КалейдоскопЪ

Благословение на царство

Сразу после 2 марта послы выехали из Москвы в Ярославль. Они почему-то считали, что Михаил Романов находится в этом городе. Но местный воевода дал им точные сведения о местопребывании избранного царя. Только 13 марта московские посланцы прибыли в Кострому. От местного воеводы они узнали, что Михаил с матерью проживают в Ипатьевском монастыре, и связались с ними. Официальная встреча была назначена на следующий день. В «Сказании Авраамия Палицына» содержится ее описание.

«Заутра же архиепископ Феодорит со всем освященным собором облекошася в ризы, а боярин Федор Иванович и все пришедши с ним, учредивши чины по достоянию и вземше честный крест и вышеупомянутый образ Пресвятыя Богородицы и проча святыя иконы, поидоша ко обители Святыя Живоначальныя Троица в Ыпацкой монастырь. И егда приидоша на устье реки Костромы, весь же церковный чин града того облекошася во священныя ризы и вземше честныя кресты и чудотворныя иконы, изыдошя из града со множеством народа, с женами, и з детьми, и поидоша вкупе в той же Ипацкой монастырь.

Благоверный же и благородный государь Михаил Федорович, Богом избранный царь и государь, и мати его благоверная государыня инока Марфа Ивановна изыдоша во сретение за святые ворота; и вземше благословение от архиерея и знаменовашеся к честным иконам, и тако поидоша со архиепископом и со всем освященным собором и с царским синклитом в церковь Святыя Живоначальныя Троица. Вшедшим же в церковь, архиепископ же Феодорит принесе перед государыню и перед государю многомолебное писание от всего освященного собора… чтобы государыня пожаловала, благословила сына своего Михаила Федоровича царем и государем на Московское государство… Благоверная же государыня инока Марфа Ивановна ни слышати того не восхоте. Архиепископ же Феодорит со освященным собором и боярин Федор Иванович и весь царский синклит со многими слезами молящее государыню на многие часы. Государыня же на милость не положила. От очию же ея источницы слез изливахуся». (Сказание Авраамия Палицына. Указ. изд. Стб. 342–344.)

Вот как объяснила Марфа свой отказ: «У нас и в мыслях тово нет, что на таких великих и преславных государствах бытии государем. А он, государь, ещо не в совершенных летех, да и потому, что Московского государства всяких чинов люди по грехам измалодушествовались, прежним московским государем, дав свои души, не прямо служили; как грех ради всего Московского государства праведными судьбами Божьими пресекся корень в Российском государстве прироженных великих государей, и блаженные памяти государя и великого князя Федора Ивановича всеа Руси не стало. И после его, государя, выбрали на Московское государство царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Руси и крест ему целовали, что было ему и детем его служити и прямити и опричь его, детей ево на Московское государство иново не хотети. И судьбами Божиими царя Бориса не стало, и на Московское государство учинился государем царем и великим князем всеа Руси сын ево, государь царь и великий князь Федор Борисович всеа Руси. И крест ему целовав, Московского государства всяких чинов люди ему изменили. Отъехали к вору Гришке Розстриге. Что по умышлению полского и литовского короля назвался царевичем Дмитрием. И государя царя и великого князя Федора Борисовича всеа Руси и мать иво, Царицу Марию, тот вор Гришка предал горькой смерти, а царевну Оксинью постриг. А после того вора Гришку Отрепиво, которого называли царевичем Дмитрием, убили и сожгли и выбрали на государство государя царя и великого князя Василия Ивановича всеа Руси, и крест ему целовав, изменили ж; многие отъехали в Тушино к вору, а которые не отъехали, были на Москве, и царя Василия с царства скинув, постригли, а постригши отдали в Литву и з братиею. И видя такие прежним государям крестопреступления и позоры, и убивства, и поругание, как быти на Московском государстве и прироженному государю государем, видя Московского государства в людях измены и многое непостоятельство и крестопреступление?» (Морозова Л.Е. Россия на пути из Смуты. Указ. изд. С. 331–332).

Марфа указала и на то, что государство полностью разорено, царской казны нет, государственные земли розданы в поместья, посадские люди разорены и неспособны платить налоги в казну, служилые люди бедны и платить им нечем, поэтому войско для борьбы с недругами собрать невозможно. К тому же отец Михаила в польском плену, и воцарение сына его погубит.

Московские послы, несомненно, понимали, что аргументы Марфы Ивановны очень убедительны. Возразить ей было нечем. Но они понимали, что отказ всенародного избранника от престола приведет страну к новому междоусобию, которым воспользуются недруги, польский и шведский короли. Они разделят страну, и Русь перестанет существовать. Феодорит к тому же пригрозил, что кровь невинных жертв, погибших в ходе возможных сражений, падет на головы Марфы и ее сына. За них Господь взыщет с них на том свете.

Эти слова заставили Марфу осознать свою и сына ответственность за судьбу Русского государства. Отказываться было нельзя. Поэтому она благословила сына на царство, проливая при этом море слез.

Михаил подчинился воле матери. В Троицком соборе Ипатьевского монастыря он получил благословение от Феодорита и взял в руки царский посох. С этого времени он официально стал считаться нареченным царем. Впереди его ждало венчание на царство в Москве.

Можно считать, что с этого момента Русское государство начало выходить из многолетней Смуты, поскольку в нем появилась всеми признанная законная власть.

За первые годы правления юный Михаил Романов при поддержке подданных смог справиться со всеми проблемами: ликвидировал Астраханское государство Марины Мнишек и Ивана Заруцкого в 1614 г., помирился со Швецией и вернул Новгород в состав России в 1617 г., отбил нападение королевича Владислава и заключил перемирие с Речью Посполитой в 1618 г. После этого его отец Филарет смог вернуться на родину. Ему удалось даже образумить вольных казаков – они решили, что служить царю выгоднее, чем заниматься грабежами и разбоем. К 1619 г. с главными последствиями Смуты было покончено, и в стране начались реформы.

Все это показало русским людям, что они не ошиблись, избрав на престол Михаила Федоровича. Он смог основать новую царскую династию, представители которой правили более 300 лет, т. е. даже дольше, чем потомки московских князей.