КалейдоскопЪ

Рапорт главнокомандующего Северо-Западным фронтом ген. Я. Г. Жилинского от 18/31 августа 1914 г.

о тяжелом положении 2-й армии и о поведении ее командующего ген. А. В. Самсонова

№ 305 г. Белосток

Верховному главнокомандующему — рапорт

1. Вашему императорскому высочеству доношу, что к утру 15 сего августа обстановка на театре действий 2-й армии сложилась следующим образом: арм. корпус оставил занимавшуюся им позицию у Сольдау, а потом отошел от Сольдау к Млава; 6-й арм. корпус, бывший у Бишофсбурга, отступил южнее Ортельсбург; 15-й арм. корпус 14 августа вел бой у Мюлена, атаковав противника у этого пункта; но Мюлен не занял. При таких обстоятельствах командующий 2-й армией ген. Самсонов выехал утром 15 августа из Нейденбурга в направлении на Надрау, чтобы лично руководить действиями 13-го и 15-го арм. корпусов, которыми было предположено атаковать противника в направлении на Мюлен, Хохенштейн.

Отъезжая из Нейденбурга, ген. Самсонов уведомил штаб вверенного мне фронта, что вместе с его отъездом снимается телеграфный аппарат, который по прямому проводу был связан с аппаратом, находящимся в штабе вверенного мне фронта, сообщив вместе с тем, что будет некоторое время без связи со мной. Помешать этому было невозможно, так как факт прекращения связи стал известен только тогда, когда он уже совершился. Вследствие такого распоряжения была разорвана связь не только штаба армии со штабом главнокомандующего фронтом, но со всеми корпусами, входящими в состав 2-й армии.

Отсутствие связи во 2-й армии привело к тому, что все последующие события прошли уже без всякого руководства, и те потери, которые понесла 2-я армия, являются следствием именно отсутствия руководства и объединенного действия корпусов этой армии…

Самый отъезд ген. Самсонова из Нейденбурга к 15-му корпусу явился совершенно несоответственным, так как с отъездом из Нейденбурга командующего 2-й армией управление войсками этой армии стало совершено невозможным.

Следуя из Нейденбурга к Надрау, ген. Самсонов получил донесение об отходе как 1-го арм. корпуса, так и об отступлении 6-го корпуса. При таких условиях оба фланга 13-го и 15-го арм. корпусов оказались открытым и их выдвинутое далеко вперед положение не соответствовало обстановке.

Когда в штабе Северо-Западного фронта было получено донесение об отступлении 1-го и 6-го арм. корпусов, начальник штаба сейчас же телеграфировал ген. Самсонову: «Главнокомандующий приказал отвести корпус 2-й армии на линию Ортельсбург, Млава, где и заняться устройством армии; 2521. Орановский».

Однако не имею уверенности, что это приказание дошло до назначения, так как за Остроленка провод телеграфа бездействовал вследствие вышеупомянутого распоряжения о снятии аппарата.

Благодаря же отсутствию надежной связи приходилось принимать случайные меры, заключавшиеся в посылке офицеров на автомобилях и летчиков на аэропланах, каковые средства связи оказались не достигавшими цели. Таким образом, о ходе событий я был ориентирован недостаточно и только по отрывочным данным, случайно попадавшим в штаб, мог подозревать о тяжелом положении обоих корпусов.

Дальнейшее изложение хода событий сделано на основании донесения ген. Постовского.

Ген. Самсонов признавал по обстановке атаку 13-го и 15-го арм. корпусов решающей события последних дней, почему и решил лично руководить действиями этих корпусов.

Прибыв в 15-й корпус, ген. Самсонов застал этот корпус в горячем бою, который проходил для нас очень успешно: 8-я пех. дивизия взяла 300 пленных, орудия и пулеметы; 2-я пех. дивизия захватила 1000 пленных и много орудий и гаубиц.

Однако силы 15-го корпуса уже истощились после многодневных боев. 13-й арм. корпус, которому ген. Самсонов не раз предписывал энергично атаковать противника большими силами, выслал 14 августа на помощь 15-му корпусу только одну бригаду, действия которой не отличались доблестью: 3-й Марвский и 4-й Капорскии пех. полки скоро сдали и, несмотря на меры по их организации, принятые лично ген. Самсоновым, до конца боя в деле участвовать не могли. Остальные части 13-го арм. корпуса подошли севернее Хохенштейна в 4-м часу дня, и хотя и вступили в бой, но решительных действий всеми силами не предприняли, 15-й же корпус более держаться не мог.

Ген. Самсонов, видя неуспешность атаки и желая спасти 15-й арм. корпус, приказал начать отступление ночью, причем этот отход со стороны Нейденбурга должен был прикрывать отряд ген. Кондратовича: 2-я пех. дивизия, гвард. Кексгольмский полк и бригада 6-й кав. дивизии, а также постепенно снимаемые части 15-го корпуса. Действия этого отряда до сих пор еще не выяснены, но ген. Кондратович оставил свои войска и в ночь на 17 августа оказался в Прасныше. Отход начался ночью и продолжался днем. На позициях у Орлау и Бартошкена отступавшие части подвергались энергичной атаке противника. Доблестные войска 15-го корпуса, дравшиеся еще накануне героями, лишились последних сил. Ген. Самсонов решил уехать в тыл для дальнейшей работы по отводу войск и управления вверенной ему армией. Верхом, со штабом и сотней Донского, полка он двинулся в направлении на Янов. Все пути на Янов и Хоржеле оказались занятыми отрядами германской конницы с конной артиллерией и пулеметами на автомобилях, которые безнаказанно уничтожали отходящие обозы и отдельные части. Ген. Самсонов, не будучи в состоянии пробиться на Янов, несмотря на произведенные его личным конвоем атаки на пулеметы, двинулся на соединение с 6-м корпусом в направлении на Вилленберг. Но в это время Вилленберг был уже занят отрядами противника, который не пропустил ген. Самсонова к 6-му корпусу. Ввиду этого ген. Самсонов решил пройти ночью пешком в Хоржеле по лесной дороге, и, отделившись от офицеров штаба армии, ген. Самсонов скрылся в лесу. Ген. Постовский доносит, что он с чинами штаба слышали выстрел, после которого стали разыскивать ген. Самсонова, но, проискав в лесу всю ночь и на рассвете, они не нашли его.

Результатом всех боев и тяжелого отступления надо считать, что 15-й арм. корпус и 2-я пех. дивизия уничтожены огнем и атаками противника. Что же касается 13-го арм. корпуса, то сведений о нем никаких не имеется.

Большую утрату понесла наша армия в лице ген. Мартоса, героя этих дней, самоотверженно руководившего геройскими действиями 15-го корпуса. Говорят, что ген. Мартос с офицерами штаба корпуса погибли расстрелянными в автомобиле по дороге на Янов у д. Мушакен. Таким образом, причинами тяжелой неудачи является не только отступление 1-го арм. корпуса со своих позиций у Сольдау, но и то, что командир корпуса, уверив ген. Самсонова, что отхода не будет, снял телеграфный аппарат и, никого не предупредив об этом, отвел свои войска к Млаве и только тогда послал донесение (по словам ген. Самсонова). Благодаря этому левый фланг и тыл группы из 13-го и 15-го арм. корпусов были совершенно оголены, что и позволило немецкой коннице с конной артиллерией и пулеметами на автомобилях в незначительном числе последовать из Сольдау на Нейденбург и далее на восток и преградить отход к югу на нашу территорию не только отдельным лицам, но и небольшим частям.

Большое влияние в тяжелом поражении 2-й армии сыграло стремление командующего армией вести последнюю свою операцию на очень широком фронте, при котором взаимодействие отдельных корпусов ее являлось затруднительным. Ген. Самсонов, несмотря на данные ему мною телеграммой за № 3009 категорические указания в действиях 15 августа, вел свои корпуса на таком широком фронте, при котором не было никакой возможности помочь другими войсками той его части, которая оказалась в тяжелом положении. Трудность взаимной поддержки усиливалась вследствие неорганизованности штабом армии надлежащей связи как между отдельными корпусами своей армии, так и со штабом вверенного мне фронта. Как доносит ген. Постовский, критическое положение 15-го арм. корпуса явилось также следствием недостаточно доблестного поведения 13-го корпуса.

Все эти причины повели к тому, что серьезная неудача 2-й армии произошла не от обхода фланга и тыла 15-го корпуса крупными частями, а лишь небольшими отрядами конницы с конной артиллерией и пулеметами на автомобилях, которые расстреливали наши войска при поспешном отступлении. Движение этих отрядов на восток не могло бы состояться при условии нахождения у Сольдау 1-го арм. корпуса. Если поведение и распоряжения ген. Самсонова как полководца. заслуживают сурового осуждения, то поведение его как воина было доблестное; он лично под огнем, подвергая себя большой опасности, руководил боем и, не желая пережить поражение, покончил жизнь самоубийством.

На основании Статьи 431 Положения о полевом управлении в военное время ген. — майор Постовский вступил во временное командование 2-й армией именем покойного ген. Самсонова.

Считая его человеком совершенно больным и нервно-расстроенным и опасаясь вследствие этого оставлять распоряжение армией в руках ген. Постовского хотя бы в течение нескольких дней, я допустил к временному командованию 2-й армией командира 2-го арм. корпуса генерала от кавалерии Шейдемана.

Генерал от кавалерии Жилинский

Начальник штаба генерал-лейтенант

Орановский

(Восточно-Прусская операция. С. 313–316.)