КалейдоскопЪ

Михаил Васильевич Скопин-Шуйский

Биография М.В. Скопина-Шуйского достаточно хорошо известна, поскольку зафиксирована в многочисленных источниках: житии, дошедшем в составе одного из Хронографов, Разрядных книгах, Новом летописце, актовом материале и т. д.

В житии указано, что Михаил Васильевич родился 8 ноября 1586 г. в семье видного боярина и князя В.Ф. Скопина-Шуйского. В роду Шуйских Скопины считались старшей ветвью и занимали в Боярской думе и войске места выше, чем предки царя Василия. Видимо, поэтому он видел в троюродном племяннике соперника, но не мог обойтись без его таланта полководца.

Отец Михаила был видным воеводой, особо прославившимся обороной Пскова в 1581–1582 гг. от войск польского короля Стефана Батория. Во время этой сложнейшей военной операции он был главнокомандующим, но в истории почему-то запечатлелось имя его родственника И.П. Шуйского, находившегося в его подчинении.

В.Ф. Скопин-Шуйский умер, когда Михаилу было только 8 лет. Поэтому воспитанием и образованием княжича пришлось заниматься его матери Елене Петровне, урожденной княжне Татевой. Она понимала, мальчик из знатной семьи в первую очередь должен был овладеть военными науками, поэтому приставила к нему соответствующих учителей. С юных лет Михаил в совершенстве освоил все виды оружия того времени, прекрасно скакал на коне и знал стратегию и тактику ведения боя.

Придворная служба М.В. Скопина началась в 15 лет при дворе царя Бориса Годунова. Он получил малозначимую должность жильца и в будущем, видимо, должен был войти во двор царевича Федора. В житии отмечено, что Михаил во многом отличался от других придворных: был тих нравом, не кичился знатностью, не занимался доносами, старался быть подальше от всяких интриг, которыми в то время славился царский двор. Его больше привлекало чтение книг о подвигах знаменитых полководцев, например «Александрия» об Александре Македонском, о русской истории и т. д.

В 18 лет М. Скопин получил только чин стольника, поскольку царь Борис любил возвышать только своих родственников и любимцев. Но с воцарением Лжедмитрия I все изменилось в судьбе молодого князя. Самозванцу очень понравились богатырская внешность Михаила и его благородный нрав. Поэтому сначала он доверил ему очень важную миссию – привезти из монастыря Марфу Нагую, которая в качестве матери (мнимой) должна была перед всеми подтвердить его истинность.

Совершенно очевидно, что Скопин не был посвящен в тайну самозванческой интриги. Он должен был лишь исполнять почетные функции сопровождающего царицы-инокини. После этого ему был присвоен боярский чин и звание великого мечника. В его обязанность входило стоять у царского трона с обнаженным мечом. Прежде и потом такой должности при царском дворе не было.

Можно предположить, что Михаил Васильевич не принимал участия в заговоре своего родственника В.И. Шуйского против самозванца. Для этого он был слишком честен и прямолинеен. Но перемены на троне он воспринял как должное и стал верным помощником нового царя. Уже в сентябре 1606 г. он выступил вместе с Дмитрием и Иваном Васильевичами Шуйскими против И. Болотникова. Под Калугой 23 сентября состоялся бой, который они проиграли. В спешном порядке родственники были вынуждены отступить к Москве. Там было решено организовать линию обороны в районе первой деревянной крепости Скородом.

Когда в октябре болотниковцы окружили столицу, Скопин не раз совершал смелые вылазки и наносил им ощутимый урон. Наконец, 2 декабря в районе с. Котлы состоялась решающая битва. Князь Михаил руководил тяжелой конницей, которая буквально смяла пеших повстанцев. Многие из них бросились бежать к Коломенскому острогу. Но и здесь их не оставил мужественный воевода. Он начал обстреливать земляные укрепления зажигательными ядрами и разрывными бомбами. В итоге Болотникову удалось вырваться из окружения только с отрядом в 10 тысяч человек и отойти к Калуге.

Царь Василий сначала отправил к Калуге своих младших братьев, Дмитрия и Ивана. Но они не смогли взять хорошо укрепленный город. Тогда в январе 1607 г. на помощь им были отправлены отряды М.В. Скопина. Талантливый воевода предложил соорудить «примет», деревянную крепость на колесах. Ее можно было вплотную подкатить к крепостным стенам Калуги и поджечь. Огонь должен был перекинуться на город.

Однако Болотников разгадал замысел царских военачальников и ночью взорвал строящийся «примет». Более того, узнав о помощи ему со стороны «царевича Петруши», в мае он совершил еще одну ночную вылазку в расположение царского войска и вместе со своими сторонниками стал уничтожать спящих воинов. Только мужество Скопина спасло положение. Он смог быстро собрать свой отряд и дать отпор болотниковцам. Те не стали преследовать бегущих противников и отошли к Туле, где находился Петруша.

Царь Василий наконец-то понял, что племянник значительно опытнее и талантливее его братьев как полководец. Поэтому при организации похода на Тулу он назначил его воеводой Передового полка, которому предстояло первому подойти к мятежному городу.

Скопин полностью оправдал надежды царя. Уже 12 июня 1607 г. он подошел к Туле и занял позиции на р. Воронье. После этого он несколько дней прорывал первую линию обороны на топких берегах речушки, чтобы позволить основному царскому войску полностью окружить город. Блокадное кольцо замкнулось 30 июня, и началась пятимесячная осада. Михаил Васильевич не раз вел свои полки на штурм тульских укреплений, обстреливал их из мощных пушек. Но взять их удалось только после сооружения плотины на реке Упа, вызвавшей наводнение в Туле.

Борьба с И. Болотниковым многому научила молодого полководца. Он хорошо освоил стратегию и тактику ведения открытого боя, взятия мощных крепостей, научился контактировать с воинами и личным примером вдохновлять их на победу.

После взятия Тулы 10 октября 1607 г. Скопин вместе с другими воеводами и воинами получил возможность заняться мирными делами. Он женился на Александре Васильевне Головиной, принадлежащей к знатному и богатому роду. Ее предки в XV в. выехали на Русь из Византии и многие годы служили казначеями при великокняжеских и царских дворах. Князю уже пора было подумать о наследниках, но новая напасть заставила его опять взяться за оружие и сесть на боевого коня. Летом 1608 г. к Москве подошло большое войско Лжедмитрия II и окружило город. Помощи было ждать не откуда. Поэтому царь Василий поручил племяннику заключить со шведским королем договор о военной помощи. (Попов А. Указ. соч. С. 379–388; ПСРЛ. Т. 14. Указ. изд. С. 72–75, 79, 81, 84–86, 89–99. Морозова Л.Е. История России в лицах. Первая половина XVII в. М., 2000.С. 53–59.)