КалейдоскопЪ

Ситуация в Москве в 1609 г.

Еще в феврале 1609 г. несколько дворян во главе с Романом Гагариным, Григорием Сунбуловым и Тимофеем Грязным направились к боярам и стали требовать, чтобы В.И. Шуйский был сведен с престола и заменен другим человеком. Но бояре не захотели их слушать. Тогда мятежники схватили патриарха Гермогена и повели его на Лобное место, чтобы заставить отречься от царя Василия. Но и он проявил твердость и отказался решать с ними вопрос о новом государе. Вскоре на помощь Шуйскому прибыли воеводы, охранявшие город, и разогнали смутьянов. Тем пришлось бежать в Тушино. Оказалось, что общее число недовольных царем было более 300 человек. Естественно, что это не могло не обеспокоить Василия.

После восстания дворян началось разбирательство, которое показало, что противники царя находились в самом ближнем его окружении. Одним из них оказался любимец Шуйского боярин и дворецкий И.Ф. Крюк-Колычев. В назидание другим изменникам он был публично казнен на Красной площади.

Многие из сторонников Крюка-Колычева смогли бежать в Тушино и там рассказали следующее.

Расспросные речи московских выходцев. 8 мая 1609 г.

«…которые бояре, и дворяне, и дети боярские, и торговые люди были в заговоре с Иваном с Федоровичем Колычевым, и хотели Шуйского убить на Вербное воскресенье, и тогда не случилося; из их думы один Иван Федорович был на пытке и ни на кого из них не говорил, потому одного и казнили; а их никого казнить не велел: и оне же своим старым заговором умышляют и хотят его убить на Вознесеньев день из самопала; а на Николин день какая замятия будет ли, того не ведают. А дети боярские и чорные всякие люди приходят к Шуйскому с криком и вопом. А говорят: до чево им досидеть? Хлеб дорогой, а промыслов никаких нет, и ничего не где, и купити не чем. И он у них просит сроку до Николина дня, а начается де на Скопина, что будет идет к нему Скопин с немецкими людьми, а немец де с ним семь тысяч: Король будто бы дал четыре тысячи, а еще де нанял три тысячи… А весть де про Скопина на Москве есть, что пошол из Новагорода; а в котором ныне городе, тово неведомо подлинно. А про Шереметева сказывают, что в Нижнем, а из Нижнево ждут ево во Владимир, а из Володимеря ждут к Москве; а сказывают, что с ним с Шереметевым идет вся Понизовая сила, а ждут на просухе, как вода сольет и коньской корм поспеет». (АИ. Т. 2. СПб., 1841. № 212.)

Расспросные речи москвичей показывают, что ситуация в городе была очень напряженная. Точных сведений о Скопине и Шереметеве ни у кого не было. В то же время главной бедой был надвигающийся голод. Тушинцы делали все возможное, чтобы перекрыть подвоз продовольствия в город. Они не раз посылали отряды под Коломну, чтобы взять город, в котором контролировался торговый путь из Рязанщины, считавшейся житницей для Москвы. Но местные воеводы мужественно оборонялись. Одним из них был зарайский воевода князь Д.М. Пожарский, другим – рязанский воевода и думный дворянин П.П. Ляпунов. Вместе они старались доставить продовольствие в столицу и облегчить страдания голодающих горожан.

В июне 1609 г. гетман Рожинский, считая, что силы защитников столицы существенно уменьшились, решил организовать атаку на деревянные укрепления Москвы. Он задумал их сжечь и посечь людей, находящихся под их защитой. Об этом стало известно царю Василию. Он повелел самым активным воеводам князьям И.С. Куракину, A.B. Голицыну и Б.М. Лыкову дать отпор тушинцам. Молодые и талантливые полководцы его не подвели. Они так мощно ударили по полякам и литовцам, что те были вынуждены бежать до самого табора. От полного разгрома их спасли бревенчатые укрепления. После этого они уже не решались наступать на Москву.