КалейдоскопЪ

Осада Тулы

В источниках отмечается, что царь Василий Иванович ранним утром 21 мая 1607 г. вместе с главными воеводами помолился в кремлевских соборах, сел на коня и в сопровождении войска выступил в поход на своих главных врагов: И.И. Болотникова и «царевича Петрушу». Около Серпухова был назначен сход всех полков и городовых дружин.

На военном совете было решено, что первыми к Туле выступят три полка. Во главе Большого полка были назначены боярин князь М.В. Скопин-Шуйский и боярин И.Н. Романов. Передовой полк возглавили боярин князь И.В. Голицын и Г.П. Ромодановский, Сторожевой полк – боярин В.П. Морозов и Я.В. Зюзин. В 30 верстах от Тулы к этим полкам присоединились каширские отряды под руководством боярина князя A.B. Голицына и Г.Г. Пушкина.

К 12 июня войско уже приблизилось к Туле. На подходе к городу, за 7 верст, на берегу речки Воронье царские воеводы заметили деревянные крепостицы. В них находились пешие воины, вооруженные небольшими пушками и пищалями. Они начали обстреливать подходящее войско, не позволяя переправиться через топкую реку Но это не остановило наступавших царских воинов. Болотниковцы были буквально растоптаны, а крепостицы разрушены. После этого полки подошли к Туле и начали окружать город. У Каширской дороги на Червленой горе расположился Каширский полк A.B. Голицына, его помощники заняли позиции на речке Тулке. Остальные полки рассредоточились у Крапивинской дороги и дальше. Всюду за турами поставили пушки и стали ждать подхода основного войска во главе с царем Василием Ивановичем. Периодически воеводам приходилось отражать вылазки туляков, но особо крупных сражений не происходило.

Сам царь Василий Иванович подошел к Туле с Государевым полком. Его возглавляли И.И. Шуйский и боярин и дворецкий И.Ф. Крюк-Колычев. В состав этого полка входили уже хорошо известные бояре: Ф.И. Мстиславский, И.М. Воротынский, И.И. Голицын, В.В. Голицын, М.Ф. Нагой, а также новые бояре, получившие свой чин при Шуйском: М.Б. Шеин, М.Ф. Кашин, М.С. Туренин. Вместе с ним двигалась и артиллерия под командованием нового боярина В.Т. Долгорукова и Д.В. Туренина. Путь им должны были обеспечивать новые окольничии С.И. Колтовский, A.B. Измайлов и Ф.В. Головин.

В Москве «на государстве» были оставлены следующие бояре: Д.И. Шуйский (царский наследник), Н.Р. Трубецкой, A.B. Трубецкой, И.Н. Большой Одоевский, Ф.Т. Долгорукий, A.A. Нагой, А.М. Нагой, А.Ал. Нагой, М.Ал. Нагой, Аф. Ал. Нагой и Ф.И. Хворостинин. Многие из них были уже в достаточно пожилом возрасте. Нагим же царь Василий, видимо, не доверял.

Под началом Болотникова и Петруши было не более 20 000 воинов. Вступать с ними в бой против 100 000 царского войска было бессмысленно. Поэтому «воровские воеводы» намеривались просто «отсидеться», думая, что «царь Дмитрий Иванович» вскоре придет им на помощь. Если бы Дмитрий действительно существовал, то их надежды были оправданными: Тула была хорошо укрепленным городом, в ней были большие запасы продовольствия и боеприпасов.

Царь Василий подошел к городу 30 июня. По дороге он освободил от «воровских людей» Алексин и отправил большие отряды арзамасцев, свияжцев и чебоксарцев вместе со служилыми татарами в северские города, чтобы искоренить в них «измену и воровство».

Вскоре оказалось, что бесконечные обстрелы Тулы из пушек ничего не дают. Лобовые атаки тоже не приносят результата. Осада города затягивалась, близилась осень с дождями и холодами, особенно опасными для воинов, живших в палатках в открытом поле. Выход предложил боярский сын из Мурома Фома Сумин Кравков (сын Кравков или Сумин-Кравков) В челобитной, поданной дьякам Разрядного приказа, он написал, что город Тулу можно затопить водой речки Упа, протекавшей через него. Для этого вытекающую реку следовало перегородить плотиной из рогатин и мешков с песком.

Царь Василий счел предложение Фомы дельным и поручил ему возведение плотины. Когда ее строительство было завершено, в Туле начался потоп. Все подвалы и погреба, в которых хранилось продовольствие и боеприпасы, оказались в воде. Жителям же пришлось спасаться на крышах домов. Это привело к тому, что туляки начали в массовом порядке покидать город, тайком, под покровом ночи.

Сторонники Болотникова и Петруши поняли, что и им не выжить. Поэтому они начали вести переговоры с царскими воеводами о сдаче города, обещая выдать главных «заводчиков» крамолы, руководителей восстания. В итоге 1 октября на праздник Покрова Богородицы ворота города были открыты, царские воеводы смогли беспрепятственно въехать в него и арестовать Петрушу, A. A. Телятевского, Болотникова и некоторых их наиболее ярых сторонников. Остальных «тульских сидельцев» привели к крестному целованию, и они поклялись преданно служить царю Василию Ивановичу.

С триумфом царское войско вернулось в Москву. Там с большим размахом была отмечена победа над всеми «крамольниками и супостатами». После этого Петрушу публично казнили (повесили) под Даниловым монастырем у Серпуховской дороги. Болотникова сослали в Каргополь, где его заточили в темницу. Князя Телятевского постригли в монахи в Троице-Сергиевом монастыре. Князя Г. Шаховского сослали на Кубенское озеро. Правда, пробыл он там недолго. Его освободили отряды нового самозванца Лжедмитрия II и привезли в Тушинский лагерь. Там он получил боярский чин и звание «слуги». Позднее он вошел в состав Первого ополчения и погиб в одном из боев.

Царь Василий не стал сурово наказывать болотниковцев, надеясь, что со смутами и крамолами покончено раз и навсегда. Он даже распустил по домам всех воинских людей для отдыха. При этом Шуйский упустил из виду, что далеко не все северские города «отстали от воровства» и били ему челом о своих винах. В Путивле, Стародубе и некоторых других городах по-прежнему оставались люди, которые желали служить «царю Дмитрию», хотя его уже давно не было в реальности.