КалейдоскопЪ

Семейные праздники и обряды

Существует традиционное для фольклористики объединение семейных обрядов вокруг важнейших периодов человеческой жизни – рождения, брака, смерти. Отсюда выстраивается цепочка родильной, свадебной, похоронной обрядности и поэзии, сопровождающей обряды. Изучая семейно-обрядовый цикл, мы исследуем фольклор, который непосредственно сопровождает эти обряды.

Рождение и крещение младенца

Рождение ребёнка издавна считалось одним из самых опасных и сакральных моментов жизни человека. Родильная обрадность не ограничивалась одними лишь родами, а начиналась задолго до них, во время беременности матери. С этим временем у русских связано множество примет и суеверий, уходя­щих своими корнями в языческую древность.

Самым главным условием было обязательное соблюдение всех религиозных норм и запретов. В ожидании ребёнка будущая мать ни в коем случае не должна была работать в религиозные праздники, а особенно в дни святых – покровительниц женского труда и помощниц в родах, таких, как Св. Анастасия, Св. Анна, и т.д. Но самыми главными святыми, отвечающими за благополучное роджение, считались Дева Мария и Параскева Пятница, которые косвенно почитались каждую среду и пятницу.

С именем Св. Параскевы связано множество легенд, до сих пор бытующих в среде русского крестьянства. В них Святая предстаёт перед не верующими в неё женщинами в образе старухи, или девушки, и наказывает их за непослушание лишая зрения. Также неповиновение Св. Параскеве беременной женщине грозит тяжёлыми родами, а в противном случае – смертью.

Большую роль в судьбе роженицы и будущего младенца играла бабка – повитуха, которая за свои познания и умения часто считалась в среде односельчан колдуньей, т.к. владела информацией о рождении человека, которая была не доступна другим, знала множество правил и заговоров, помогающих роженице.

Сама бабка – повитуха была, как правило, преклонного возраста, с уже взрослыми детьми, и нередко безмужняя. Она начинала ухаживать за роженицей задолго до родов, и после них для родившегося младенца становилась родственницей.

Во время родов будущая мать расплетала волосы, снимала кольца, пояс чтобы ничего на её теле не образовывало узлов, которые могли бы косвенно отрицательно повлиять на результат. Родившегося мальчика заворачивали в рубаху, или порты отца, а девочку – в одежду матери, чтобы уберечь ребёнка от болезней и порчи.

Огромную роль в жизни младенца играл выбор имени. Если он родился здоровым, то его называли по святцам в честь святого, в день которого он появился на свет, или был крещён. Если же ребёнок был болезненным и слабым, то его называли в честь родителей: девочку – именем матери, а мальчика – в честь отца. В этом случае считалось, что мать или отец делятся с младенцем своим здоровьем и жизненной силой. Но это была крайняя мера, поэтому нельзя было давать имени родителей здоровым детям, т.к. в этом случае кто-нибудь из них может потерять своё здоровье.

После родов в течение сорока дней и мать и младенец считались не чистыми и уязвимыми. В эти дни мать не могла ходить в церковь, и не показывала младенца чужим людям, чтобы уберечь его от сглаза. Всё это время к ним продолжала приходить повитуха, которая ухаживала за матерью, и ребёнком. По истечении сорока дней её благодарили подарками от семьи младенца. Как правило, за её работу не принято было платить деньгами, поэтому повитухе дарили красивый платок, или отрез ткани на платье, и т.д.

Как правило, ребёнка старались крестить как можно раньше, т.к. нельзя было допустить смерть некрещеного младенца. В этом случае считалось, что его душа не успокоится, и он будет являться матери во сне. Тогда для упокоения души ребёнка мать должна была замолить свой грех в церкви, а также купить сорок крестиков, и раздать их другим детям, как бы окрестив, таким образом, умершее дитя.

Выбор крёстных родителей также считался важным этапом в жизни ребёнка, потому что если они ему не подходили, то младенец мог заболеть и погибнуть. Для исправления такой ситуации существовал так называемый обряд продажи ребёнка, когда приглашали первую встречную женщину, или мужчину, которым за символическую плату продавали ребёнка, передавая его в окно. Затем купивший заносил его обратно в дом через дверь. После этого «покупатель» считался для младенца новым крёстным родителем, а сам ребёнок обязательно должен был поправиться.