КалейдоскопЪ

Василий Иванович Шуйский

Отец В.И. Шуйского, Иван Андреевич, начал службу приблизительно в 1557 г. в достаточно зрелом возрасте, поскольку у него уже были дети (Василий родился в 1552 г.).

С 1558 г. он – постоянный участник Ливонской войны. В 1565 г. Ивану Андреевичу удалось отбить все атаки ливонцев на Псков. За это он получил боярский чин. В это время Василий Иванович с братьями находились на попечении матери. В 1571 г. им чудом удалось уцелеть во время набега Девлет-Гирея на Москву. Иван Андреевич был в числе защитников столицы, но полностью обезопасить город им не удалось.

В следующем 1572 г. князь Шуйский принял участие в новом походе на Ливонию. Цель его состояла во взятии Ревеля и Колывани (Таллина). Первая задача была выполнена 1 января, вторая оказалась не такой простой. Жители Таллина оказали большое сопротивление, поэтому в ходе боев И.А. Шуйский погиб. Для его семьи это стало большой трагедией, поскольку, кроме него, никто не осмеливался служить при царском дворе. Все хорошо помнили страшную участь деда, Андрея Михайловича, которого юный царь Иван Грозный отдал на растерзание медведям. После этого Иван Андреевич долго скитался по окраинам страны, не смея поступить на царскую службу. За него пришлось хлопотать его дядьке-воспитателю. Так гласило родовое предание.

Вполне вероятно, что после гибели И.А. Шуйского царь потребовал, чтобы его сыновья прибыли на службу. Поэтому в апреле 1574 г. Василий оказался в царском войске. Ему была поручена роль оруженосца – нести вместе с помощниками царский лук и колчан со стрелами. В 1576 г. рындой царевича Ивана стал его следующий по возрасту брат – Андрей. В 1577 г. оба Шуйских получили настоящее боевое крещение во время похода царя на Ливонию. Он был очень успешным, поскольку удалось взять приступом 24 городка по Западной Двине.

Но затем продвижение по службе В.И. Шуйского замедлилось. Стареющий царь лишь составлял росписи полков, но их уже не водил. В сентябре 1580 г. князь Василий принял участие в последней свадьбе Ивана Грозного с Марией Нагой. Ему была поручена роль дружки жениха. В это время Б.Ф. Годунов исполнял должность дружки невесты, т. е. был ниже его по рангу. Жена В.И. Шуйского, дочь князя М.А. Репнина, была первой свахой. Присутствовали на этой свадьбе и другие Шуйские. Андрей был «стольником жениха с платьем», Дмитрию и Александру следовало мыться с царем в бане. Все это говорит о близком отношении князей к Ивану Грозному, поскольку свадьба с шестой невестой (по церковным правилам их полагалось иметь только три) считалась уже чисто семейным событием.

По данным некоторых Разрядных книг известно, что в 1581 г. В.И. Шуйский получил боярский чин и был назначен первым воеводой Большого полка, стоявшего на Оке и исполнявшего пограничные функции. В это время его брат Андрей стал воеводой Передового полка, находившегося в Калуге. В общей иерархии знати молодые братья Шуйские заняли следующие места после князей Мстиславских, состоявших с царем в родстве.

Князьям удалось сохранить достаточно высокое положение и при Федоре Ивановиче, возглавившем страну в марте 1584 г. Василий Иванович стал главой московского Судного приказа, его брат Андрей в 1585 г. получил боярство, Дмитрий – должность кравчего, Иван стал оруженосцем «у большого саадака», Александр – московским дворянином. Но в 1585 г. царь Федор решил наградить их старших родственников – доблестных защитников Пскова от войск польского короля Стефана Батория. Боярин В.Ф. Скопин-Шуйский был приближен ко двору и получил в кормление г. Каргополь, И.П. Шуйский получил боярство и часть Пскова в кормление.

В.И. Шуйский в это время был отправлен на почетное воеводство в Смоленск. Там он пробыл до 1587 г.

Росписи официальных мероприятий в первые годы царствования Федора Ивановича показывают, что князья Шуйские всячески пытались оттеснить Годуновых от трона. Но это им не всегда удавалось. Поэтому в 1587 г. они организовали выступление против царицы Ирины Годуновой и потребовали, чтобы царь с ней развелся «из-за неплодия». Руководителями этой акции являлись: И.П. Шуйский, Ал. И. Шуйский, митрополит Дионисий, крутицкий архиепископ Варлаам и несколько московских купцов.

Однако царя Федора Ивановича очень возмутило вмешательство в его семейные дела. Все противники царицы были сурово наказаны. Вместе с ними пострадали и их родственники, в том числе и В.И. Шуйский. На несколько лет вместе с братьями, Дмитрием и Иваном, он был отправлен в Галич под надзор приставов.

Позднее стремящийся к власти В.И. Шуйский представил эту кратковременную ссылку результатом злобных происков Б.Ф. Годунова. Себя же назвал невинной жертвой властолюбца.

В 1589 г. после смерти Ивана Петровича и Александра Ивановича все Шуйские вновь были возвращены ко двору. В мае 1591 г. Василию Ивановичу была поручена важная миссия – возглавить следственную комиссию, которой поручили расследовать причины гибели в Угличе царевича Дмитрия. С этим заданием князь Василий справился быстро и хорошо. Было допрошено более 150 человек и установлено, что царевич зарезался сам во время приступа эпилепсии. Результаты расследования были объявлены на заседании Боярской думы уже 2 июня и стали широко известны. Но потом сам Шуйский предпочел их пересмотреть в угоду политической конъюнктуре.

В конце 1591 г. В.И. Шуйский был отправлен первым воеводой Новгорода Великого. В условиях обострения отношений со Швецией после похода царя Федора на Нарву это было очень важное задание. Вернуться в Москву князь смог только после подписания Тявзинского мирного договора в 1595 г. С этого времени его опять стали приглашать на официальные приемы и торжества в царском дворце. Разрядные росписи показывают, что он вновь второй после Ф.И. Мстиславского. Годуновы занимали положение ниже него.

После прихода к власти Б.Ф. Годунова в 1598 г. Шуйские сохранили свое высокое положение при дворе. Причина была, видимо, не только в их знатности, но и в том, что Дмитрий Иванович был женат на сестре царицы Марии Григорьевны, урожденной Скуратовой-Бельской. Правда, в 1600 г. Василия Ивановича вновь отправляют на почетное воеводство в Новгород Великий. Его место в полках занимает князь М.П. Катырев-Ростовский, особо любимый царем Борисом.

Но в Новгороде В.И. Шуйский пробыл недолго. Очень скоро он понадобился Б.Ф. Годунову для разоблачения самозванца, который выдавал себя в Польше за спасшегося царевича Дмитрия Ивановича. По заданию царя князь часто публично выступал на московских площадях с речами о том, что настоящий сын Ивана Грозного давно погиб в Угличе и похоронен в местном соборе.

В январе 1605 г. Василию Ивановичу пришлось оказать еще более ощутимую услугу Годунову. В битве при Добрыничах он полностью разгромил войско самозванца и заставил того бежать в Путивль. Правда, преследовать Лжедмитрия князь почему-то не стал. Какими соображениями он руководствовался, неизвестно.

После смерти царя Бориса 13 апреля В.И. Шуйский был вызван в Москву. Там он должен был принять участие в венчании на царство Федора Борисовича. Но церемония не состоялась, поскольку находившееся под Кромами царское войско присягнуло Лжедмитрию. После этого москвичи подняли восстание против Годуновых и свергли их с престола.

В этой акции Шуйский не принимал участия, но и ничего не сделал для спасения наследника царя Бориса. Он не поехал на поклон к самозванцу в Тулу, поскольку хорошо знал истину. В этой «мутной ситуации» князь решил поймать «свою рыбку» – организовать заговор против лжецаревича и свергнуть его. Но первая попытка оказалась неудачной. После нее князь чуть было не лишился головы. Смертельная опасность не остановила храброго князя. Он просто решил действовать осмотрительнее и осторожнее. В итоге 17 мая его ждал полный успех – ненавистный самозванец погиб. Путь к престолу был открыт, следовало лишь доказать права на него. (Морозова Л.Е. Василий Иванович Шуйский // ВИ. М., 2000. № 10. С. 72–79.)

По стремительности взлета на царский трон В.И. Шуйского вряд ли можно было сравнить с каким-либо другим государем. Даже законные наследники, соблюдая приличия, венчались на царство через некоторое время после ухода из жизни их предшественников. Б.Ф. Годунов и вовсе опасался «надеть шапку Мономаха» и полгода откладывал коронацию под разными предлогами. Василий же слишком торопился, боясь появления более достойных претендентов. Но представители знати дружно поддержали его кандидатуру, видимо, опасаясь гнева простых людей, которые могли спросить их: «Почему на троне оказался лжец, обманщик и польский ставленник Гришка Отрепьев?» Бояре лишь потребовали, чтобы новый царь подписал Ограничительную запись в пользу Боярской думы. Отныне он не имел права кого-либо казнить или наказывать без согласия членов Думы. Вот текст этой записи: