КалейдоскопЪ

Кароль Шимановский

Польский композитор, пианист и педагог Кароль Шимановский родился в 1882 году в украинском селе Тимошовка. Первоначальные музыкальные знания он получил в семье, а затем – в фортепианной школе, руководителем которой был его дядя Густав Нейгауз. Вместе с Шимановским занимался и его двоюродный брат, Генрих Нейгауз, в дальнейшем ставший одним из самых знаменитых советских пианистов и педагогов.

Позднее Шимановский обучался в Варшавской консерватории. Уроки гармонии и контрапункта ему преподавали З. Носковский и М. Завирский. В Варшаве молодой композитор сблизился с дирижером Г. Фительбергом, пианистом А. Рубинштейном и скрипачом П. Коханским.

Шимановский много путешествовал, несколько лет прожил за границей. И хотя композитор был человеком необыкновенно многогранным, выделявшимся широтой интересов, он никогда не изменял своему главному призванию – музыке.

В 1918 году, после того как Польша стала независимой, Шимановский переехал в Варшаву. Здесь он стал прилагать все усилия для развития традиций национальной культуры, создания польской композиторской школы. К сожалению, музыкант встретил непонимание со стороны консервативных музыкальных кругов. Ему пришлось даже отказаться от должности ректора Музыкальной академии в Варшаве.

В ранних произведениях Шимановского ощущается влияние таких композиторов, как Ф. Шопен, Р. Штраус, А. Скрябин. Интересны его «Вариации на польскую народную тему» для фортепиано (1904), написанные в традициях романтического искусства. Хотя в этом произведении есть недостатки (чрезмерная сложность хроматического голосоведения, стремление к необычным гармониям и постоянству колористического звучания фортепиано), тонкое художественное чутье его автора делает работу изысканной и необыкновенно поэтичной.

В последующих сочинениях талант композитора раскрылся в большей мере. Шимановский постоянно обращался к польскому народному творчеству, стремясь к оригинальной разработке фольклорных элементов. В то же время большое влияние на него в этот период оказала эстетика французского импрессионизма. Увлеченный импрессионистическими опытами, музыкант отошел от интонационной основы национальной музыки. На первое место в его произведениях вышла игра светотени, сложная ритмика. Особенно интересовала Шимановского разработка системы динамических оттенков.

В то же время импрессионистические произведения музыканта отмечены печатью яркой индивидуальности их автора. Своеобразный почерк Шимановского виден во многих деталях его работ, в которых эмоциональная напряженность и экспрессия уступают место спокойной повествовательности.

Увлечение импрессионизмом сказалось и на тематике музыкальных сочинений Шимановского. В то же время в произведениях на мифологические и восточные сюжеты отразились впечатления, полученные композитором во время его путешествий по разным странам (он побывал в Италии, Сицилии, Алжире, Тунисе). В то же время античная и восточная тематика трактуется Шимановским несколько условно. Таковы трехчастные циклы «Метопы» для фортепиано (1915) и «Мифы» для скрипки и фортепиано (1915), а также фортепианная сюита «Маски» (1917).

В «Метопы», созданные под впечатлением от прочтения «Одиссеи» Гомера, включены три пьесы: «Остров сирен», «Калипсо» и «Навсикая». В этом импрессионистическом произведении, близком «Сиренам» К. Дебюсси, нет строгой простоты и торжественности, свойственной гомеровской поэме. Музыкальная ткань сочинения Шимановского кажется трепетной и необыкновенно легкой. В «Метопах» отсутствуют широкие мелодические фразы, их музыка изобилует короткими мотивными образованиями, а гармонический язык насыщен диссонирующими созвучиями.

Но наиболее ярко импрессионистический стиль проявился в «Мифах» для скрипки и фортепиано. Цикл состоит из трех пьес: «Фонтан Аретузы», «Нарцисс», «Дриады и Пан». Близкие символизму Малларме, они рисуют условный мифологический мир. Главное свойство музыки «Мифов» – колористичность, ей присущи сложность гармонического письма, скрупулезность разработки фактурных деталей. Наибольшую известность получила пьеса «Фонтан Аретузы», где в обрамлении фортепиано звучит нежная и безмятежная мелодия скрипки.

«Метопы» и «Мифы» свидетельствуют о сильном воздействии на творчество Шимановского музыки К. Дебюсси, что проявляется в легчайшей ткани пассажей, тщательности разработки техники сочетания диссонирующих созвучий, стремлении лишить музыку ее «материальной» сущности. Пьесы Шимановского – типичный образец импрессионистического искусства, и польский композитор подчас превосходит своих французских коллег в создании утонченных и предельно сложных произведений.

В подобном стиле написан и Первый концерт для скрипки с оркестром (1916), отразивший впечатления от стихотворения «Майская ночь» польского поэта Т. Мициньского. Восторженные и радостные чувства пронизывают музыку концерта, оркестровая ткань которого состоит из тончайших тембровых сочетаний.

Несколько иное впечатление оставляет фортепианная сюита «Маски», где импрессионистические черты сочетаются с элементами конструктивизма. Хотя содержание сюиты не столь условно, как в «Мифах», но и тут присутствуют элементы экзотики. Особенно заметны они в открывающей «Маски» пьесе, основанной на условно трактованных восточных мотивах. Явная стилизованность музыки тем не менее не лишает ее поэтического очарования. Во второй и третьей частях сюиты – пьесах «Тантрис-шут», «Серенада Дон Жуана» – на первый план выходит гротеск, решенный в оригинальной и причудливой форме.

Скрипичные и фортепианные произведения Шимановского, получившие широкую известность, часто исполнялись прежде и продолжают интересовать ценителей музыкального искусства и в наши дни. Не менее значительны и вокальные работы композитора, также выдержанные в импрессионистическом стиле. Особенно хороши его романсы, восхищающие гибкостью вокальной линии, оттеняемой колоритным фортепианным сопровождением. И здесь музыкант очень часто обращался к восточной тематике.

Одним из самых значительных произведений Шимановского в 1910-е годы стала одночастная Третья симфония («Песнь о ночи», 1916), созданная под впечатлением от поэзии иранского поэта Средневековой эпохи Джалолиддина Руми. Предназначенная для большого симфонического оркестра, смешанного хора и солиста-певца (тенора), она поражает своей мощью и силой. Для симфонии характерны интонационное и полифоническое развитие, лирические рассуждения сочетаются в ней с экстатическими эпизодами, вызывающими в памяти музыку А. Скрябина.

Произведения, написанные Шимановским в 1920 – 1930-е годы, говорят о появлении в его творчестве нового стиля, основанного на национальных песенных интонациях. Увлечение фольклором особенно характерно для времени, когда композитор жил у подножия Татр, в Закопане. Здесь он познакомился с песнями и танцами татранских горцев, и это не могло не отразиться на его музыке. В сочинениях Шимановского, побывавшего в разных уголках Польши, можно услышать отголоски гуральских, курпевских, мазовецких мелодий. Так, композитор создал замечательные обработки курпевских песен для хора и голоса с фортепиано. Музыканту удалось соединить простое и скромное очарование национальных мелодий с особенностями собственного оригинального стиля.

В такой же манере написаны и мазурки для фортепиано опус 50 (1924 – 1926). Хотя их язык усложнен, а иногда и политонален, в них хорошо заметно стремление к национальной и жанровой характерности.

Творчество Шимановского необыкновенно многогранно. В период увлечения камерной музыкой, помимо Третьей симфонии, он создал концерт для скрипки с оркестром (1916), затем оперу «Король и Роджер» (1924) и многие другие произведения, свидетельствующие о широте исканий музыканта.

Последнее десятилетие жизни Шимановского было омрачено его тяжелой болезнью и материальными трудностями, что почти никак не отразилось на его музыке. Именно в этот период композитор создал лучшие свои произведения. Музыкант продолжал выезжать с концертами за пределы Польши. В 1933 году он побывал и в нашей стране.

Связь с народной музыкой ощущается в прекрасной Четвертой симфонии (Symphonie concertante, 1932), написанной для оркестра и солирующего фортепиано. В ней слышатся отзвуки гуральских мелодий, ритмы польских танцев куявяка и оберека. Симфонии свойственны такие качества, характерные для позднего стиля Шимановского, как гармоническая ясность, фактурная прозрачность, простота изложения.

Элементы народных плачей и причитаний, услышанных композиторами в татранских деревнях, присутствуют и в более ранней оратории «Stabat mater» (1926), написанной на польский перевод латинского текста. Простая и строгая музыка оратории полностью лишена прежних импрессионистических черт.

Наблюдения за жизнью горцев в Закопане нашли отражение в проникнутом романтическим духом балете «Харнаси» (1931), создававшемся в течение восьми лет (Шимановский несколько раз оставлял работу над ним и через некоторое время вновь возвращался к балету). Музыка «Харнаси» изобилует фольклорными элементами, мастерски переработанными автором. Балет восхищает динамичностью и остротой ритма, оригинальностью оркестровки.

В 1936 году премьера «Харнаси» с грандиозным успехом прошла в Париже. А в следующем, 1937, году автор оперы умер от туберкулеза в Лозанне.