КалейдоскопЪ

Артиллерийские химические снаряды

Хотя на западноевропейском театре мировой воины 1916 год продолжал быть годом газобаллонных атак, но все же в начавшемся соревновании между газопуском и стрельбой химическими снарядами уже определенно выявились тенденции к переносу центра тяжести на последние.

С этой стороны заслуживают внимания действия германской артиллерии под начальством полковника Брухмюллера на русском театре при атаке предмостного укрепления у Витонежа 1 ноября 1916 года, в результате которой германцы с очень незначительными потерями овладели предмостным укреплением и прикрывающей его позицией захватив весь гарнизон в плен.

Применение химического оружия в виде артиллерийского обстрела химическими снарядами к 1917 году получило достаточный боевой опыт и такое развитие, что, естественно, должно было вылиться в определенную систему. Таковой явился метод «газовых прямоугольников», примененный впервые австро-германцами на русском фронте. 3 апреля 1917 года по этому методу были применены химические снаряды австро-германской артиллерией (300 орудий и 100 минометов) под начальством германского полковника Брухмюллера при атаке русского предмостного укрепления на р. Стоходе у деревень Тоболы — Рутка Червшце, или так называемого 1 «Червшценского плацдарма», занятого двумя дивизиями III армейского корпуса, располагавшего 103 орудиями. Результаты этой атаки увенчались исключительным успехом. Австро-германцы без больших потерь для себя овладели всем плацдармом, захватив более 10 000 пленных русских солдат.

В ожидании газовой атаки

В 1916 году Россия тоже стала применять химические артиллерийские снаряды, снаряжая последние хлорпикрином и получая снаряды с фосгеном и с синильной кислотой от Англии и Франции.

6 апреля 1917 года англичане на Скарпе произвели жесточайший химический обстрел германцев из 400 артиллерийских орудий. 9 апреля англичане произвели сильный артиллерийский обстрел германских окопов и артиллерийских позиций, прервав всякую подачу снарядов германской артиллерии, которая во время атаки не могла принять участие в обороне. По германским источникам, действие химических снарядов значительно деморализовало и германскую пехоту. Тогда же англичане дали образец постановки дымовой завесы на участке 9-й дивизии, где образовался разрыв фронта из-за замедления наступления соседней дивизии.

На протяжении всею лета и осени 1915 года русская армия пыталась сдержать натиск австрийских и германских дивизий. Черчилль с горечью и симпатией описывает этот период худших русских поражений; «Уже ослабленные в отношении качества и структуры нанесенными ударами, находясь в худшей фазе недостачи оружия и боеприпасов, армии царя на 1200-км фронте удерживали позиции от последовательных германских ударов то здесь, то там, осуществляя глубокий и быстрый отход. Следующие на всех направлениях удары поставили под вопрос само существование русской армии. Это было зрелище германского воинства, действующего с удивительной энергией и близкого к тому, чтобы обескровить русского гиганта… Это была сага одной из ужасающих трагедий, неизмеримого и никем не описанного страдания. Учитывая состояние их армий и их организации, русское сопротивление и твердость достойны высшего уважения.

Уже стало традицией, описывая химическое оружие в мировую войну, на чем свет стоит склонять немцев. Они, дескать, пустили хлор против французов на Западном фронте и против русских солдат под Перемышлем и такие они плохие, что дальше ехать некуда. Но немцы, будучи пионерами в вопросе применения химии в бою, сильно отставали от союзников в масштабах ее использования. Не прошло и месяца с момента «хлорной премьеры» под Ипром, как союзники начали со столь же завидным хладнокровием заливать различной гадостью позиции немецких войск на окраинах упомянутого города. Русские химики тоже не отставали от своих западных коллег. Именно русским принадлежит приоритет в наиболее успешном применении артиллерийских снарядов, заполненных раздражающими отравляющими веществами против немецких и австро-венгерских войск.

За годы войны различными газами было поражено более миллиона человек. Марлевые повязки, так легко нашедшие себе место в солдатских заплечных мешках, стали почти бесполезными. Нужны были радикально новые средства для защиты от отравляющих веществ. В течение войны противоборствующими сторонами применено 125 тысяч тонн ОВ, унесших 800 тысяч человеческих жизней.