КалейдоскопЪ

ЛЕЙТМОТИВ

Наверное, любому школьнику хоть один раз довелось слышать симфоническую сказку Прокофьева «Петя и волк» о том, как пионер Петя поймал волка.

Помните, какие в ней действующие лица? Смешная, переваливающаяся с боку на бок утка, веселая птичка, ворчливый дедушка, свирепый волк... Всех их мы как будто видим – так ярко рисует музыка персонажей сказки. Больше того: в тексте, который читает актер, может ничего и не говориться, например, о птичке, которая вьется перед носом волка, а мы слышим, что она тут... Почему? Да потому, что звучит характеризующая ее музыка – быстрые пассажи маленькой флейты-пикколо. Петю композитор рисует красивой, распевной мелодией, похожей на пионерский марш, дедушку – басовитым ворчанием фагота, волка – страшным завыванием валторн... Все персонажи музыкальной сказки Прокофьева охарактеризованы лейтмотивами.

Лейтмотив – немецкое слово (Leitmotiv), означающее в переводе ведущий мотив. Так называется яркая, хорошо запоминающаяся музыкальная тема – чаще мелодия, но может быть и краткий, из нескольких звуков, мотив, и аккордовая последовательность, которая обрисовывает какой-то образ или драматическую ситуацию. Лейтмотивы применяются в больших музыкальных произведениях – операх, балетах, симфонических сочинениях, – и появляются неоднократно на их протяжении, иногда в измененном, но всегда узнаваемом виде.

Очень любил использовать лейтмотивы немецкий композитор Рихард Вагнер. Особенно много их в его тетралогии «Кольцо нибелунга», где лейтмотивами характеризуются не только герои, но и их чувства, и даже отдельные предметы, как, например, заветный меч, золотое кольцо, символизирующее власть над миром, призывный рог юного героя Зигфрида.

Применяли лейтмотивы и русские композиторы. В опере «Снегурочка» Римский-Корсаков дает лейтмотивы и самой дочери Весны и Мороза, и красавице-Весне, и Лешему – олицетворению дикой, пугающей фантастической силы. В «Лебедином озере» Чайковского звучит лейтмотив лебедей. А помните оперу Глинки «Иван Сусанин»? Композитор характеризует поляков мелодиями и ритмами их национальных танцев – полонеза, краковяка, мазурки. В дальнейшем, на протяжении следующих актов оперы, мазурка приобретает значение лейтмотива. Сначала, во втором акте, в замке короля Сигизмунда, она звучит торжественно и звонко. В следующем акте, в доме Сусанина, куда захватчики врываются, чтобы заставить старого крестьянина вести их на Москву, мелодия мазурки звучит воинственно и грозно. Наконец, в четвертом действии, в глухом лесу, в непроходимой чаще, куда завел поляков Сусанин, мазурка «сникла», потеряла свой блеск, свои самоуверенность и воинственность. В ней слышатся растерянность, беспокойство, бессильная злоба.