КалейдоскопЪ

Захарий Петрович Ляпунов

З.П. Ляпунов вместе со старшим братом Прокопием принадлежал к числу наиболее богатых бояр Рязани. Его земельные владения составляли 500 четвертей. Захарий не испытывал желания служить царям, поэтому в 1595 г. за отказ от воеводской службы в Ельце был бит батогами и отправлен на место службы в кандалах. В 1603 г. он был вновь наказан. На этот раз за продажу донским казакам запрещенных товаров: вина, селитры, свинца, доспехов. Поэтому когда в 1604 г. на территорию Русского государства вторгся Лжедмитрий I, Захарий вместе со старшим братом примкнул к нему.

Но из-за недостаточной знатности он не вошел в окружение самозванца после его воцарения. Но когда И. Болотников осенью 1606 г. двинул полки к Москве, он примкнул к нему. Правда, через некоторое время он разуверился в законности этого движения и вместе с Прокопием перешел на сторону царя Василия. В 1607 г. Захарий сражался со сторонниками Лжедмитрия II под Ряжском, в 1608 г. отражал их атаки на Зарайск. За верность царю Василию он получил от него поместья Ржевского, Кобякова и Биркина, находившихся в Тушинском лагере. Но потом все эти дворяне приехали в Москву, повинились и вновь получили свои земли. В итоге Захарий оказался без награды за свою верную службу. Об этом летом 1610 г. он написал царю Василию, но ответа не получил. Возмутившись неблагодарностью царя, Захарий Петрович решил примкнуть к заговорщикам, В.В. Голицыну, Салтыковым и др., которые вознамерились свергнуть В.И. Шуйского. По их указанию он стал произносить на московских улицах речи, в которых критиковал непопулярного «полуцаря». Они находили живой отклику москвичей. В итоге 17 июля 1610 г. во главе толпы народа З.П. Ляпунов ворвался в царский дворец и вынудил царя Василия покинуть его. Однако патриарх Гермоген стал предпринимать усилия к тому, чтобы вернуть Шуйского на престол. Чтобы этого не произошло, Захарий вместе с князьями Засекиным и Тюфякиным постригли Василия Ивановича.

Активные действия З.П. Ляпунова выдвинули его в число видных политических деятелей. Он был включен в состав Смоленского посольства, отправившегося в сентябре 1611 г. к Сигизмунду III для переговоров о воцарении его сына. В ставке короля Ляпунов понял, что король ведет двойную игру. Чтобы выведать его истинные планы, Захарий прикинулся ярым сторонником поляков и стал часто проводить время в их обществе. Во время застолий он узнал, что Сигизмунд задумал присоединить Русское государство к своей короне, лишив его национальной самостоятельности. Обо всем этом он сообщил брату в Рязань. Тот тут же начал собирать ополчение для борьбы с польско-литовскими интервентами.

Королю, видимо, стало известно о двойной игре Захария, и он приказал его арестовать. Дальнейшая судьба храброго рязанского воеводы неизвестна.

Когда бояре узнали, что царя в Кремле больше нет, то связались с бывшими тушинцами и спросили их: «Когда вы арестуете своего царика?» В ответ те лишь рассмеялись и заявили следующее: «Вы свели своего царя с престола, поскольку забыли крестное ему целование. Мы же своему слову верны и готовы умереть за Дмитрия».

Патриарх Гермоген узнав об обмане сторонников самозванца, стал требовать, чтобы москвичи вновь посадили на престол царя Василия. Однако заговорщики, испугавшись, что за свои действия будут казнены, решили окончательно лишить В.И. Шуйского возможности вернуться на трон. Для этого 19 июля князья Тюфякин, Волконский и Засекин забрали из Чудова монастыря священников и дьяконов и поехали на старый двор Шуйских. Там они насильно заставили бывшего царя принять постриг. При этом Василий упорно твердил: «Несть моего желания и обещания к постриганию». Но за него обетные слова произнес Василий Тюфякин. Узнав об этом, патриарх Гермоген отказался признавать совершенный обряд пострижения законным. Он продолжал называть Шуйского царем Василием Ивановичем, а иноком стал считать князя Тюфякина.

Царицу Марию Буйносову тоже насильно заставили принять иноческий чин. После этого ее отвезли в Вознесенский монастырь в Кремле. Бывшего царя поместили в Чудов монастырь, а его братьев взяли под стражу. Но на этом их злоключения не закончились.

Поскольку вскоре временное боярское правительство заключило договор с гетманом Жолкевским об избрании на московский престол королевича Владислава, то Шуйские были отданы полякам. Те отвезли их в ставку короля Сигизмунда под Смоленск. Здесь бывший московский государь испытал невероятные унижения. Во время приема у короля ему следовало низко поклониться польскому монарху. Это считалось умалением чести и достоинства не только самого Шуйского, но и всего Русского государства. Поэтому Василий Иванович ответил так: «Не подобает московскому царю кланяться королю. Так уж судьба сложилась, и Бог повелел, что оказался я в плену. Не вашими руками взят, а московскими изменниками, рабами отдан».

Однако Сигизмунд уверял всех европейских правителей в том, что смог силой оружия не только вернуть родовые владения (под ними он подразумевал Смоленск с окрестностями), но и разбить войско царя, свести его с престола и взять в плен.

Через некоторое время Шуйских отвезли на территорию Польши и поселили в Гостынском замке недалеко от Варшавы. Иногда бывшего царя заставляли присутствовать на официальных приемах в королевском дворце. Для всех он представлял жалкое зрелище: «На Василии была белая парчовая ферязь и меховая шапка (так одевались царские рынды). Сам он выглядел как старик, был сед, невысок, круглолиц, с длинным немного горбатым носом, большим ртом, длинной белой бородой. Смотрел исподлобья и сурово. Перед ним в открытой карете сидели два брата. Когда Шуйских поставили перед королем, то все трое низко поклонились, держа в руках шапки… После этого всех троих допустили к королевской руке».

В.И. Шуйский умер 12 сентября 1612 г. Опись его имущества показывает, что он вел аскетический образ жизни. Самому ему принадлежал только образ Богоматери. Все остальное являлось подарками короля. Через два месяца в один и тот же день умерли Д.И. Шуйский и его жена Екатерина. Вероятно, они были отравлены. Так отравительница Скопина и ее вдохновитель получили по заслугам. Младший И.И. Шуйский вошел в качестве боярина во двор царевича Владислава, который считал себя московским государем.

Согласно легенде, В.И. Шуйский был похоронен на перекрестке трех дорог. На могиле стоял столп с такой надписью: «Здесь покоится прах московского государя Василия. Полякам на похвалу, Московскому государству на укоризну».

Однако после русско-польской войны за Смоленск 1632–1634 гг. представители русской знати стали просить польскую сторону о том, чтобы прах царя Василия был возвращен на родину. Новый король Владислав пошел им навстречу. Он окончательно отказался от притязаний на московский престол и позволил князю А.М. Львову в 1635 г. забрать останки Шуйских в Москву. Так, местом захоронения Василия стала царская усыпальница – Архангельский собор. Получается, что современники признали права на корону «самоизбранного» боярского ставленника.

Свержение царя Василия Ивановича было закономерным явлением. Он взлетел на трон в ходе дворцового заговора, и в результате такого же заговора был свергнут. Права Шуйского на верховную власть были весьма сомнительными, и во время правления он не смог завоевать симпатий подданных. Старый, мнительный и подозрительный, любитель шептунов и льстецов, он, в конце концов, стал ненавистен большей части своих подданных. Чтобы свергнуть его, они даже «воскресили» «царя Дмитрия» и несколько лет сражались под его знаменами против «шубника». В итоге получилось, что победил откровенный плут и обманщик. Только вторжение польского короля помешало его воцарению в Москве.

Следует отметить, что жену В.И. Шуйского Марию-Елену бояре не отдали в польский плен. Сначала ее отправили в Новодевичий монастырь, но потом вызвали в Кремль на боярский суд и обвинили в растрате царской казны. Бывшей царице пришлось сознаться в том, что она продавала царские драгоценности, чтобы получить деньги для оплаты шведских наемников. Всего ей пришлось продать довольно много золотых колец, сережек с драгоценными камнями и даже жемчуга, который по ее просьбе мать спарывала с царской одежды. Одна из прислужниц тщательно записывала, что было продано, за сколько денег. Эта опись была предоставлена боярам, и после этого они оставили царицу-монахиню в покое. Данное разбирательство наглядно показало, насколько тяжелым было финансовое положения царя Василия и с каким трудом ему приходилось выходить из трудных ситуаций.