КалейдоскопЪ

Федор Иванович Мстиславский

Ф.И. Мстиславского считали фактическим главой временного правительства. Он принадлежал к числу потомков великого князя Литовского Гедимина. Его дед, Федор Ижеславский, получил фамилию Мстиславский по матери, которая была единственным ребенком князя И.Ю. Мстиславского. В 1526 г. Федор выехал из Литвы на службу к Василию III. В кормление он получил Каширу. Желая приблизить к себе знатного литовского князя, государь женил его на своей племяннице Анастасии, дочери сестры Евдокии и крещеного татарского царевича Петра. В итоге рожденные в браке дети стали уже кровными родственниками московских великих князей.

Отец Федора Ивановича, Иван Федорович, был видным боярином и известным военачальником при Иване Грозном. Характерно, что боярский чин он получил в 1549 г., когда ему было только 19 лет. С царем он был почти ровесником, и этим, видимо, объяснялась его близость к трону.

В 1552 г. И.Ф. Мстиславский в качестве одного из ведущих военачальников принял участие в последнем, самом удачном Казанском походе. В 1558–1560 гг. он участвовал в Ливонских походах. В 1565 г. после учреждения опричнины Иван Федорович был назначен руководителем Земщины. Женой его и соответственно матерью Федора Ивановича стала дочь князя А.Б. Горбатого-Шуйского. Их старшая дочь была выдана замуж за сына ногайского хана Симеона Бекбулатовича, который в 1575 г. по прихоти Ивана Грозного назывался великим князем Московским и жил в Кремле.

Высокое положение отца и родство с царем позволили Федору Ивановичу быстро сделать военную и придворную карьеру. В 1576 г. в 20 с небольшим лет он получил боярский чин. В следующем году его назначили первым воеводой второго по значению полка – Правой руки. В 1579 г. Ф.И. Мстиславский уже главнокомандующий – первый воевода Большого полка.

Вскоре после воцарения Федора Ивановича в 1584 г. отец Ф.И. Мстиславского оказался в опале. Его сослали в Кирилло-Белозерский монастырь, где в 1586 г. он умер. На положении самого князя это никак не отразилось. Более того, в 1585 г. он возглавил Боярскую думу. Остался он и главнокомандующим.

Ф.И. Мстиславскому удалось прославиться в 1591 г. во время обороны Москвы от Казы-Гирея. Он вновь был главнокомандующим и смог успешно отразить врага. За эту службу он получил щедрые награды: роскошную шубу, золотой кубок, «португал» – золотую монету, считавшуюся своеобразным орденом в то время, и город Кашин в кормление.

После воцарения в 1598 г. Бориса Годунова Ф.И. Мстиславский сохранил свое положение. Видимо, выборный царь оценил скромность князя, который не выставил свою кандидатуру на избирательный собор, хотя имел больше прав на корону, чем царский шурин. Правда, через некоторое время властолюбивый Борис приблизил к себе князя М.П. Катырева-Ростовского и с его помощью попытался оттеснить Мстиславского с ведущих позиций и в Боярской думе, и в войске. Кроме того, царь всячески препятствовал новому браку князя, хотя у того не было детей мужского пола после смерти первой жены из рода князей Репниных.

Но Ф.И. Мстиславский остался верен Годунову даже тогда, когда на территорию Русского государства вторгся Лжедмитрий, называвший себя сыном Ивана Грозного. По одной из версий, самозванца от наемных убийц спас отец Федора Ивановича. Но Мстиславский прекрасно знал, что это – ложь.

Осенью 1604 г. князь возглавил царское войско, выступившее навстречу отрядам Лжедмитрия. Около Новгорода-Северского возникло сражение, в ходе которого Мстиславский получил тяжелое ранение в голову. Это самым отрицательным образом повлияло на его воинов, и они отступили. Царь Борис не позволил Федору Ивановичу отправиться на лечение домой. Он лишь прислал к нему иностранных докторов и опытного воеводу В.И. Шуйского. В итоге следующая битва с Лжедмитрием у с. Добрыничи была выиграна. Однако, не получая четких указаний из столицы и опасаясь проявлять личную инициативу, воеводы не развили успех и не разгромили окончательно самозванца. Вместе с войском они отошли к Кромам и всю зиму безуспешно пытались взять этот небольшой городок.

После смерти царя Бориса в конце апреля 1605 г. Мстиславский вместе с другими ведущими полководцами был отозван в Москву. Там готовился венчаться на царство сын Бориса Федор. Но ему не удалось удержать власть в своих руках. Сторонники Лжедмитрия активно агитировали за него и знать, и простых людей. В Москве 1 июня под влиянием грамот самозванца вспыхнуло восстание против Годуновых. Они были свергнуты и взяты под стражу. Хотя Федор Иванович, несомненно, был за воцарение Федора Годунова, но защитить его не мог. Ведь в его распоряжении были лишь несколько десятков слуг.

В итоге Федор и его мать были убиты. Это позволило самозванцу без каких-либо препятствий и осложнений въехать в Москву и занять вакантный царский престол. Мстиславский, несомненно, не верил в истинность «царевича», но никаких действий против него предпринимать не стал. Он всегда предпочитал занимать позицию стороннего наблюдателя и не вмешиваться в происходящее. Поэтому он не примкнул к заговору В.И. Шуйского, не принял участие в Московском восстании против поляков 17 мая 1606 г.

Но можно предположить, что Мстиславский стал одним из главных разработчиков Ограничительной записи, которую по требованию бояр был вынужден подписать новый царь Василий Шуйский. Согласно ей, царь не имел права кого-либо казнить без согласия Боярской думы. Это должно было ограничить его произвол в отношении подданных.

В Боярской думе Федор Иванович сохранил свое ведущее в положение. В войске же его место главнокомандующего все чаще стал занимать молодой князь М.В. Скопин-Шуйский, состоящий с царем в родстве. Это было связано с тем, что борьба сначала с И. Болотниковым, потом – с Лжедмитрием II и поляками требовала быстрого принятия решений, энергичных и смелых действий, а Мстиславский был уже немолод и не слишком здоров после тяжелых ранений. К тому же он вряд ли испытывал симпатию к скупому, мелочному, мнительному и подозрительному царю Василию. Поэтому к его свержению князь, как обычно, отнесся с полным равнодушием.

Временное правительство во главе с Ф.И. Мстиславским сразу решило созвать Земский собор для царского избрания. Уже 20 июля 1610 г. в города были посланы грамоты с требованием прислать в Москву выборщиков. Кроме того, горожан призывали не поддерживать Лжедмитрия и совместно организовать оборону страны от поляков во главе с королем Сигизмундом. Однако очень скоро выяснилось, что в Москву никто ехать не хочет, а собственных сил для борьбы и с самозванцем, и с Жолкевским у бояр нет.

Пришлось Мстиславскому вновь собирать Боярскую думу и решать, что делать. В это время стало известно, что Жолкевский из Можайска двинулся к Звенигороду. К его войску примкнули бывшие тушинцы, которые ездили к королю для переговоров об избрании на московский престол Владислава. Вместе они двинулись дальше и расположились на Хорошевских лугах. Эти известия настолько испугали бояр, что они предпочли вступить с гетманом в переговоры.

Ф.И. Мстиславский, судя по всему, поддержал проект избрания на престол Владислава, но на условиях русской стороны. Королевич должен был принять православие. Однако Сигизмунд был категорически против этого. Поэтому переговоры стали затягиваться. Тем временем в Москву был введен польский гарнизон, который стал устанавливать свои порядки. Мстиславский, видимо, как всегда, постарался остаться в стороне от происходящих событий. Король, желая привлечь его на свою сторону, присвоил ему чин конюшего – старшего боярина и увеличил размер земельных владений. Но воспользоваться ими было сложно, поскольку Москва вскоре оказалась окружена ополченцами.

Долгое время князь не понимал, что ополченцы являлись истинными патриотами, ведущими борьбу с врагами Веры и Отечества – польскими интервентами. Он продолжал поддерживать проект избрания на царский престол Владислава, хотя тот провалился, поскольку Сигизмунд сам хотел сесть на трон и присоединить Русское государство к своей короне. Но Мстиславский не был ярым сторонником поляков и даже пытался ограничить самоуправство начальников польского гарнизона. Поэтому когда в октябре 1612 г. ополченцы взяли Кремль и Китай-город, Федор Иванович не был арестован. Его лишь выслали из столицы в родовое имение под Ярославлем. Пробыл там он совсем не долго. По просьбе нового избранного царя Михаила Федоровича уже в апреле 1613 г. он был вызван в Москву и вновь возглавил временное правительство, которое должно было приготовить все необходимое к приезду нового государя. Затем во время венчания Михаила на царство обсыпал его золотыми монетами. Эта почетная миссия обычно поручалась ближайшему родственнику монарха.

Царь Михаил испытывал чувства уважения и глубокого почтения к многоопытному политику и полководцу, который, к тому же, по женской линии состоял с ним в родстве (вторая жена Н.Р. Юрьева, деда Михаила, была из рода Шуйских, как и мать Мстиславского). Поэтому при новом дворе Федор Иванович не только сохранил за собой чин конюшего, но и получил самое почетное звание – «царского слуги».

Умер Ф.И. Мстиславский в очень почтенном возрасте 12 февраля 1622 г. На его похоронах присутствовали и царь, и патриарх Филарет, и весть двор. Это свидетельствовало о высоком положении и больших заслугах умершего вельможи. (Морозова Л.Е. Россия на пути из Смуты. М., 2005. С. 238–242.)