КалейдоскопЪ

Исаак Масса

Исаак Масса родился в 1587 г. в Голландии. Он рано занялся торговлей и вскоре преуспел в этом деле. В 1601 г. впервые посетил Русское государство по торговым делам. Здесь он сумел сблизиться с представителями царского двора и стал заниматься поставкой товаров для царского семейства. Пробыл в России до 1609 г.

На родине Исаак Масса по заданию принца Оранского Морица составил сочинение «Краткое известие о Московии», в котором основное внимание уделил событиям Смутного времени, начиная с царствования Б.Ф. Годунова и до царствования Василия Шуйского. В этом произведении он сообщил много сведений о быте и нравах русских людей в начале XVII в., дал характеристики видным политикам и государственным деятелям. В 1612 г. Исаак Масса вновь вернулся в Россию и пробыл с небольшими перерывами до 1634 г. В это время он занимался не только торговыми делами, но и выполнял некоторые дипломатические поручения правительства Михаила Федоровича. Умер И. Масса в 1635 г.

Датский принц Иоганн скончался 28 октября 1602 г., не приходя в сознание. Современники так и не смогли определить причину его недуга. Но у некоторых возникло подозрение, что принц был отравлен недругами Годунова. Врачи, занимавшиеся бальзамированием тела Иоганна, заметили, что оно «от подбородка до пупка и ниже на ногах было ужасно, темно-сине-бурого цвета, причем не так сильно на ногах, как на остальном теле». Обычная простуда или какая-нибудь инфекция не могли привести к таким последствиям.

Царь Борис распорядился, чтобы датского принца похоронили с большими почестями. Правда, в Кремле его могилу было нельзя устроить, поскольку он был лютеранином. Поэтому было решено установить его гроб в кирхе в Немецкой слободе.

Подготовка к похоронам заняла довольно много времени, поскольку было изготовлено несколько гробов: еловый, медный и дубовый. Тело положили в еловый гроб, затем еловый вставили в медный и уже тот – в дубовый, обтянутый черным бархатом и окованный серебряными пластинами.

Погребальное шествие состоялось 25 ноября 1602 г. В нем приняли участие не только члены свиты принца, но и все представители высшей русской знати. Даже царь Борис вышел из ворот Кремля. Сняв шапку, он три раза поклонился до земли колеснице, на которой стоял гроб Иоганна, и как бы простился с ним. После этого он вернулся в свой дворец. По сложившемуся этикету ему не следовало участвовать в траурной церемонии.

Подробное описание пребывания Иоганна в России было составлено одним из его спутников – Гюльденстиерне А. Путешествие герцога Ганса Шлезвиг-Голштинского в Россию. М., 1911.

Смерть Иоганна, несомненно, нанесла большой удар по честолюбивым планам царя Бориса. Кроме того, это испортило его репутацию в западных странах. Многие европейские правители решили, что датский принц был отравлен. В этой ситуации было очень сложно найти для Ксении нового достойного жениха. С представителями русской знати Б.Ф. Годунов категорически не желал родниться. Но это, скорее всего, была еще одна его ошибка, приведшая его правление к краху.

Потерпев неудачу в Европе, царь Борис решил попытать счастье на Кавказе. В 1603 г. туда было отправлено представительное посольство. Глава его ясельничий М.И. Татищев должен был подыскать подходящего жениха для Ксении и невесту для царевича Федора.

Однако путешествие русских послов затянулось. Только через год удалось уговорить грузинского царевича Теймураза стать женихом Ксении. Но пока он собирался в Москву, там произошли большие перемены: царь Борис умер, его сын свергнут и убит, а Ксения превратилась в пленницу Лжедмитрия I. Для Федора вообще никого найти не удалось, поскольку правители кавказских княжеств были бедны и находились в состоянии войны друг с другом. Родниться с ними не было никакого смысла.

Так, по воле судьбы не сбылись честолюбивые планы царя Бориса. Ему не удалось породниться с «природными государями» и этим укрепить свой престол.

Постепенно Годунов начал лишаться и помощи, и поддержки многих авторитетных родственников. Сначала в конце 1598 г. умер бывший дядька царя Федора Ивановича Григорий Васильевич Годунов. Долгие годы он был исключительно опытным и умелым царским дворецким. Каждый год он наполнял царскую казну большим количеством денег – до 1 миллиона руб. Это давало возможность царю Федору совершать успешные военные акции, укреплять границы и вести строительство по всей стране.

Царю Борису пришлось заменить Г.В. Годунова его братом Степаном Васильевичем, но у того не было большого хозяйственного опыта, и замена не оказалась равноценной.

В 1602 г. царь лишился и опытного полководца и военного деятеля Ивана Васильевича. Тот скончался от тяжелой болезни, оставив после себя сына Ивана Ивановича. Он подавал большие надежды, но был еще молод и не имел воинского опыта. Большой утратой стала смерть еще одного талантливого полководца – боярина Б.Ю. Сабурова, начинавшего службу в полках Ивана Грозного. За ним скончались верные окольничии А.П. Клешнин и С.Ф. Сабуров, затем постельничий И.О. Безобразов.

Но наибольшим ударом для Бориса стала смерть сестры царицы-инокини Ирины-Александры, случившаяся 26 сентября 1603 г. Вдова царя Федора Ивановича неизменно пользовалась всеобщим уважением и любовью. Она занималась широкой благотворительностью и во время голода организовывала обеды для остро нуждающихся людей. В описи имущества, составленной после ее смерти, значилось большое число котлов, сковородок, мисок, ложек и прочей посуды, которая для нее самой, конечно, была не нужна. Их использовали для того, чтобы накормить голодающих.

Зная, что сестра обладает очень большим авторитетом в русском обществе, Б.Ф. Годунов ездил навещать ее чуть ли не каждый день. С ее смертью он лишился мудрой советчицы и опоры для своего трона.

Кроме того, Годунов умудрился поссориться даже со своим верным союзником и помощником патриархом Иовом. Он вскоре забыл, какую неоценимую услугу оказал ему иерарх в период избрания на престол. Поэтому перестал слушать его критику за покровительство иностранцам, за желание выдать дочь замуж за иноверца, за разрешение на постройку лютеранского храма. Более того, царь сам ополчился на патриарха за нежелание помогать голодающим и отказ выделять деньги на строительство храма «Святая Святых» из церковной казны. Он приказал устроить ревизию в патриаршей казне, поскольку та тратится не по назначению – на роскошные одеяния Иова. Испуганный патриарх тут же написал покаянную грамоту и собрался оставить свой престол. Но Борис не намеривался заходить так далеко и уговорил его остаться.

В начале правления царь Борис пытался «быть любезен» буквально всем. Он щедро раздавал чины, награды, земли. Но потом он стал больше думать о своих родственниках и отдалять других представителей знати. Неизменно при дворе был только Ф.И. Мстиславский, который уже давно официально заявил, что не стремится к власти и равнодушен к чинам. Другие видные представители титулованной знати в Москве бывали редко. Князь В.И. Шуйский все время находился на почетном воеводстве в Новгороде Великом, князь В.В. Голицын – в Смоленске, его родственник И.И. Голицын – в Казани. Еще один их родственник А.И. Голицын сначала воеводствовал в Пскове, потом в 1603 г. вдруг постригся в Кирилло-Белозерский монастырь.

Боярские чины стали получать только родственники царя и особо приближенные к нему лица. Например, в 1600 г. боярином стал князь A.A. Телятевский, который до этого исполнял лишь должность рынды вместе с другими молодыми князьями: Ю.Н. Трубецким, И.С. Куракиным и Б.М. Лыковым. Резкое возвышение Телятевского объяснялось просто – он женился на дочери С.Н. Годунова, главного наушника Бориса. Естественно, что остальные рынды почувствовали себя обойденными.

В 1601 г. боярином стал М.Г. Салтыков, все заслуги которого состояли в том, что он ездил встречать жениха царевны Ксении Густава. В 1603 г. боярство получил С.А. Волосский, считавшийся иноземцем. О каких-либо его делах вообще неизвестно. В этом же году боярином стал царский родственник М.М. Годунов.

Можно предположить, что за воеводскую службу получили боярство в 1602 г. только князья В.В. Голицын и П.И. Буйносов-Ростовский. Но в чем были их отличия по сравнению с другими воеводами, неизвестно.

Чтобы понять, насколько прочным было положение царя Бориса в начале 1605 г., следует проанализировать состав Боярской думы в это время.

Боярами в это время были:

1. Князь Ф.И. Мстиславский – получил чин еще при Иване Грозном, по матери состоял в родстве с опальными Романовыми, поэтому не был близок Борису.

2. Князь М.П. Катырев-Ростовский – получил чин во время венчания Годунова на царство и считался его выдвиженцем. Но обладал плохим характером и не пользовался авторитетом среди знати.

3. Князь В.И. Шуйский – получил боярство либо в конце правления Ивана IV, либо в начале царствования Федора Ивановича, не был близок Годуновым из-за выступления против царицы Ирины.

4. Князь Д.И. Шуйский – состоял в родстве с Б.Ф. Годуновым через жену, но занимал двойственное положение.

5. Князь И.И. Голицын – при дворе бывал редко, поскольку все время находился на воеводстве в Казани.

6. Князь В.В. Голицын – боярство получил в 1602 г., но при дворе бывал редко, т. к. служил воеводой Смоленска.

7. Князь А.И. Голицын – в 1603 г. был пострижен в Кирилло-Белозерский монастырь.

8. Князь А.П. Куракин – один из старейших бояр, занимал нейтральную позицию.

9. Князь П.И. Буйносов – боярство получил в 1602 г., но в ближний круг царя Бориса не входил.

10. С.А. Волосский – боярство получил в 1603 г., считался иностранцем и выдвиженцем Годунова.

11. Князь В.К. Черкасский – боярство получил в 1598 г., но вряд ли был близок к царю, поскольку его родственник Б.К. Черкасский погиб в ссылке.

12. Князь H.Р. Трубецкой – боярство получил, видимо, при царе Федоре, считался сторонником Годунова, но при нем занял более низкое положение в Думе, чем у него было раньше.

13. Князь A.B. Трубецкой – боярство получил в 1598 г., но, видимо, занимал нейтральную позицию.

14. Князь Ф.И. Хворостинин – боярство получил давно, видимо, занимал нейтральную позицию.

15. Князь A.A. Телятевский – боярство получил в 1600 г., являлся зятем С.Н. Годунова.

16. М.Г. Салтыков – боярство получил в 1601 г., считался ставленником царя Бориса.

17. С.В. Годунов – ближайший родственник царя, дворецкий.

18. С.Н. Годунов – родственник царя и близкий к трону человек.

19. М.М. Годунов – родственник царя.

20. П.Ф. Басманов – боярство получил в 1605 г., но одним из первых предал Годуновых.

21. Князь И.М. Воротынский – находился на полуопальном положении.

В итоге получается, что из всех бояр опорой Б.Ф. Годунова могли считаться не больше семи человек. Среди окольничих его опорой могли быть: Н.В. Годунов, Я.М. Годунов, С.С. Годунов, И.И. Годунов и М.Б. Шеин. Но оставшиеся шесть человек вряд ли бы стали за него бороться. Это: М.М. Салтыков-Кривой, В.П. Морозов, П.Н. Шереметев, находившиеся в родстве с Романовыми, занимавшие нейтральную позицию В.П. Туренин и И.Д. Хворостинин и опальный Б.Я. Бельский.

Все это говорит о том, что больше половины членов Боярской думы были настроены враждебно или равнодушно к правившему государю. В условиях его борьбы с соперником Лжедмитрием это было очень опасно.

В целом же представителям знати было сложно выдвинуться при Б.Ф. Годунове, поскольку тот не вел войн и не замечал мирных дел. Со временем царь становился скуп на награды и щедр на опалы. Местом своеобразной ссылки при нем стала Сибирь. Но официально это называлось назначением на воеводство. Так, в 1601 г. в Тобольске служили: Ф.И. Шереметев, через сестру, жену царевича Ивана Ивановича, состоявший в родстве с царским домом; князь В.М. Мосальский, из черниговских Рюриковичей; и Е.М. Пушкин, потомок знаменитого сподвижника Александра Невского Гаврилы Алексича, принадлежащий к древнейшему боярскому роду. Через некоторое время Мосальского и Пушкина назначили еще дальше – в Мангазею.

В Тюмени в это время были на воеводстве князь A.Д. Приимков-Ростовский и Ф.С. Пушкин, в Сургуте – князь Я.П. Барятинский, в Березове – его родственник князь И.М. Барятинский, в Таре – князь А.И. Бахтеяров-Ростовский, в Пелыме – князь В.Г. Долгорукий и Г.Г. Пушкин, в Верхотурье – князь М.Д. Лыков, в Яранске – князь A.A. Репнин, потом его сменил князь В.Д. Шестунов. Отправляя на службу в маленькие города-крепости почти на край земли в то время потомственных князей-Рюриковичей, Годунов, несомненно, хотел их унизить и как бы сбить родовую спесь, о которой сам мог лишь мечтать. Но он не понимал, что все эти люди лишь копят в своем сердце ненависть к нему и при удобном случае отомстят за унижения.

Еще одним местом ссылки при царе Борисе было Поволжье. Там продолжали находиться многочисленные Нагие, но не в тюрьмах, а на воеводской службе. В Уфе служил М.А. Нагой, в Арске – A.A. Нагой, в Алаторе – И.С. Нагой, в Санчурске – М.Ф. Нагой. Рядом с ними находились и Головины, высланные из Москвы еще царем Федором: в Уржуме – В.П. Головин, в Кокшайске – B. П. Головин.

Совершенно очевидно, что к концу правления Б.Ф. Годунов смог накопить много врагов среди русской знати. В Сибири и в Поволжье появились целые районы, где находились его противники. Наверняка некоторые из них строили планы о том, как свергнуть ненавистного худородного выскочку. Поэтому вполне вероятно, что авантюра с воскрешением «царевича Дмитрия» была задумана с их участием.

Автор «Истории в память сущим» писал: «И таковых ради всех дел, их же сотвори, Борис в ненависть бывает всему миру, но оттай уже и вси поношаху его ради крови неповинных и разграблений имений и нововводимых дел». Кроме того, этот писатель мудро заметил, что попытки царя истребить возможных противников внутри страны оказались бессмысленными: «Не попусти, убо содержай вся словом, никого же из тех, их же стрегийся Борис царь, не воста на него ни от вельмож, их же роды погуби, ни от царей странских, но кого Бог попусти, смеху достойно сказание, плача же велика дело». (Сказание Авраамия Палицына. С. 258, 260.)

Таким образом, можно сделать вывод о том, что все попытки царя Бориса укрепить свой трон закончились провалом. Судьба как будто специально карала его или за какое-то преступление, или за ошибки в управлении страной, или за черты характера, недостойные государя. Совершенно очевидно, что ему не следовало возноситься перед русской знатью, которая согласилась с его воцарением, несмотря на отсутствие законных прав на корону. Он должен был искать опору в тех людях, которые избрали его на престол.

Царю следовало подавить склонность к чрезмерному тщеславию, помпезности и самовосхвалению. Нельзя было расправляться с ближайшими родственниками царя Федора боярами Романовыми, а следовало породниться с ними и превратить в верных союзников. Поощрение доносов, мнительность и подозрительность, любовь к иностранцам и всему иностранному подорвали репутацию выборного государя в глазах общественности. Многие поняли, что Борис не достоин престола и его следует поменять на любого другого претендента даже с сомнительными правами на власть.