КалейдоскопЪ

Крах царя Бориса

Царские воеводы наконец-то смогли отпраздновать победу и отправить в Москву гонца с радостной вестью. Им стал стольник М.Б. Шеин. На радостях царь Борис тут же наградил Шеина чином окольничего. После этого он отправил в Добрыничи стольника князя РФ. Троекурова с жалованным словом и стольника князя Д.И. Мезецкого с золотыми наградными монетами.

Уставшие от двух битв воины хотели разъехаться по домам для отдыха, но царь Борис запретил им это делать. Он велел им взять мятежные города Рыльск и Кромы. На самом деле следовало уничтожить в Путивле самозванца. Но ни царь Борис, ни воеводы о нем почему-то уже не думали. Может быть, они полагали, что без войска он не представляет для них угрозы? Однако в этом они просчитались.

Руководимые Мстиславским полки вскоре осадили Рыльск. Там находились перешедшие на сторону «царевича Дмитрия» князь Григорий Долгорукий-Роща и Яков Змеев. Они вели огонь из пушек по царскому войску и постоянно кричали о том, что «стоят за прирожденного государя».

Пятнадцать недель Мстиславский с другими воеводами пытались взять Рыльск штурмом, но все было напрасно. Тогда они приняли решение отойти от города, поскольку войско испытывало недостаток в продовольствии. Было решено направиться к Кромам, где уже стояли царские отряды под руководством Ф.И. Шереметева и И.И. Михнева. Осада и этой крепости не приносила успеха. Но думается, что Шереметев, обиженный на царя Бориса за опалу, особо и не стремился выбить из Кром атамана Корелу, одного из главных сподвижников Лжедмитрия.

Б.Ф. Годунов, узнав об отходе войска от Рыльска, очень возмутился. Он отправил к воеводам окольничего П.Н. Шереметева и думного дьяка А. Власьева и велел передать им следующие свои слова: «Это зд ел ал ось вашим нерадением, столько рати побили, а тово Гришки не умели поимати». Воины, уставшие сражаться за интересы царя, который не желал со своими родственниками покидать столицу, очень возмутились. У многих в это время появилась мысль о том, что лучше служить «царевичу Дмитрию», который сам вел полки в бой и, по слухам, очень любил воинский чин.

Поэтому воеводы небольших городков продолжали переходить на сторону Лжедмитрия. Под его началом к весне 1605 г. уже были: Царев-Борисов, Аскол, Валуйка, Курск, вся Комарицкая волость. Это очень ободрило самозванца, который сначала даже хотел вернуться в Польшу. Путивльские воеводы, князь В.М. Мосальский-Рубец и дьяк Б.И. Сутупов посоветовали ему сформировать свою Боярскую думу, царский двор и создать приказы. Это должно было показать русским людям, что он прирожденный государь и будет править страной, как другие правители.

Первым боярином новой Боярской думы стал В.М. Мосальский. При царе Борисе об этом чине он не мог и мечтать. Думное дворянство получил дьяк Б. Сутупов, для которого это стало небывалым возвышением. К тому же он был назначен печатником – хранителем царской печати. Воеводы соседних городов вскоре узнали о том, что самозванец щедро раздает чины. Это заставило их тут же отправиться в Путивль. Прибывший одним из первых воевода Белгорода князь Б.М. Лыков получил чин кравчего, его товарищ A.B. Измайлов стал думным дворянином.