КалейдоскопЪ

ПРОТИВОБОРСТВО ЛЖЕДМИТРИЯ И ЦАРЯ БОРИСА

Вторжение «Дмитрия» на территорию Русского государства

Царь Борис, оповещенный о действиях Лжедмитрия в Речи Посполитой, решил укрепить обороноспособность некоторых юго-западных городов. Для этого летом 1604 г. он сменил в них воевод. В Чернигов вместо князя М.Ф. Кашина он отправил князей И.А. Татева и П.М. Шаховского. Оба воеводствовали в этом городе год назад. Но у князя Татева в это время брат Федор находился в Березове, видимо, в ссылке. Не слишком доверяя этим воеводам, Годунов отправил в Чернигов боярина князя Н.Р. Трубецкого и окольничего П.Ф. Басманова. Но те прибыли слишком поздно, город уже был в руках самозванца.

В Путивль вместо князя Г.К. Волконского были назначены окольничий М.М. Салтыков-Кривой, чья жена была пострижена в монахини и сослана в Чебоксары в 1601 г. по «делу Романовых», и князь В.М. Мосальский, который до этого несколько лет провел в Сибири, вероятно, «в опале». Дьяком был назначен Б.И. Сутупов, не имевший никаких шансов для роста при царе Борисе.

Воеводой Курска стал князь Г.Б. Долгорукий, несомненно, помнивший, что его родственник В.Г. Долгорукий несколько лет находился на службе в Пелыме и Койсе. Пребывание там считалось ссылкой. Брянским воеводой стал князь И.Г. Звенигородский, знавший, что вместе с братом С.Г. Звенигородским у него нет перспектив роста по службе.

Годунов не жаловал представителей их рода и отправлял служить в небольшие приграничные городки.

По царскому указу оборонять Белгород должны были чашник князь Б.М. Лыков, воевода Г.Г. Пушкин и голова A.B. Измайлов. Но Лыков не имел боевого опыта, поскольку много лет служил рындой при царском дворе. К тому же он был очень честолюбив и вряд ли обрадовался службе в небольшом городке. Г.Г. Пушкин побывал в Сибири, поэтому не испытывал симпатий к Годуновым. A.B. Измайлов желал лишь выслужиться любым путем. Поэтому полагаться на верность этих воевод царю Борису не следовало.

В Царев-Борисов были назначены князья Б.П. Татев и Д.В. Туренин. Оба принадлежали к старомосковской знати, но при дворе Б.Ф. Годунова никаких перспектив не имели. В Орел был послан Ф.И. Шереметев, познавший «прелести» службы в Сибири и лишенный двора в Кремле. Он состоял в родстве с прежней царской династией (был шурином царевича Ивана Ивановича), но Годунов это не желал учитывать.

Все эти назначения свидетельствовали о том, что у царя Бориса, кроме родственников, не было верных людей, на которых он мог бы положиться. За короткий срок правления он умудрился настроить против себя большинство представителей знати. Родню же к воеводской службе он не привлекал, поскольку старшее поколение занимало слишком высокие места при дворе, а младшее не имело опыта службы.

В это время в Самборе завершались последние приготовления для похода на Москву. К середине августа формирование основных полков было закончено. Всего под знамена «Дмитрия Московского» встало около 2000 всадников. На границе с Русским государством к ним должны были присоединиться еще около тысячи запорожских и донских казаков. В конце августа войско выступило в поход. Киевский наместник князь К. Острожский, боясь, что искатели приключений начнут грабить своих, проводил их до самого Днепра, являвшегося в то время естественной границей между двумя государствами.

Переправа через Днепр заняла несколько дней, поскольку осуществлялась в безлюдном месте. В начале октября самозванец вступил на территорию Русского государства. Вокруг не было ни души. Разведчики выяснили, что неподалеку находится городок Моравск (русское название – Монастырев). Туда был отправлен отряд запорожских казаков, которые перед нападением отправили в городок гонца с грамотой от «царевича Дмитрия Ивановича». В ней приказывалось сдаться «истинному царскому сыну». Простые жители, не имея достаточных сил для обороны, связали воевод Б. Лодыгина и Е. Безобразова и выдали их казакам. Сами же добровольно присягнули «царевичу». Это произошло 21 октября 1604 г.

Следующей целью Лжедмитрия I стал Чернигов. Это был сравнительно большой и хорошо укрепленный город. Вновь первыми на разведку отправились казаки. Однако черниговские воеводы, князья И.А. Татев и П.М. Шаховской и И.С. Воронцов-Вельяминов, не захотели сдаваться. Они знали, что из Москвы к ним послана помощь. Но время шло, а подмоги все не было. Казаки же стали вести переговоры с простыми черниговцами и сообщили им о сдаче Моравска. В итоге посадские люди подняли восстание против воевод, арестовали их и выдали казакам. Но когда городские ворота были открыты, запорожцы ворвались в город и занялись грабежами. Когда Лжедмитрий узнал об этом, то приказал вернуть все награбленное, поскольку очень заботился о своем имидже. В глазах русских людей он должен был выглядеть законным государем, заботящимся о своих подданных.

В путевых записках, названных Дневником Лжедмитрия, подробно перечислены пункты, через которые прошло его войско перед вторжением на русскую территорию. Вот некоторые из них:

25 августа – Жупновицы, 26 августа – Лубень, 27 августа – Сокольники, до 7 сентября. В сентябре: 8 – Гае, 9-12 – Глиняны, 13 – Князье, 14 – Плусов, 15 – Зборов, 16 – Езерна, 17 – Борк, 18 – Скалат, 20 – Маначин, 23 – Олешин, 25 – Игнатовка, 27 – Западника, 30 – Литинья. В октябре: 1 – Салашев, 2–4 – Стрижев, 5 – Новогребля, 6 – Губин, 7–9 – Белиловка, 12 – Хвастов, 13–15 – Васильков, 16 – Белогородка, 17–19 – Киев, 23–25 – за Днепром, 26 – за Сваром (это уже территория России), 31 – сдача Моравска или Монастырева. (СГГД. Ч. И. С. 167–170.)