КалейдоскопЪ

Мирное предложение президента США В. Вильсона от 18 декабря 1916 г.,

переданное через послов Соединенных Штатов Америки

…Президент полагает, что наступило время получить от всех воюющих ныне держав соображения как об условиях, на которых война могла бы быть закончена, так и о формах, которые по их мнению могли бы быть признаны в качестве действительной гарантии против ее возобновления или недопущения подобных конфликтов в будущем, дабы было возможно откровенно сравнить все эти соображения…

Он берет на себя смелость обратить внимание на то обстоятельство, что те цели, которые имеют в виду на обеих сторонах в этой войне государственные люди воюющих, на деле одни и те же, насколько это видно из тех общих обращений, которые они делают своим народам и всему миру. Каждая сторона желает, чтобы на будущее время права и привилегии слабых народов и малых государств были ограждены против нападений или против отрицания их права на существование в такой же мере, как и права и привилегии великих и могущественных стран, ныне воюющих. Каждый желает обеспечить себя на будущее время наравне с другими нациями и народами против возвращения войн, подобных этой, и против нападения или эгоистического вмешательства всякого рода. Каждый, желая предупредить возможность неопределенного равновесия власти, осложненного возрастающими подозрениями, смотрел бы неодобрительно на дальнейшее образование враждующих между собою союзов. Но каждый готов войти в обсуждение вопроса об образовании некой Лиги Наций для обеспечения мира и справедливости на всем свете. Но прежде чем можно будет перейти к этому последнему шагу, каждый считает необходимым разрешить прежде всего вопрос об исходе настоящей войны на условиях, могущих верным образом обеспечить независимость, территориальную целость и политическую и торговую свободу замешанных в конфликте наций.

В тех мерах, которые должны быть приняты для того, чтобы обеспечить будущий всеобщий мир… Соединенные Штаты заинтересованы столь же жизненно и непосредственно, как и воюющие ныне правительства. Кроме того, их интерес к мероприятиям, могущим освободить малые и более слабые народы от опасности причинения зла и насилия, столь же решителен и горяч, как интерес любого другого народа или правительства… Но война должна быть прежде всего закончена. Условия, на которых она должна быть закончена, они не берут на себя смелости предлагать, но президент считает себя вправе и считает своей обязанностью отметить проявляемый ими (Штатами) искреннейший интерес к окончанию войны, ибо существует опасность, что иначе будет слишком поздно достигнуть великих задач, возникающих после ее окончания, что положение нейтральных наций, уже ныне чрезвычайно тяжелое, сделается совсем невыносимым и что, и это самое главное, цивилизации будет нанесен удар, который нельзя будет смягчить или исправить.

Президент поэтому считает себя в полном праве поднять вопрос о немедленном сравнении тех точек зрения, которые должны предшествовать окончательному соглашению о всеобщем мире, которого все желают и в каковом соглашении нейтральные нации наравне с нациями воюющими готовы играть вполне ответственную роль. Если борьба должна продолжаться для того, чтобы идти к неопределенным целям путем медленного истощения до тех пор, пока та или другая группа воюющих не выбьется из сил, если должны идти на заклание миллион за миллионом человеческих жизней до тех пор, пока та или другая сторона не будет больше располагать людьми, то можно опасаться достижения такого состояния мрачной злобы, которое никогда не удастся стереть, а также появления глубокого отчаяния, от которого не будет спасения, и все надежды на мир и добровольное соглашение свободных народов сделаются пустыми и безнадежными.

Жизнь повсеместно испытала глубокое потрясение. Все части великой семьи человечества ощутили тяготы и ужас не имевшего прецедента столкновения. Ни один народ в цивилизованном мире поистине не может быть уверенным, что ему удастся остаться вне растлевающего влияния или оградиться от разлагающих последствий этого столкновения, и, несмотря на это, конкретные цели, из-за которых оно происходит, никогда не были точно установлены.

Руководители воюющих стран в общих выражениях, как сказано, излагали эти цели. Но, высказанные в общих выражениях, они кажутся одинаковыми на обеих сторонах. Никогда еще авторитетные голоса не излагали точно тех задач, которые в случае их достижения удовлетворили бы их самих и их народы в такой мере, чтобы война могла бы быть окончена. Каждый свободен предполагать, какие конечные результаты, какой реальный обмен гараниями, какие политические или территориальные изменения или исправления, даже какая степень военного успеха могли бы привести войну к концу.

Может быть, мир ближе, чем мы думаем. Может быть, условия, на которых воюющие обеих сторон считали бы нужным, настаивать, не столь несогласуемы, как того боятся. Может быть, обмен мнениями расчистил бы, по крайней мере, пути для переговоров и сделал бы надежду на постоянное согласие между нациями возможной в ближайшем будущем, а соглашение между нациями непосредственно осуществимым.

Президент не предлагает мира, он даже не предлагает посредничества, он только предлагает, чтобы было приступлено к зондировке, дабы мы все — нейтральные и воюющие — могли узнать, насколько близка пристань мира для всего человечества, которое стремится к нему с настойчивым и все увеличивающимся вожделением…

(Международная политика. С. 58–60; МО 1870–1918. С. 362–364.)