КалейдоскопЪ

Григорий Григорьевич Пушкин Сулемша

Григорий Григорьевич Пушкин, носивший прозвище Сулемша, был вторым воеводой Большого полка (после A. B. Голицына), участвовавшим в битве на р. Восьме. Он принадлежал к древнему боярскому роду, ведущему свое начало от героя Невской битвы Гаврилы Апексича из рода Ратши, т. е. Ратибора или Ратмира. Родоначальником Г.Г. Пушкина стал старший сын Гаврилы, Иван Морхиня, живший во второй половине XIII в. Старший сын Ивана, Григорий, носил прозвище Пушка, которое дало фамилию всем его потомкам. Они с XIV в. служили московским князьям.

Григорий Григорьевич начал служить в 1571 г. городовым воеводой. В 1572 г. он участвовал в одном из ливонских походов Ивана Грозного. В 1581/1582 гг. во время нападения польского короля Стефана Батория на русские территории Г.Г. Пушкин попал в плен. Но вскоре после обмена пленными был освобожден и продолжил воеводскую службу. В 1591 г. при царе Федоре Ивановиче он был назначен приставом при литовских послах. После этого его направили в Смоленск для строительства там каменных стен. По приказу царя руководителем всех строительных работ был назначен окольничий И.М. Бутурлин. Он принадлежл к одному роду с Григорием Григорьевичем. Сам Г.Г. Пушкин в чине головы должен был подчиняться князю В.Г. Щербатому.

Следующие сведения о службе Григория Григорьевича относятся уже к периоду борьбы с болотниковцами царя B. И. Шуйского. В середине декабря 1606 г. вместе с C. Г Ододуровым он был отправлен усмирять мятеж в поволжских городах Муроме, Арзамасе и Алатыре. К февралю 1607 г. воеводам удалось арестовать зачинщиков мятежей и убедить местное население целовать крест царю Василию Шуйскому. После этого им пришлось срочно выступить в поход к Серебряным Прудам, где царские воеводы A.B. Хилков и Б.М. Глебов вели ожесточенные бои с болотниковцами. Общими усилиями повстанцы были разбиты. После этого Григорий Григорьевич отправил в Москву с радостной вестью (сеунчем) находящегося у него в подчинении князя Д.П. Пожарского, родственника прославившегося потом полководца-освободителя Д.М. Пожарского.

Однако эти победы Г.Г. Пушкина не улучшили ситуацию на фронтах борьбы царя В.И. Шуйского с повстанцами. После разгрома царских войск под Пчельней в мае 1607 г. И.И. Болотникову удалось вырваться из осажденной Калуги и соединиться в Туле с самозваным царевичем Петрушей. Чтобы закрепить успех, они решили вновь начать поход на Москву.

Встретить полки И.И. Болотникова и его сторонника князя A. A. Телятевского на р. Восьме 5 июня пришлось каширским отрядам под руководством князя A.B. Голицына и Г.Г. Пушкина. В помощь им прибыли из Рязани князь Б.М. Лыков, Ф.Ю. Булгаков-Денисьев и П.П. Ляпунов. Отважные воеводы дали бой повстанцам и заставили их отступить. Более 30 верст они гнали противников, собирая в качестве трофеев знамена, оружие, палатки и т. д. 1800 человек были взяты в плен. За эту очень важную победу Г.Г. Пушкин вместе с другими воеводами получил награду – золотую монету, своеобразный орден того времени.

Спустя несколько дней каширские воеводы получили новое назначение – направиться к Туле и создать вокруг города, в котором находились И.И. Болотников и Петруша, блокадное кольцо. С этим заданием они также успешно справились. В итоге 10 октября 1607 г. мятежная Тула сдалась. Однако и после этой победы ситуация в стране не нормализовалась. Еще летом в Стародубе появился новый самозванец, назвавшийся именем свергнутого Лжедмитрия I – Лжедмитрий II. Под его знамена вновь стали собираться противники царя В.И. Шуйского.

В апреле 1608 г. Г.Г. Пушкин был направлен в составе царского войска под Волхов. Главнокомандующим был назначен царский брат Д.И. Шуйский. Г.Г. Пушкин получил назначение вместе с боярином и князем И.С. Куракиным возглавить Сторожевой полк. Однако, узнав, что вторым воеводой Передового полка назначен боярин М.А. Нагой, Григорий Григорьевич заявил, что ниже его быть не хочет – этим он умалял свою родовую честь. В Разрядном приказе быстро разобрались с ситуацией и дали Пушкину Невместную грамоту, означавшую, что в споре с Нагим он был прав.

Бои под Болховым с Лжедмитрием II оказались неудачными для царских войск из-за неслаженных действий ведущих полководцев, Д.И. Шуйского и В.В. Голицына. В итоге они были вынуждены сдать Волхов и отойти к Москве.

После этого царь Василий отправил три полка на Коломенскую дорогу, чтобы создать заслон от войска польского полковника А. Лисовского, союзника Лжедмитрия II. Г.Г. Пушкин был назначен вторым воеводой Большого полка после князя И.С. Куракина. Однако с ним тут же стали местничать князья Г.К. Волконский и Ф. Мерин-Волконский, назначенные вторыми воеводами Передового и Сторожевого полков. Хотя князья выиграли спор, тяжба существенно подорвала боевую мощь царского войска, и оно отступило под натиском лисовцев.

Уже летом 1608 г. Москва вновь оказалась в блокадном кольце. На этот раз ее осадил второй самозванец, прозванный Тушинским вором. Г.Г. Пушкин, видимо, находился в столице в это время, поскольку его имение Озарово находилось в районе Медведкова и подвергалось нападениям тушинцев.

После свержения царя Василия 17 июля 1610 г. временное боярское правительство «Семибоярщина» направило Г.Г. Пушкина воеводой в Погорелое Городище, чтобы организовать заслон от продвигавшихся к Москве польских войск под началом гетмана С. Жолкевского. Однако уже в августе с поляками был подписан договор о возведении на русский престол королевича Владислава. Поэтому Пушкину не пришлось оборонять город. Можно предположить, что в конце 1611 г. Григорий Григорьевич примкнул ко Второму ополчению Минина и Пожарского и был назначен одним из воевод Вологды. Там он выдержал нападение казаков в 1612 г. и оставался в этом городе до 1613 г. включительно. В 1616 г. новое правительство перевело его в Ярославль. Там он находился до 1618 г. Это последние сведения о службе Григория Григорьевича. В это время он был уже в преклонном возрасте и, видимо, ушел на заслуженный отдых. Скончался он до 1616 г., оставив двух сыновей: Бориса и Ивана.

Жизненный путь Григория Григорьевича Пушкина свидетельствует о том, что он всегда честно выполнял свой долг, не нарушал клятв, которые он давал царям, по мере сил сражался со всеми врагами Отечества.