КалейдоскопЪ

Речь президента США В. Вильсона перед конгрессом 2 апреля 1917 г.

Нынешняя подводная война Германии против торговли является войной против всего человечества. Это война против всех стран. Американские суда потоплены, американские жизни загублены методами, известие о которых вызвало в нас глубокое возмущение. Суда и люди нейтральных и дружественных стран были потоплены и поглощены пучиной подобным же образом. Не делалось никаких различий. Вызов брошен всему человечеству. Каждая страна должна решить за себя, как она его примет.

Выбор, который мы делаем для себя, должен быть сделан с осторожностью и сдержанностью, присущими нашему характеру и нашим мотивам как нации. Мы должны отбросить чувство возбуждения. Наша цель — не месть или победоносное утверждение физической мощи нации, но лишь восстановление права, человеческого права, единственным поборником которого мы являемся.

Есть только один выбор, которого мы не можем, не в состоянии сделать. Мы не изберем пути подчинения, мы не пожертвуем нашими правами и не потерпим пренебрежения или нарушения самых священных прав нашей страны и народа. Зло, против которого мы вооружаемся, не является обычным злом, оно подрывает самые корни человеческого существования.

С глубоким сознанием огромной важности, и даже трагичности предпринимаемого мною шага и серьезной ответственности, которую он за собой влечет, непоколебимо следуя тому, что я считаю своим конституционным долгом, я советую конгрессу: объявить нынешнюю политику имперского правительства Германии не чем иным, как войной против правительства и народов Соединенных Штатов; официально объявить военное положение, к чему его принудили, и немедленно предпринять шаги не только к тому, чтобы привести страну в состояние наилучшей оборонной способности, но также употребить все усилия и мобилизовать все ресурсы к ограничению германского правительства и окончанию войны.

Теперь, когда мы занимаемся этими в высшей степени важными делами, необходимо уяснить себе и всему миру, каковы наши мотивы и цели.

Наша цель сейчас, как и всегда, — восстановить принцип мира и справедливости в международной жизни против эгоистической и автократической силы и установить среди действительно свободных и самоуправляющихся народов мира такое согласие целей и действий, которое и впредь обеспечит соблюдение этих принципов.

У нас нет недоразумений с немецким народом. У нас нет иного чувства к нему, кроме симпатии и дружбы. Не по его почину его правительство вступило в войну. Это произошло без ведома и одобрения германского народа.

Эта война была предпринята так же, как предпринимались войны в недобрые старые времена, когда народы не привлекались их правителями к обсуждению, и войны провоцировались и велись в интересах династий или небольших групп честолюбивых людей, которые привыкли пользоваться своими согражданами как орудием для достижения своих целей.

Одним из обстоятельств, убедивших нас в том, что прусская автократия не была и никогда не может быть нашим другом, послужило то, что с самого начала этой войны она наводняла наше ничего не подозревающее общество и даже правительственные учреждения шпионами и создавала повсюду преступные интриги для подрыва нашего национального единства и согласия, мира внутри страны и вовне, нашей промышленности и торговли.

В самом деле, теперь совершенно доказано, что их шпионы были здесь даже до начала войны; и что это, к сожалению, не плод воображения, а факт, доказанный нашим судом: интриги, которые не один раз непосредственно угрожали расстройством промышленности страны, велись по подстрекательству, при поддержке и даже под личным руководством официальных агентов имперского правительства, аккредитованных при правительстве Соединенных Штатов.

Но они сыграли свою роль в том, чтобы, наконец, убедить нас, что их правительство не питает настоящей дружбы к нам и намеревается в подходящий момент нарушить наш мир и безопасность. Оно намеревается восстановить против нас врагов у самых наших границ, красноречивым доказательством чего служит перехваченная нота германскому министру в Мексике.

Мы принимаем этот враждебный вызов, потому что мы знаем, что в лице такого правительства, действующего подобными методами, мы никогда не можем иметь друга и что при наличии в его распоряжении организационных сил, постоянно находящихся в готовности осуществить неизвестные нам цели, не может быть полной безопасности для демократических стран мира.

Мы сейчас готовы вступить в борьбу с этим исконным врагом свободы и, если это будет необходимо, употребим все силы нашей страны, чтобы сдержать и уничтожить его притязания и его мощь. Мы рады тому, что видим теперь факты без покрова лжи, мы рады бороться за окончательный мир во всем мире и за освобождение народов, включая и германский народ, за права больших и малых стран, за право людей везде и всюду избирать свой путь в жизни.

Миру должна быть обеспечена демократия. Мир должен быть установлен на прочной основе политической свободы.

Мы не преследуем эгоистических целей. Мы не хотим ни побед, ни власти, нам не нужны военные контрибуции и никакие материальные компенсации за жертвы, которые мы добровольно принесем. Мы только боремся за права человечества. Мы будем удовлетворены тогда, когда эти права будут обеспечены так, как могут обеспечить их только доверие и свобода наций.

(Me. Master Т. В. The United States in the world war 1914–1918. N.-Y.; L, 1933. P. 352–354; MO1870-1918. С 379–381.)