КалейдоскопЪ

Русальная неделя

Вслед за Троицей шла Русальная неделя. Академик Б. А. Рыбаков связывает русальную неделю с древним языческим праздником – русалии. «Русалки в Древней Руси были кульминационной точкой народных языческих праздников. Все виды искусства проявлялись в них в полной мере: музыка, пение танцы, военные игры, театрализованные действия, проводившиеся иногда в масках».

По народным представлениям русалки – души утонувших девушек или же детей, умерших некрещёными, которые являлись в виде красивых бледных дев с длинными распущенными зелёными волосами. В русальную неделю они выходили на землю, бегали по полям и раскачивались на ветках деревьев. Для простых людей они представляют опасность, т.к. могут защекотать до смерти.

Образ русалок тесно связан с водой, что имело большое значения для предстоящего урожая, поэтому в русальную неделю запрещено купаться, а, выходя из дома люди, старались взять с собой полынь, с помощью которой можно было их отпугнуть. Сам же образ русалок, по мнению академика Б.А. Рыбакова восходит к языческому культу водяных женских божеств, которые появлялись на земле в тот момент, когда необходим был дождь.

Проводы русалок после Троицких праздников связывают с проводами весны. В связи с проводами русалок встречаются переодевания в одежду противоположного пола. В роли самих русалок выступает пара людей – мужчина и женщина. «Русалки» в секрете от молодёжи заранее делали из холстины для себя маски («рожи») и, одевшись (женщина по-мужски, а мужчина по-женски), вечером, когда все соберутся на улице, с разных сторон подходили к гулянью. Молодёжь, увидев их, с криком бросалась врассыпную, а «русалки» их ловили и щекотали до слёз».

Но на этом виды ряжения, связанные с русалками не заканчиваются. Своеобразное чучело русалки могли делать в виде лошади. В с. Оськино Воронежской области руководили обрядом вождения русалки специальные люди – «русалыцики», которые изготавливали попону для коня, куда помещалось двое мужчин. Передний держал в руках длинную палку, или вилы, на которые одевалась импровизированная голова лошади. Вёл коня парень, одетый в женскую одежду с глиняной маской на голове. Конь брыкался и прыгал, расталкивая толпу, а в конце представления – умирал, валясь на бок и поднимая кверху ноги.

В некоторых местах было принято делать чучело русалки преимущественно из соломы, на голову ей надевали венок и носили с песнями по селу, а, выйдя в поле, бросали на землю, разрывали, или же топили.

Во многих сёлах Юга России проводы русалок соединились с похоронами Костромы, которая нередко заменила собой и сам образ русалки. Это действо носило театрализованный характер, где роль Костромы исполняла девушка, вкруг которой водили хоровод и пели специальную песню:

Костромушка, Кострома,

Чи ты дома, чи нема?

Стук, гряк в ворота,

Костромушка дома?

(с. Подсереднее, Алескеевский р-н, Белгородской области)

А Девушка каждый раз после песни отвечала: «Дома», – затем: «в погреб полезла», – потом: «ножку сломала», и т.д., пока не ответит: «умерла», после чего следовало её отпевание также песней

Кострома, ты

Костромушка моя.

Государыня, барыня моя.

Ой, что ж ты лежишь,

Ничего не кажешь,

Отрублены ножуньки,

Отсечены ручушки,... и т.д.

После чего Кострома оживала.