КалейдоскопЪ

Декларация о выходе Италии из Тройственного союза от 4 мая 1915 г.

Вена

Нота итальянского посла в Вене Аварна на имя австро-венгерского министра иностранных дел Берхтольда

Союз между Италией и Австро-Венгрией представлялся при своем возникновении в качестве элемента и гарантии мира и прежде всего имел главной своей целью общую защиту.

Перед лицом позднейших событий и нового положения вещей, которое создалось в итоге их, правительства обеих держав должны были поставить себе другую не менее существенную цель, и в процессе последовательных возобновлений договора они стремились сохранить существование их союза, утвердив принцип предварительных соглашений относительно Балкан в целях примирения противоречащих интересов и тенденций обеих держав.

Совершенно очевидно, что этих соглашений, лояльно соблюдаемых, было бы достаточно, чтобы получить базу для общего и плодотворного действия.

Напротив, Австро-Венгрия, в течение лета 1914 года, без какого-либо соглашения с Италией, без малейшего предупреждения ее и совершенно не обращая внимания на советы умеренности, с которыми обращалось к ней королевское правительство, предъявило Сербии 23 июля ультиматум, ставший Причиной и отправным пунктом настоящего европейского пожара.

Австро-Венгрия, пренебрегая обязанностями, вытекающими из договора, глубоко потрясла балканский status quo и создала положение, из которого ей одной предназначалось получить выгоду в ущерб интересам самой большой важности, которые ее союзник столько раз защищал и провозглашал.

Столь разительное нарушение буквы и духа договора не только оправдало отказ Италии встать на сторону союзников в войне, вызванной без ее ведома, но одновременно лишила союза и его главного содержания, и его смысла.

Даже предусмотренное договором обязательство благожелательного нейтралитета оказалось скомпрометированным этим нарушением, В самом деле, и разум и чувство согласно отрицают, чтобы можно было соблюдать благожелательный нейтралитет, когда один из союзников берется за оружие для проведения программы, диаметрально противоположной тем жизненным интересам другого союзника, обеспечение которых составляет основной смысл самого союза.

Несмотря на это, Италия в течение нескольких месяцев силилась создать условия, благоприятные для восстановления между обеими державами тех дружественных отношений, что составляют главный фундамент всякого сотрудничества в области общей политики. В этой цели и в этой надежде королевское правительство заявило о своей готовности пойти на соглашение, основанное на удовлетворении в справедливых пределах законных национальных вожделений Италии и способное в то же время ослабить различие взаимного положения обеих держав в Адриатике.

Переговоры эти не привели, однако, ни к какому обязательному результату. Все усилия королевского правительства наталкивались на противодействие императорского и королевского правительства, которое по прошествии нескольких месяцев решилось всего-навсего признать особые интересы Италии в Валоне и обещать неудовлетворяющую уступку территорий в Трентино, уступку, никаким образом не создающую нормального выхода из положения ни с этнической точки зрения, ни с точки зрения политической или военной. Уступка эта, сверх того, должна была быть выполнена лишь в неопределенный срок, т. е. лишь по окончании войны.

При таком положении вещей итальянское правительство должно отказаться от надежды достичь соглашения и вынуждено взять обратно все свои предложения о соглашении.

Равным образом бесполезно поддерживать за союзом формальную видимость, которая служила бы лишь для сокрытия действительности, заключающейся в постоянном недоверии и в ежедневных противоречиях. Поэтому Италия, уверенная в своей правоте, заявляет и провозглашает, что она возвращает себе с этого момента полную свободу действий и объявляет аннулированным и лишенным отныне действия свой союзный договор с Австро-Венгрией.

(Международная политика. С. 30–32; МО 1870–1918. С. 306–307.)