позволявшее принимать участие в заседании Боярской думы. Конечно, его присутствие шокировало родовитых бояр, но Федор всегда садился рядом с Гонсевским и старался решать свои дела только с ним. Чтобы избавиться от некоторых слишком заносчивых бояр, он написал на них донос королю. После этого некоторые из них были отстранены от должностей, например начальник московского гарнизона князь И.С. Куракин, а князья И.М. Воротынский и A.B. Голицын были даже отправлены под домашний арест.

Вскоре предприимчивый торговец смог отстранить от дел и Головина. После этого царская казна оказалась полностью в его руках. Двоюродного брата Пятуню Михайлова Андронов пристроил на Денежный двор, где отливалась серебряная монета из вышедших из употребления серебряных изделий. Это позволило ему нажить приличный капитал. Вскоре там оказались и другие их родственники из купеческого сословия. Но Андронову и этого показалось мало. Он стал пристраивать на различные должности в правительстве своих приятелей и знакомых: рязанских дворян Ржевских, торговца С. Соловецкого, всех тушинских дьяков. С его помощью они выпрашивали у Сигизмунда чины и земельные владения.

Однако всесилие Андронова продолжалось недолго. В конце октября 1612 г. Кремль и Китай-город были освобождены ополченцами. По их приказу Федор Иванович и его ближние приятели были арестованы. Началось следствие, связанное с расхищением царской казны. Предъявленные Андронову обвинения были настолько серьезны, что судьи вынесли ему смертный приговор. (Морозова Л.Е. Смута: ее герои, участники, жертвы. Указ. изд. С. 370–423.)

После введения в Москву польского гарнизона в правительстве произошли большие перемены. «Седьмочисленные» бояре обладали властью лишь номинально. Все дела вершил начальник польского гарнизона А. Гонсевский.