КалейдоскопЪ

Конвенция, касающаяся Афганистана

Высокие договаривающиеся стороны в целях обеспечения совершенной безопасности на обоюдных границах Средней Азии и поддержания в этих областях прочного и продолжительного мира заключили следующую конвенцию:

Статья 1.

Правительство его британского величества объявляет, что оно не имеет намерения изменять политическое положение Афганистана.

Правительство его британского величества обязуется, кроме того, осуществлять свое влияние в Афганистане только в миролюбивом смысле, и оно не примет само в Афганистане и не будет поощрять Афганистан принимать меры, угрожающие России.

Со своей стороны российское императорское правительство объявляет, что оно признает Афганистан находящимся вне сферы русского влияниям и оно обязуется пользоваться для всех своих политических сношений с Афганистаном посредничеством правительства его британского величества, оно обязуется также не посылать никаких агентов в Афганистан.

Статья 2.

Так как правительство его британского величества объявило в договоре, подписанном в Кабуле 21 марта 1905 г, что оно признает соглашение и обязательства, заключенные с покойным эмиром Абдур-Рахманом и что оно не имеет никакого намерения вмешиваться во внутреннее управление афганской территорией. Великобритания обязуется не присоединять или занимать, в противность сказанному договору, какой-либо части Афганистана и не вмешиваться во внутреннее управление этой страной, с оговоркой, что эмир выполнит обязательства, уже принятые им по отношению к правительству его британского величества в салу вышеупомянутого договора.

Статья 3.

Русские и афганские власти, особо к тому назначенные, на границе или в пограничных провинциях могут установить непосредственные взаимные сношения, чтобы улаживать местные вопросы неполитического характера.

Статья 4.

Правительства России и Великобритании объявляют, что они признают по отношению к Афганистану принцип торгового равноправия и соглашаются в том, что все облегчения, которые были или будут приобретены впредь для торговли и торговцев английских и англо-индийских, будут равным образом применяемы к торговле и торговцам русским. Если развитие торговли укажет на необходимость в торговых агентах, оба правительства условятся о мерах, какие следует принять, взяв, конечно, во внимание верховные права эмира.

Статья 5.

Настоящие соглашения войдут в силу лишь с момента, когда британское правительство заявит российскому правительству о согласии эмира на условия, выше постановленные.