КалейдоскопЪ

Поход Второго ополчения к Москве

В июле 1612 г. в Ярославль прибыли посланцы от Д.Т. Трубецкого. Они сообщили о том, что к Москве вновь движется большое войско под командованием польского гетмана Ходкевича. Разбить его у Первого ополчения не было сил. Д.М. Пожарский тут же отправил к Москве отряд под командованием М.С. Дмитриева и Ф. Левашова, но при этом повелел им не входить в расположение войск Первого ополчения и расположиться у Петровских ворот. Он опасался провокаций со стороны казаков.

Вслед за первым отрядом был послан второй, более крупный. Его возглавили Д.П. Пожарский и С. Самсонов. Воеводам было поручено расположиться у Тверских ворот.

Наконец, в конце июля основное войско под командованием Минина и Пожарского выступило в поход. Пока оно двигалось по направлению к Ростову, Дмитрий Михайлович с небольшим сопровождением отправился в Суздаль, чтобы помолиться в Спасо-Евфимиевом монастыре. Получив благословение у местного архимандрита, он вернулся к основному войску.

Когда в Первом ополчении узнали о движении к Москве Минина и Пожарского, казаки во главе с Заруцким пришли в смятение. Они поняли, что им придется отвечать за все преступления, в том числе и за попытку расправиться с руководителем нижегородских патриотов. Поэтому Заруцкий решил бежать вместе с Мариной и ее сыном в Рязанские земли. При этом далеко не все казаки последовали вслед за ним. Некоторые, напротив, поехали в Ростов во Второе ополчение. Там они получили деньги, сукна, боеприпасы и продовольствие. Все это наглядно свидетельствовало, что служить в новом ополчении было значительно выгоднее, чем в старом.

Следующую остановку Пожарский и Минин сделали в Переславле, затем, 14 августа, в Троице-Сергиевом монастыре. Здесь некоторые воеводы стали сомневаться в том, что следует как можно быстрее двигаться к Москве. Они полагали, что там их ждет ловушка – казаки могут с ними расправиться, как с Ляпуновым. Однако архимандрит Дионисий и келарь Авраамий Палицын всячески убеждали их в том, что промедление опасно для всего патриотического движения. Если Ходкевич разобьет Трубецкого, то осада Кремля и Китай-города будет снята, польский гарнизон укрепится, и тогда его будет очень сложно выбить из столицы.

Вскоре из Москвы вновь прискакали гонцы с известием о том, что гетман совсем близко. В ответ Пожарский послал отряд В. Туренина, которому было поручено занять Чертольские ворота.

Чтобы укрепить воинский дух ополченцев, архимандрит организовал молебен и решил лично благословить всех воинов. В Новом летописце это событие описано так:

«Архимарит же Деонисий со всем собором взяша икону Живоначальные Троицы и великих чюдотворцов Сергия и Никона и честный крест и святую воду, поидоша за пруды и сташа на горе Московские дороги. Начальники же и все ратные люди быша в великой ужасти, како на такое великое дело идти. Ветру же бывшу велию от Москвы противу их. Они же наипаче устрашишася от того и поидоша с великим ужасом. И како прохождаше кая сотня к образу против архимарита, и архимарит благословляше их крестом и кропяше их святою водою. Тако же и всех пропустиша. После же начальников тако же благословляху и кропяху водою. О велие чюдо туто содеяся угодником Пресвятей и Живоначальной Троицы великим чюдотворцом Сергием: молитвами его единым часом страх ото всей рати отъяхся и на храбрость превратих. Архимариту Деонисию вземше честный крест и благословляющу вслед им и святою водою кропящу, и рече со слезами: «Бог с вами и великий чюдотворец Сергий на помощь постояти и пострадати вам за истинную, за православную христианскую веру». В мгновение же ока преврати Бог ветр, и бысть в тыл всей рати, яко едва на лошадех сидяху». (ПСРЛ. Т. 14. С. 123–124.)

Архимандрит Дионисий вместе с Авраамием Палицыным предприняли много усилий для того, чтобы между ополченцами не было розни. Они часто писали им грамоты с различными наставлениями, посылали к ним для переговоров своих посредников.