КалейдоскопЪ

Похороны и поминки

Похороны в глубокой древности отличались от похорон, практикующихся в наши дни. Но детально восстановить весь ход похоронного обряда удаётся не всегда, т.к. описаний их дошло до наших дней мало, и выводы в основном приходится делать по находкам археологов, и нередко весьма умозрительно. Но относительно поздний вид похоронных обрядов дошёл и до наших дней, тесно переплетясь с церковными христианскими обычаями, и различаясь с ними в основном в трактовке объяснений одних и тех же действий.

После смерти человека завешивали все зеркала в доме, чтобы душа покойника не осталась в них, двери раскрывали, чтобы дух не маялся в закрытом помещении и мог спокойно уйти, на окно (для души умершего) ставили чашу с водой, которая стояла там до сорока дней, и кутью (поминальную кашу).

После обязательного омовения тела воду выливали на землю в самом укромном и тёмном месте, где не ступает нога человека или животного. На мёртвого надевали чистую одежду, после чего для проща­ния могли приходить знакомые и родственники.

Почти у всех народов мира, а также у русских во время похоронных обрядов было необходимо оплакать умершего. Для этого часто приглашали в дом специальных плакальщиц, которые владели этим искусством в совершенстве. Их основной задачей было причитать по умершему в основном от лица родственников, создавая тем самым у присутствующих соответствующее случаю настроение. В гробу, под голову покойнику клали подушечку, которую ни в коем случае нельзя было набивать пухом, или чем-то ещё, на чём могли спать живые люди. Основным наполнителем для неё служила солома.

Одежда умершего должна была быть чистой, желательно новой, обувь удобной, в основном без каблуков и с пяткой, т.к. в этом он должен был уйти на тот свет для вечной жизни.

Выносить тело из дома надо было обязательно на руках, ни в коем случае не задевая гробом за углы и дверные косяки, чтобы душа покойного не осталась в доме. Нести гроб близкие родственники не имели права, для этого специально нанимали или приглашали знакомых.

За гробом люди шли в определенной последовательности: вначале – близкие родственники, а сзади – дальние, а затем – друзья, и т.д.

Перед погребением умершего отпевали в церкви, или на дому – приглашённый священник. За совершённый обряд священника благодарили подарками. Присутствующие во время службы люди стояли с горящими свечами. Надо подчеркнуть, что подобное зажигание присутствует в церковных и народных обрядах в наиболее значительных, переходных для человека событиях (венчание, похороны, ограждение от порчи, и т.д.)? или же на специальных службах или их кульминационных моментах, но не распространены в повседневной жизни. Все атрибуты похоронных обрядов несли в себе определённую информацию, имевшую отрицательный смысл для живых, поэтому свечи после отпевания оставляли в церкви, и ни в коем случае не несли домой (в отличие, например от свечей венчальных, или после службы в чистый четверг), а после погребения, или посещения кладбища обязательно мыли руки.

После похорон устраивались поминки, на которые могли приходить все желающие. Как правило, людей приходило так много, что за столы садились в несколько приёмов, по очереди. Родственники усопшего садились за стол самыми последними, дав возможность всем гостям его помянуть.

На стол вначале подавали кутью (как правило, постную кашу с мёдом и изюмом), а затем остальные блюда. В зависимости от меткой традиции обязательные блюда могли различаться и вначале могли подавать блины, пирожки, но почти всегда с мёдом.

Отдельно ставили прибор для усопшего: тарелку и стопку водки, накрытую куском хлеба; и его место за столом никто не имел права занимать. Ели гости только ложками, и ни в коем случае нельзя было использовать вилки, т.к. считалось, что ими можно поранить душу ушедшего, которая присутствует за столом. В конце гостям подавали кисель.

Следующие поминки обязательно справляли на девятый и сороковой день после смерти, после чего считается, что душа покойного возносится на небеса. И если до девятого дня покойнику желали «земли пухом», то после – «царствия небесного».

Отдельно надо сказать о похоронах самоубийц, которых погребали за пределами кладбищ, на неосвящённой земле, как совершивших самый тяжкий грех. Поминали их только в строго отведённые для этого дни на Троицу.