КалейдоскопЪ

Серпуховской поход нареченного царя Бориса

Хроника событий весны 1598 г. говорит о том, что Б.Ф. Годунов отнюдь не стремился занять царский престол. Даже после наречения новым государем он продолжал жить в Новодевичьем монастыре. Однако с крымских границ стали приходить тревожные известия о подготовке ханом похода на Русские земли.

«Тово же году (1598) апреля в 1-й день писали к государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Руси с поля из Новова Оскольскова городка воевода князь Иван Сонцов Засекин да голова Иван Мясной: ходили з Донца атаманы Семейка Ноугородец да Васка Мазалевской с казаки за Донец за Северной за степь, и был им бой с тотары промеж Кринки и Лугани, и на том деле взяли они тотарина в языцех, и в роспросе им тот язык сказал, что крымский царь Каза Гирей збираетца со многими людьми, да к нему же прислал турский царь янычар 7000 человек; а идет крымский царь на государевы украины часа того».

(Разрядная книга 1475–1605. T. IV. Ч. 1. С. 21–22.)

Это известие было очень тревожным. Следовало принимать срочные меры по обороне границ. Поэтому 1 апреля Годунов переехал в Кремль. Здесь вместе с боярами были составлены новые росписи приграничных воевод. Заодно был решен вопрос и со строптивыми воеводами Пскова и Смоленска. Инициаторов местничества наказали. После этого было решено собрать большое войско и выступить с ним к Серпухову. Возглавить его решил сам нареченный царь.

Из Разрядных книг известно, что Большой полк возглавили татарский царевич Араслан, князь боярин Ф.И. Мстиславский, а также царские родственники: боярин С.В. Годунов и окольничий С.Ф. Сабуров. Передовой полк возглавили сибирский царевич Маметкул, еще один родственник царя (по жене) князь боярин Д.И. Годунов и князь A.A. Репнин. Полк Правой руки оказался в подчинении у ногайского царевича Ураз Магомеда, князя боярина В.И. Шуйского, боярина И.В. Годунова и князя боярина И.В. Сицкого. Во главе Строжевого полка были назначены царевич Шихим, князь боярин Т.Р. Трубецкой, князь Ф.А. Ноготков и князь окольничий И.В. Гагин. Он, правда, незадолго до похода скончался и был заменен князем М.Ф. Гвоздевым-Ростовским. Последний, самый низший по значимости, полк Левой руки было поручено возглавлять царевичу Магомеду, князю боярину И.И. Голицыну, князю В.А. Тюменскому и князю В.М. Лобанову-Ростовскому.

В Дворовый полк, которому было поручено охранять самого царя, были назначены двоюродные братья Федора Ивановича боярин Ф.Н. Романов и кравчий А.Н. Романов. Так Годунов, видимо, хотел всем показать, что особо чтит родню умершего государя.

В этот же Дворовый полк вошли следующие лица: возвращенный из ссылки оружничий Б.Я. Вельский, печатник и думный дьяк В.Я. Щелкалов, думные дворяне И.П. Татищев, Е.Л. Ржевский, князь П.И. Буйносов-Ростовский, постельничий И.О. Безобразов (занимал эту должность и при царе Федоре), ясельничий М.И. Татищев (будущий любимец царя Бориса), а также думные и рядовые дьяки. В составе почетной свиты царя оказались многие молодые представители знати, которые потом станут активными деятелями Смутного времени: A.A. Телятевский, Ю.Н. Трубецкой, М.Б. Шеин, П.Ф. Басманов, Б.М. Лыков. Получалось, что свой первый боевой опыт они приобрели во время Серпуховского похода Б.Ф. Годунова.

«На Москве государь оставил у государыни царицы и великие княгини иноки Олександры Федоровны и у царицы и великой княгини Марьи Григорьевны сына своево царевича князя Федора Борисовича, а с царевичем бояр своих, и окольничих, и воевод, и приказных людей». (Разрядная книга 1475–1605. T. IV. Ч. 1. С. 27.)

Данная разрядная запись свидетельствует о том, что официально охранять столицу должен был царский сын Федор, которому в то время было только 9 лет. Это означало, что уже тогда он считался наследником царя Бориса Федоровича. При нем были оставлены опытные бояре: князь Ф.М. Трубецкой, Д.И. Годунов, князь И.М. Глинский (родственник царя Бориса по жене), князь Н.Р. Трубецкой, князь Б.К. Черкасский (родственник по жене Романовых), князь Ф.Д. Шестунов (родственник Романовых по женской линии) и Б.Ю. Сабуров.

Получается, что большинство лиц, оставленных в Москве, были родственниками либо самого Б.Ф. Годунова, либо царя Федора Ивановича через его двоюродных братьев. Этим новый царь также демонстрировал свое уважение к родне прежнего государя.

Во время подготовки к походу против крымцев с южных границ приходили очень тревожные вести. Поэтому уже 7 мая большое войско во главе с царем Борисом выступило из Москвы по направлению к Серпухову. Здесь на берегу Оки планировалось создать заслон против войск хана Казы-Гирея.

Медленно продвигаясь к Серпухову, Годунов делал частые остановки, во время которых устраивались пиры для главных воевод. Этим он хотел расположить к себе представителей знати и показать им, что чтит древность их родов и заслуги перед страной. Наконец 11 мая войско прибыло на место и расположилось на лугу около Оки. Здесь в томительном ожидании вестей с южных границ прошел остаток месяца. Только в начале июня из Ельца прискакал гонец с известием, что вместо ханского войска к русским границам приближается многочисленное посольство из Крыма. В его составе находится и царский посланник Л. Лодыженский.

Можно предположить, что Казы-Гирей первоначально планировал напасть на Русское государство, думая, что в нем начнутся беспорядки после кончины бездетного царя Федора. Но когда он узнал, что у переправы через Оку его ждет мощное войско царя Бориса, то передумал воевать и решил установить добрососедские отношения с новым государем.

Б.Ф. Годунов, узнав о прибытии посольства, приказал, чтобы жители городов, через которое оно проедет, в красивых одеждах приветствовали его. Воинским людям следовало продемонстрировать свою многочисленность и хорошую вооруженность и для этого палить из пищалей и пушек в знак приветствия гостей. Если городок был небольшим, то в него должны были прибыть жители из соседних мест. Кроме того, царь распорядился о том, чтобы все приграничные полки прибыли в Серпухов и влились в его войско. Оно составило почти 500 тысяч человек.

Послы прибыли в царскую ставку 27 июня. Здесь в роскошном шатре на золотом троне в парчовой одежде, усыпанной драгоценными камнями, их приветствовал новый русский государь. Затем был устроен невероятный по своему размаху, количеству блюд и числу гостей пир. На нем царь Борис щедро одарил посланцев хана и заявил, что готов быть в любви и дружбе «со своим братом Казы-Гиреем». В ответ глава посольства мурза Алей заверил, что и хан всегда готов «идти на ево государевых недругов», т. е. быть его союзником.

После этого крымцы отправились в обратный путь, а Б.Ф. Годунов объявил о роспуске всех полков по домам и сам отправился в столицу. После организованной им демонстрации силы и мощи степняки уже не осмеливались нападать на Русское государство в течение многих лет.

В Москве началась подготовка к торжественному венчанию нареченного государя на царство. Борис полагал, что он выполнил свой главный долг – защитил страну от самого главного врага – крымского хана. Подданные же продемонстрировали ему свою готовность верно служить.