КалейдоскопЪ

ПЕРВЫЙ ВЫБОРНЫЙ ЦАРЬ Б.Ф. ГОДУНОВ

Завещание Федора Ивановича

Смерть царя Федора, случившаяся в ночь с 6 на 7 января 1598 г., повергла русское общество в шоковое состояние. Причина ее осталась неизвестной. Можно предположить, что царь стал жертвой какой-либо эпидемии, например, легочной чумы, которая очень часто «косила» население Русского государства. Эта болезнь начиналась внезапно, как бы с резкого толчка под лопатку. У заболевшего быстро поднималась высокая температура, начинался кашель с кровью, и через два дня он умирал. Никакое лечение не помогало.

Предположение о том, что у Федора было инфекционное заболевание, возникает по двум причинам. Во-первых, из источников известно, что царицу Ирину не допустили проститься с умирающим мужем, во-вторых, антропологические исследования останков царя показали, что он был здоровым человеком без врожденных патологий.

Уже утром 7 января глашатаи официально объявили о смерти царя Федора Ивановича и восшествии на престол царицы Ирины Федоровны по воле ее супруга, зафиксированной в духовной грамоте. До наших дней этот документ не дошел.

Москвичи встретили это известие и с горечью, и с радостью. Горевали они о рано почившем государе, радовались, что его заменит мудрая, милосердная и благочестивая жена. В ее воцарении не было ничего необычного. Многие знали о мудром правлении княгини Ольги, об Елене Глинской, стоявшей во главе страны в период малолетства Ивана Грозного, об английской королеве Елизавете, долгие годы находящейся на престоле.

К тому же царь Федор уже давно приучал подданных к мысли о том, что он правит не один, а вместе с женой. В официальных грамотах употреблялась такая трафаретная фраза: «Се яз царь и великий князь Федор Иванович всея Руси со своею царицею и великою княгинею Ириною».

Для Ирины Федоровны была устроена малая приемная палата, называемая Золотой. Все стены в ней были расписаны фресками с изображением сюжетов из жизни знаменитых женщин: матери византийского императора Константина Елены, легендарной царицы Динары, избавившей свою страну от персов, княгини Ольги, первой принявшей православие. В убранстве этого помещения было много нового: богато украшенный позолотой и цветными эмалями клавикорд – музыкальный инструмент, подаренный Горсеем, паникадило в виде льва, держащего в когтях змею, к телу которой были привешены корзиночки со свечами, на полу яркий персидский ковер.

В своей палате царица Ирина принимала патриарха и весь двор в Светлое Воскресенье, принимала иностранных гостей, устраивала семейные праздники по случаю именин, встречалась с боярынями. Из Золотой палаты двери вели в церковь Екатерины Великомученицы, где Ирина Федоровна обычно молилась, далее через переход находились Постельные палаты и мастерские, где рукодельницы под присмотром царицы шили одежду для Федора Ивановича и в подарок для придворных. Наверху находился чердак – своеобразная открытая галерея, для прогулок на свежем воздухе.

Все иностранцы, посещавшие царский дворец при Федоре Ивановиче, отмечали богатое его убранство и украшение редкими вещами: хрустальными зеркалами, напольными и настенными часами, замысловатыми канделябрами, балдахинами, коврами. Несомненно, в этом была большая заслуга царицы Ирины, отличавшейся изысканным вкусом. Искусствоведы даже выделяют в культуре конца XVI в. особый стиль, который называется Годуновским. Его отличает необычайная красота, богатство красок, перегруженность композиций деталями в произведениях живописи (фресках, иконах, книжных миниатюрах) и произведениях прикладного искусства, посуде, ювелирных украшениях и т. д.

Воцарение Ирины Федоровны, видимо, устраивало всех: и ее многочисленных родственников, поскольку позволяло им остаться у престола; и многих представителей знати, привыкших к стабильному положению; и духовенство, поскольку монахи и церковные деятели хорошо знали о широкой благотворительной деятельности царицы; и простых людей, боявшихся резких перемен в правительстве.

Поэтому сразу после пышных похорон Федора Ивановича население страны стало давать клятву верности своей государыне. По традиции было решено заменить воевод в стратегически важных городах, Смоленске и Пскове, поскольку возможны были провокации со стороны соседних держав. Однако находившиеся там воеводы отказались подчиняться указам царицы Ирины. Находившийся в Смоленске князь В.В. Голицын тут же начал местническую тяжбу с прибывшим из Москвы князем Т.Р. Трубецким. Псковский воевода князь В.И. Буйносов отказался передавать дела новому воеводе А.И. Голицыну. Вслед за ними местнические разборки устроили и воеводы других городов. Все это, несомненно, очень удручило царицу Ирину, находящуюся в глубоком трауре.

В Разрядной книге по этому поводу записано следующее: «По преставлении… царя Федора Ивановича… посыланы были воеводы по городам на Литовскую и на Немецкую украину для укрепления Московского государствия от погранишных государств по приказу государыни царицы и великой княгини Ирины Федоровны всеа Руси… И по государыни царицы и великие княгини указу боярин князь Федор Иванович Мстиславской с товарищи сказывали патриарху, что по указу государыни царицы и великой княгини велено быть во Пскове боярину и воеводам князю Ондрею Ивановичю Голицыну да князю Василью Буйносову Ростовскому. И князь Василей Буйносов государыни царицы и великие княгини указу не слушает, з боярином со князем Ондреем Голицыным быть не хочет, и дел с ним никаких не делает… И по государыне царице и великие княгине указу бояре князь Федор Иванович Мстиславской с товарищи сказывали Иову патриарху, что по указу государыни царицы велено бытии в Смоленску боярину князю Тимофею Романовичу Трубецкому да воеводе князю Василью Васильевичу Голицыну; и князь Василей Галицын со князь Тимофеем не хочет быть и дел с ними никоторых не делает». (Разрядная книга 1475–1605. T. IV. Ч. 1. М., 1994. С. 3–7.)

Узнав о непокорстве воевод, царица Ирина поняла, что управление государством будет для нее непосильным бременем, и приняла твердое решение уйти в монастырь. Об этом она заявила на заседании Боярской думы 15 января. По ее указанию вопрос о новом царе должен был решить Земский собор. На него следовало собрать представителей духовенства во главе с патриархом Иовом, членов Боярской думы, служителей царского двора и выборных делегатов от всех крупных городов, по 10–15 человек от каждого.

В тот же день Ирина Федоровна отправилась в Новодевичий монастырь и приняла в нем постриг под именем инокини Александры. Вместе с ней поехал и Б.Ф. Годунов, собиравшийся прислуживать сестре. Временным правителем страны по существующей традиции стал патриарх Иов. Помощниками его являлись Боярская дума и руководители приказов (так назывались министерства в то время). Во всех этих органах ведущую роль продолжали играть Годуновы и их ближайшие родственники.

Некоторые исследователи полагали, что царь Федор Иванович пытался назначить своим наследником двоюродного брата по женской линии Федора Никитича Романова, но Б.Ф. Годунов помешал ему это сделать. Об этом даже писалось в одном позднем памятнике. По версии его автора, царь Федор пытался отдать свой скипетр Ф.Н. Романову, но Б.Ф. Годунов его перехватил, и это позволило ему сесть на царский трон.

На самом деле таким простым способом царская власть никогда не передавалась. Кроме того, Ф.Н. Романов в это время не обладал авторитетом в обществе, в Боярской думе у него не было поддержки, да и на иерархической лестнице он стоял ниже Бориса по воле царя. Это наглядно видно из росписи похода на Нарву. В Дворовом полку Б.Ф. Годунов был первым воеводой, а Федор Никитич – вторым.