КалейдоскопЪ

БИТ-БУМ: 1962-1967

The Beatles или конец американскому господству в Роке

К середине 60-х ситуация в популярной музыке изменилась коренным образом. Если в 1962 в американской «горячей десятке» побывало 98 песен, и лишь 2 из них были английскими, то в 1964 баланс сместился: 68 пластинок в десятке были американские, а 32 — английские. Эти цифры говорят все... и ничего. Они говорят, что американскому господству в роке пришел конец. Но они ничего не говорят о том, как, почему и кто это сделал.

Ответ прост: это сделали the Beatles.

Битлз были для 60-х годов тем же, что Пресли для 50-х. Они олицетворяли собой новый рок-стиль и новую эру. Они дали року второй мощный импульс. Они превратили пустую развлекательную музыку, исполнявшуюся слащавыми марионетками, в целую субкультуру. Они изменили роль поп-исполнителя, расширили диапазон рока, сделали респектабельным, даже интеллектуально-респектабельным, того грязного, визжащего ублюдка, которого породили Хэйли, Пресли и иже с ними.

Сейчас, когда все это уже история, кажется невероятным, что четыре провинциальных парня смогли внести столь глубокие перемены — в самых разных областях и за такой короткий промежуток времени. Яркой вспышкой осветив десятилетие, они оставили за собой радужное сияние, и после них ничто уже не могло оставаться по-старому. До них стриглись коротко и сзади, и с боков, после них даже директора банков стали отпускать волосы, закрывающие уши. До них поп исполнялся маленьким деревянным пиноккио, после них пиноккио обрезал свои ниточки и стал плясать под собственные мелодии. До них поп-фильмы были низкопробной спекуляцией, после них эти фильмы можно было отнести к киноискусству. Они наложили свой отпечаток на все, к чему прикасались.

Что же делало их такими особенными? Если в 1962 вам было 16 или меньше, вы не пытались анализировать это, вы это чувствовали. Вы ощущали своими порами и органами чувств, что эти четверо — необыкновенные.

Во-первых, когда они играли перед вами на сцене, вы видели и слышали, насколько тесно они спаяны. Они действительно были коллективом, ансамблем.

Состав был довольно стандартный: три гитары — лид, ритм и бас — и ударные. Ничего нового в этом не было: таким же составом Shadows вот уже три года лепили хит за хитом. Однако, Shadows были чисто инструментальной группой: ни на одном из их хитов, начиная с «Apache» (1960), не было вокала. Правда, вокал появился, когда к ним пришел Клифф Ричард, но тогда они превратились просто в группу аккомпанемента, не более.

Битлз были совсем другими. Трое из них не только играли, но зачастую и пели все вместе. Ведущего певца фактически не было, и очень часто они по очереди делали основной вокал на одной и той же песне! Они пели в унисон и делали гармонию. Далее, песни, исполняемые ими, были чаще всего их собственными композициями. В итоге, ваш слух поражала не только индивидуальность каждой песни, но и ансамблевость исполнения.

Наиболее характерной особенностью Битлз, способствовавшей их поразительному взлету на вершину, было их стремление к совершенству. Казалось, они просто не могли делать что-то кое-как. За что бы они ни брались — вместе ли, порознь, — они постоянно менялись и совершенствовались. Имедж, созданный ими, был синтезом (как и многие другие их новшества) самых разных элементов, которые, слитые воедино, дали уникальное сочетание.

Незадолго до своего взлета они вели дикую, вольную и явно не клинически чистую жизнь в злачных районах Гамбурга. Поскольку Гамбург пользуется репутацией, мягко говоря, крутого порта, то ясно, что Битлз играли там не перед самой фешенебельной публикой.

Они учились своему ремеслу, делая громкий, горячий и грязный рок-н-ролл, потея по 8 часов ежедневно. Они вращались в кругу местной богемы, ходили в коже, подражая Джину Винсенту и Джерри Ли Льюису, и пользовались столь же дурной, с точки зрения «нормальных» людей, репутацией, как и их музыка. Но в то же время они пристально следили за современной американской музыкой, особенно за музыкой «новой волны» — черных групп из Детройта.

Первые два альбома Битлз — «PLEASE PLEASE ME» (апрель 1963) и «WITH THE BEATLES» (ноябрь того же года) показывают, как внимательно они наблюдали за тем, что творилось в Америке. Эти альбомы состоят из 29 записей, из них 16 композиций Битлз (15 — Леннона и Маккартни, 1 — Харрисона), остальные 13 — американского происхождения. Одна из них — классический рок Чака Берри «Roll Over Beethoven», две — не к месту помещенные сюда вещички для легкого слушания, раздражавшие ухо тинейджера, но услаждавшие слух родителей и способствовавшие популярности Битлз среди старшего поколения. Это «A Taste Of Honey» (американский хит Мартина Денни в 1962 и английский инструментальный хит Эйкера Билка в 1963 году) и «Till There Was You» из известного бродвейского мюзикла (а позднее и фильма) «The Music Man».

Осталось еще десять песен. Все они были напеты черными группами и почти совсем неизвестны в Англии. Любопытно, что многие из них в свое время записывались женскими вокальными ансамблями: «Please Mr.Postman» — группой Marvelettes, «Devil In Her Heart» — Donays, «Chains» — Cookies, «Boys» и «Baby It`s You» — группой Shirelles. Три песни родились на основанной в июне 1960 фирме Тамла Мотаун: «Please Mr.Postman», «Money» (хит Баррета Стронга) и «You Really Got A Hold On Me» (хит Смоки Робинсона и the Miracles). Оставшиеся две — «Twist And Shout» (хит Isley Brothers) и песня «Anna» (автор Arthur Alexander).

Все эти песни были неизвестны широкой британской публике, и все они отлично подходили под вокальный стиль Битлз: они позволяли делать гармонию, «переключать» вокалы, совершать «перекликания» (как в госпеле) или характерные для блюза выкрики. Битлз подготовили английского слушателя к такого рода музыке и позволили Тамла и другим негритянским фирмам найти надежную точку опоры на британском рынке.

Американское влияние прослеживалось и на четвертом альбоме «BEATLES FOR SALE». Из 14 записей 6 были американскими, причем 5 из них являлись данью уважения старым мастерам «чистого рока»: «Rock`n`Roll Music» Чака Берри, «Kansas City» Лейбера и Столлера, «Words Of Love» Бадди Холли, «Honey Don`t» и «Everybody`s Trying To Be My Baby» Карла Перкинса.

Итак, американское влияние было налицо. Однако, это не значит, что Битлз не хватало оригинальности. Напротив, они были в высшей степени оригинальны, но при этом никогда не скрывали своих музыкальных корней. А тот факт, что они с триумфом экспортировали американскую музыку назад, на ее родину, делает им честь и лишний раз доказывает, что в мире рока не было личностей более оригинальных.

А начиналось все довольно спокойно. 5 октября 1962 Парлофон выпустил песню, называвшуюся «Love Me Do» («Полюби Меня»). Критика ее почти не заметила. Один же из тех, кто удосужился заметить, писал: «...»Love Me Do» опять открывается гармоникой, и затем эта группа со странным названием принимается за текст. Начало достаточно умеренное... они увлекаются оф-битовыми комбинациями аккордов... Впрочем, неплохая песня...» Не такая уж разносная рецензия, если на то пошло. Учтите, что в то время Битлз не знали нигде, кроме Гамбурга и Ливерпуля, а британский музыкальный бизнес был сконцентрирован в Лондоне, так что для него, в сущности, не было разницы, что Гамбург, что Ливерпуль. Рецензенту приходилось прослушивать массу материала, поставляемого фирмами звукозаписи, которые в то время, как и нынче, работали по принципу: кидай побольше грязи, что-нибудь да прилипнет. Он был прав, говоря, что применение гармоники не являлось новшеством. Еще в марте 1962 вышел хит Брюса Ченнеля (Bruce Channel) «Hey Baby», в котором вовсю использовалась гармоника. Соглашаясь с этим, Леннон, однако, отстаивает приоритет Битлз если не на пластинках, то в живых выступлениях. Как бы там ни было, гармоника очень украсила первый сингл Битлз. Джордж Мартин, продюсер Битлз, говорил официальному биографу Битлз Хантеру Дэвису, что из множества композиций Леннона-Маккартни он выбрал «Love Me Do» как раз потому, что «гармоника Джона придавала ей особую прелесть». С ним, по-видимому, согласилась и публика.

«Love Me Do» вошла в «горячую тридцатку» в декабре 1962 под #21, а в январе поднялась до #17. Хит не особенно крупный, но достаточный для того, чтобы новую группу заметили.

Британский Тор 20, куда проникли Битлз в январе 1963, отражал состояние тогдашнего британского рока. 9 из 20 дисков были американскими, однако и из 11 английских (точнее, из 9, поскольку 2 пластинки принадлежали ребятам из Австралии) 4 были версиями американских хитов, вернее, их точными копиями, а 1 был написан американцами. Следовательно, 14 из 20 песен были американские.

Америка по-прежнему господствовала.

Обратим теперь взгляд на британскую двадцатку ровно год спустя. Из 20 дисков — уже 15 английских и европейских. Из этих 15-ти 9 имели английских авторов и, что еще важнее, 5 из 9 исполнялись теми, кто их сочинил. Таким образом, успех Битлз подстегнул англичан — и исполнителей, и авторов, — они внезапно обрели уверенность в собственных силах. И все это — всего лишь за один год.

Но в начале 1963 этого еще нельзя было предвидеть. Чтобы подкрепить скромный успех Битлз, Джордж Мартин выбрал для них песню Митча Мюррея «How Do You Do It?» («Как Ты Это Делаешь?»). Он был уверен, что она станет хитом.

Однако, Битлз ее отвергли! Сейчас трудно оценить всю грандиозность этого шага. Еще не бывало случая, чтобы какой-нибудь исполнитель, тем более начинающий, отверг песню, предложенную продюсером — почти богом. Но дерзкие, самоуверенные Битлы это сделали. И вовсе не оттого, что сомневались в хитовом потенциале «How Do You Do It?». Просто она им не понравилась!

Ошеломленный Джордж Мартин сказал: «Тогда предложите что-нибудь лучше». Они предложили «Please Please Me» («Пожалуйста, Захоти Меня»), и вечная благодарность Мартину за то, что он признал ее преимущество. Они записали ее и поимели крупный хит (#2). Однако, Мартин оказался прав вдвойне: «How Do You Do It?» cтала хитом #1 для другой ливерпульской группы, тоже опекаемой Эпштейном, Gerry & Pacemakers.

Вскоре стало ясно, что Битлз — это не группа одного-двух хитов, как пророчили многие. В 1963, вслед за «Love Me Do», они выпустили «Please Please Me», «From Me To You», «She Loves You» и «I Want To Hold Your Hand», причем последние три поднялись на первое место. Кроме того, они издали два альбома — «PLEASE PLEASE ME» и «WITH THE BEATLES» — оба стали #1, — а также три ЕР (пластинки, содержащие 4 записи) — «Twist And Shout», «The Beatles` Hits» и «Beatles No.1». Вдобавок, Леннон и Маккартни снабжали своими песнями других исполнителей, и все они имели успех. Billy J.Kramer и его the Dakotas получили в 1963 три хита благодаря песням Леннона-Маккартни: «Do You Want To Know A Secret» (#2), «Bad To Me» (#1) и «I`ll Keep You Satisfied» (#4). Группа Fourmost записала «Hello Little Girl» (#9) и «I`m In Love» (#17), а Rolling Stones впервые попали в Top 20 с песней Битлз «I Wanna Be Your Man». Другие хотя и не вошли в двадцатку, но приобрели общенациональную известность: Cilla Black с песней «Love Of The Loved» и Tommy Quickly c «Tip Of My Tongue», Duffy Power c «I Saw Her Standing There» и Kenny Lynch c «Misery». Никто не повлиял на историю рока всего за один год так, как это сделали Битлз в 1963. Но это еще не все.