КалейдоскопЪ

Секретный доклад от 22 марта 1916 г. генерала М. В. Алексеева,

начальника штаба верховного главнокомандующего, Николаю II об общем положении на театре войны

22 марта / 4 апреля 1916 г.

Общее наше положение на театре войны

Весьма секретно

Минувшая операция не внесла существенных изменений в наше стратегическое положение. Хотя и имеется сообщение ген. Жилинского, что намечена переброска с западного германского фронта на наш одного корпуса (22-го), но соотношение сил останется для нас благоприятным и не внушающим опасений. Ростепель и состояние путей положили естественный предел недели на четыре развитию широких операций, и мы имеем время для пополнения потерь, для боевой подготовки и для улучшения материального обеспечения в мере наших средств.

Менее утешительны выводы из минувшей операции в тактическом отношении для будущих наших действий. Намереваясь нанести противнику сильный удар, мы обеспечили себе существенный перевес сил, сосредоточили стратегически в точке удара пятерные силы (236 000 штыков против примерно 46 000 штыков) и не выполнили поставленной себе задачи, проявив малую тактическую подготовку и большую неосведомленность в действиях союзников на французском фронте и наших войск в декабре 1915 г. на Стрыпе. Как 9-я армия попала в клещи флангового огня, так и правый фланг 11-й армии и войска 5-й армии, особенно Двинской группы. Обе наши тактические операции отличались надеждой прорвать расположение противника налетом, отсутствием стремления к точной и разумной постановке артиллерии определенных целей, нужных для подготовки и успеха пехотной атаки.

Наша операция была приостановлена не столько половодьем и наступившей неблагоприятной погодой, сколько сознанием, что после уже понесенных частью корпусов потерь развивать действия по ранее выработанному плану, но с прежними приемами выполнения бесполезно.

Нам необходимо изучить наш дорогой опыт, использовать опыт наших союзников, чтобы в близком будущем подготовиться к более успешному выполнению тех задач, которые необходимо неотложно провести в жизнь, и создать из нашей армии боевой организм, способный не только отбивать немецкие удары, но и с полной уверенностью наносить их. Для выполнения этого, т. е. для всесторонней подготовки к операции, остается немного времени, примерно около месяца — до конца апреля, когда в прошлом году немцами начато вторжение в Рито-Шавельский район и последовали удары на Карпатах.

Срок нашей готовности определяется также и постановлением совещания союзных представителей при французской главной квартире (телеграмма ген. Жилинского от 28 февраля), что «общее наступление всех армий предположено в мае, причем начать его должна русская армия в начале мая, а прочие должны начать его в половине».

Таким образом, к 1 мая наши армии должны быть вполне готовы… во всех отношениях к наступлению.

Конечно, фактически наша операция может начаться и позже под влиянием только что закончившихся действий у нас и еще продолжающейся операции под Верденом, но все мероприятия по подготовке мы должны закончить по возможности ранее 1 мая и никак не позже этого времени, имея в виду вероятность более или менее сильного контрудара противника на нашем фронте в конце уже апреля.

Положение противника. Следует признать, что после Верденской операции, особенно если она окончательно решится не в пользу немцев, едва ли они будут в состоянии повторить такое же сосредоточение своих сил на нашей границе, какое было ими произведено в 1915 г. К тому же сильно изменились дело снабжения в наших армиях, их боевая сила и обеспеченность пополнения потерь.

Если Западный фронт пополнит свои 911 батальонов, Северный — 455 батальонов и Юго-Западный — свои 593 до полного штата штыков, то наш перевес увеличится.

Таким образам, пока наш перевес над противником выражается в 671 000 штыков и шашек, а в действительности он, вероятно, еще больше. Но, приняв во внимание нашу тяжелую организацию дивизий в 16 батальонов против немецкой в 12 и даже 9 батальонов, следует перевес этот уменьшить и считать его примерно (в оперативном отношении) в 500 000 штыков и шашек.

Перевес этот резко выражается на театре севернее Полесья, где мы вдвое сильнее противника, и лишь на 1/6 южнее Полесья.

Из этого следует, что германцам наиболее выгодно было бы нанести нам удар на Юго-Западный фронт, где усиление австро-венгерской армии только четырьмя германскими корпусами (84 000 штыков) уравняло бы наши силы. На севере же эти четыре корпуса могут дать средства лишь для частного удара, например, при содействии флота против Риги, сгладить же неравенство сил они не могут. Но удар на Юго-Западном фронте не может иметь решающего в общем ходе войны значения.

Соображения на случай обороны. Если противник атакует нас в половине апреля, т. е. ранее, чем мы сочтем себя готовыми к наступлению, то севернее Полесья он может произвести лишь частный удар или на Ригу, иди Двинск, Молодечно, Минск, ограничиваясь на остальных участках обороной, рассчитывая на нашу малую способность брать его позиции. Нельзя отрицать, что он может надеяться с новыми четырьмя корпусами и с могучей артиллерией сбить нас у Риги, Двинска, Молодечно или Минска. Но всего вероятнее, что этот частный удар, потребовав от нас напряжения и массы усилий, все же будет нейтрализован и прорыв будет устранен. Если противник те же четыре корпуса с резервом тяжелой артиллерии двинет сначала на Юго-Западный фронт, го он может рассчитывать отбросить наши войска от Румынии, парализовать деятельность последней и, предоставив австро-венгерской армии развивать первоначальный успех, перебросить свои корпуса с резервом артиллерии на Ригу или Минск. Тогда часть наших сил будет находиться в пути с севера на юг, и удар будет нам очень чувствителен. Допуская возможность такого плана, не следует слишком обнажать Риги и барановичского направления в июне и позже совершенно доступного.

Следовательно, наиболее опасно для нас подвергнуться внезапному нападению на юге. Необходимо иметь к северу от Полесья резерв в распоряжении верховного главнокомандующего для переброски в случае надобности на юг, не нарушая соображений главнокомандующих. Гвардейский отряд по своей громоздкости и перегруженности тыловыми учреждениями, экономическим обществом совершенно не может выполнять роль такого подвижного резерва. Соображения Юго-Западного фронта должны предусматривать возможность такого наступления противника, и фронту нужно быть готовым к отбитию удара, приняв меры к скорейшему окончанию формирования и боевой подготовки новых дивизий.

Таким образом, внезапное наступление противника создаст известный кризис в нашем нынешнем положении только тогда, когда оно последует на юге.

Мера против этого пока единственная: подготовка на севере резервов и хорошо обдуманный план Юго-Западного фронта, выделение им сильных резервов, доведение его войск до полных штатов, скорейшее осуществление всех намеченных организационных работ. Но нельзя допустить только в предположении такого плана переброски сил ныне же на Юго-Западный фронт. Важнейшее стратегическое значение принадлежит театру к северу от Полесья, и здесь мы должны всемерно стремиться к обеспечению для себя превосходства в силах.

Соображения для наступления. К решительному наступлению без особых перемещений мы способны только на театре севернее Полесья, где нами достигнут двойной перевес в силах.

Но нежелательно повторять прежний план и вести атаки в болотистых и лесных районах Постав и Якобштадта. Размокшая почва долго не высохнет, даже к маю; во-вторых, как признают французы по своему опыту, лесные участки представляют продвижению вперед самые серьезные препятствия по легкости устройства проволочных заграждений, трудности их разрушения, поваленных деревьев, укрытой установки пулеметов и артиллерии.

Предстоящую операцию было бы желательно построить на следующих основаниях:

1. Западный фронт производит главный удар из Молодечненского района в направлении Ошмяны, Вильна, может быть, начиная удар на участке Листопады, Вишнев, допускающем охват с обоих флангов, как на участке, вдающемся в нашу боевую линию.

2. Для большой связности в действиях при обороне Двинска и для лучшего использования при наступлении вдающегося в наше расположение участка неприятельской позиции при смежности обоих фронтов 1-я армия передается в Северный фронт и разграничительная линия проходит примерно по долине р. Дисенки.

3. Северный фронт производит главный удар в районе Двинск, Видзы, для чего соответственно и значительно усиливает 1-ю армию.

4. Два главных удара обоих фронтов разъединены пространством лишь 100 верст.

5. Передачей 1-й армии в Северный фронт последний получает возможность применить свои силы и развить удар вне лесов и болот.

6. Два гвардейских корпуса образуют резерв верховного главнокомандующего и в случае надобности могут усилить удар южнее Двинска. Они не входят в число тех сил, которыми Северный фронт обязан увеличить состав 1-й армии.

7. Для лучшего обеспечения Риги и ее района необходимо оставить там силы вдвое большие, чем имеет противник (42 000), а именно 84 000–100 000 — 4 корпуса.

8. Общее наступление начинается ударом этих корпусов из Рижского района с целью овладения Митавой, что сразу может изменить положение на этом фланге Северного фронта, так как захват Митавы как узла путей сразу составит существенную угрозу противнику.

9. Через несколько дней после атаки из Рижского района, смотря по ходу дел, производится одновременный удар от Молодечно и Двинска.

10. Нужно всемерно стремиться к тому, чтобы Северный фронт, имея в Риге двойное количество сил против неприятеля, из общего количества своих сил (400 000 не считая гвардии) выделил пример но 250 000 против 200 000 неприятеля для удержания его и обеспечения путей на Петроград, а остальные пять корпусов (150 000 чел.) собрал в районе 1-й армии. С 63 000, состоящими ныне в этой армии, получится 213 000 для удара против 43 000 противника (превосходство в пять раз).

11. Западный фронт в свою очередь должен сосредоточить в районе 10-й армии весь свой избыток сил, примерно в 300 000 штыков и шашек, что с 10-й армией (178 000) образует силу в 480 000 против 82 000 неприятеля, т. е. силы почти в шесть раз большие.

12. Конечно, превосходство, намеченное выше, уменьшится от тяжелой организации наших дивизий и корпусов и малого развития путей сообщения.

13. Из этой массы Западный фронт должен иметь 3–4 корпуса, считая их временно в резерве верховного главнокомандующего, на случай кризиса на Юго-Западном фронте.

14. Разграничительная линия между Северным и Западным фронтами в общих чертах намечается от Козян на Вилькомир (принадлежит Северному фронту).

15. Корпуса Западного фронта, назначенные для нанесения главного удара Молодечно, Ошмяны, Вильна, сосредоточиваются в районе Молодечно, Минск, чтобы образовать резерв и на случай удара противника со стороны Барановичей.

16. Удобнее было бы 3-ю армию считать на фронте оз. Выгоновское, Чарторийск, объединяя этим оборону Полесья по обе стороны р. Припяти. Тогда все командование южнее Немана (Делятичи) до Полесья было бы объединено в 4-й армии.

Таким образом, по идее намечается удар 695 000 Cеверного и Западного фронтов против 125 000 противника, чем снова обеспечивается наше численное превосходство. Необходимо усердной работой со всеми начальниками добиться искусства производства тактической атаки, т. е. продуктивного употребления артиллерии и умелого ведения пехоты.

Юго-Западный фронт по-прежнему должен готовиться к производству удара из района Ровно ко времени развития наступления севернее Полесья.

Несомненно, перевес сил у нас велик; таковым он был и в минувшую операцию. Опыт указал, однако, что одно превосходство сил не обеспечивает успеха, что масса сил в наиболее решительные моменты операции, или бездействует, или вводится в дело малыми пакетами, по частям, последовательно.

Здесь намечена для обсуждения общая идея операции, согласованная с современными условиями соотношения и распределения сил. И то и другое в течение месяца может подвергнуться изменениям, что вызовет необходимость некоторых частных изменений, но общие начала должны во всяком случае сохранить свое назначение.

Порядок сосредоточения на пунктах удара. Сбор войск в районах 10-й и 1-й армий должен быть произведен по возможности незадолго до самого удара. До тех пор выгоднее, если войска Северного фронта будут выказывать стремление продолжать удар в Якобштадтском районе, а войска Западного фронта — около Постав и оз. Нарочь. Расположение резервов должно также наводить на мысль о продолжении старого. Вопрос этот требует строгого расчета и детальной разработки.

Характер подготовки удара. Расчеты на успех следует основывать не на выборе участка, где слабее будто бы укрепления противника, что всегда почти обманчиво, а на подготовке атаки артиллерии, согласованности действий пехоты и артиллерии, на тщательном изучении всеми способами неприятельской позиции, на умелом использовании добытых сведений.

Поэтому для главных ударов выбраны по возможности районы сухие, возвышенные, где в случае неполного успеха можно продолжать действия хотя бы в виде позиционной войны, продвигаясь шаг за шагом, достигая успеха продолжительной, упорной работой.

Такая подготовка требует внимательной разработки всех вопросов, указаний; требует распределения и эшелонирования артиллерийских запасов, подготовки эвакуации. Нельзя забывать вопроса о демонстрациях в различных видах (до распространения ложных сведений включительно).

Алексеев

(Наступление Юго-Западного фронта. С. 68–72.)