КалейдоскопЪ

Час расплаты

Между тем именно в те дни, когда в Берлине откупоривались бутылки с шампанским в честь победы германского оружия над Россией и Румынией, многим наиболее дальновидным немецким государственным и политическим деятелям было совершенно очевидно, что дни рейха сочтены. Вроде бы дела шли неплохо: не говоря уже о востоке Европейского континента, немецкие войска находились на территории Бельгии и Франции. Правда, после присоединения Греции к Антанте несколько осложнилась ситуация на Балканах, но и там пока все выглядело благополучно. Однако судьба уже окончательно отвернулась от центральных держав.

На грани агонии находилась Австро-Венгрия, ее новый кайзер Карл одолевал своего «старшего брата» мольбами о заключении скорейшего мира. Страну сотрясали не только забастовки рабочих и выступления национальных меньшинств, стала бунтовать даже армия. Ненамного лучше обстояли дела и в самой Германии — в стране свирепствовал голод и паек горожанина был рассчитан исходя из 1400 калорий в день, а солдата — из 2500 (американские солдаты получали по 4200 калорий, а британские — 3800). Все попытки центральных держав облегчить свое продовольственное положение за счет ограбления Украины были сведены на нет царившим там хаосом и гражданской войной.

Парадоксально, но Брестский мир в том виде, в каком он был подписан, имел один позитивный момент для стран Антанты: всем стало ясно, какая судьба будет им уготована в случае военной победы Берлина. Таким образом, в результате событий на Восточном фронте дух англичан и французов не только не был сломлен, но и существенно укрепился.

Однако самым печальным для Германии и ее союзников стало все возрастающее участие в войне Соединенных Штатов Америки. Именно после Брестского мира американский президент окончательно потерял надежду на внутреннюю оппозицию в Германии и понял, что Берлину может успешно противостоять лишь грубая военная сила. С Германией договариваться стало просто не о чем, и в Америке началась подлинная мобилизация военных усилий.[90] В Европу не только возрастающим потоком потекли вооружение и амуниция, но и стали прибывать сытые, хорошо вооруженные солдаты и офицеры. К лету 1918 года на западноевропейский театр военных действий ежемесячно прибывали более 300 тыс. американцев,

Именно массированная американская помощь помогла союзникам быстро оправиться от июльского наступления немцев и самим перейти в контратаку. Западный фронт затрещал по всем швам. Катастрофа второго рейха стала неизбежной, и 14 августа кайзер решил через голландскую королеву запросить мира у союзников (напомним, что 27 августа большевики подписали с немцами дополнительный договор к Брестскому миру, по которому Россия попадала в кабальную финансовую зависимость от Берлина).

Чисто военная составляющая часть Первой мировой войны была завершена 11 ноября 1918 года с подписанием Компьенского перемирия сроком на 36 дней. В течение этого времени германские представители пять раз предлагали союзникам заключить хотя бы предварительный, прелиминарный мир, но Антанта не соглашалась. И дело здесь было не в официальном предлоге — отсутствии Вильсона, а в том, что победители не смогли еще договориться хотя бы об основных условиях всеобщего мира. Собственно, это было неудивительно: после достижения общей цели пути союзников существенно расходились, слишком разные задачи они ставили перед собой. Да и вклад в общую победу был неравным: США, например, потеряли относительно немного солдат, а страна вышла из войны экономически окрепшей, в то время как французы потеряли миллионы своих сограждан, а некогда промышленно развитые северные французские города были практически стерты с лица земли в ходе четырехлетней войны.

В связи с тем что союзники долго не могли, закончить предварительные консультации, Компьенское перемирие дважды продлевалось. Положение усугублялось и тем, что в самой Германии бушевала Ноябрьская революция, ввергшая страну в хаос.

Как бы то ни было, но к окончанию войны у победителей сложились более или менее конкретные требования, которые они были готовы предъявить побежденным. Больше всех и в людском, и в материальном отношении от немцев пострадали французы, соответственно именно их требования в отношении «бошей» были наиболее жесткими. Положение усугублялось и тем, что во главе республики стоял «тигр» Клемансо: целью жизни этого свидетеля разгрома французов пруссаками при Седане и активного участника событий Парижской коммуны было возвращение утерянных земель и полное уничтожение Германии как великой державы и конкурента Парижа в Европе. Клемансо полагал, что для полной ликвидации угрозы реванша со стороны восточного соседа необходимо, помимо возвращения французам Эльзаса и Лотарингии и передачи всего угольного района долины реки Саар, чтобы западная граница Германии проходила по естественному рубежу — Рейну. Рейнланд, Пфальц и другие немецкие земли по левому берегу Рейна должны быть отторгнуты от самой Германии и превращены в автономные и самостоятельные государства, связанные тесными узами с Парижем. Кроме того, Клемансо поставил перед французской дипломатией задачу превратить страны Восточной и Юго-Восточной Европы — Польшу, Чехословакию, Румынию и Югославию в своих союзников и одновременно в барьер между Германией и большевистской Россией. Самые серьезные планы французы имели и в отношении Ближнего Востока, ранее являвшегося составной частью сокрушенной Османской империи. Выполнение всех этих планов Клемансо превращало Францию в ведущее государство Европы.

Иную позицию в отношении будущего Германии занимала Англия. Для Лондона главную угрозу представляли планы Берлина по превращению Германии в морскую державу, равную по мощи Британии и способную отобрать ее колонии. После ноября 1918 года Германская империя как морская и колониальная держава перестала существовать: ее флот был переправлен на британскую военно-морскую базу Скапа-Флоу, а колонии рейха почти автоматически большей частью перейти под английское управление. Также под управление Лондона перешли самые лакомые куски Османской империи — Месопотамия, Аравия, Палестина. Свою задачу англичане, казалось, уже выполнили, поэтому сверхмощная Франция с ее интересами на Балканах и в других частях Европы им была уже не нужна — резкое усиление Франции за счет Германии и самоизоляция России коренным образом меняли расклад сил на континенте. Нейтрализовать Францию на Уайт-холле рассчитывали с помощью усиления Италии и активного противодействия влиянию Парижа на малые балканские страны. Из этой позиции и вытекало желание Англии сохранить Германию в качестве сухопутной военной державы и не допустить ее расчленения.

Свой взгляд на будущее Европы существовал и у Соединенных Штатов. Первая мировая война крайне благоприятно отразилась на экономическом развитии страны. Из должника Европы Соединенные Штаты превратились в страну-кредитора, которой задолжали немалую по тем временам сумму в 10 млрд долларов. США приняли непосредственное участие в войне только на последнем ее этапе, на их территории не велись военные действия, зато Вашингтон поставлял во все возрастающем количестве, главным образом странам Антанты, боеприпасы, вооружение, амуницию, важные стратегические товары и продовольствие. В результате такого развития событий роль США в мировой политике значительно возросла. Если до Первой мировой войны Соединенные Штаты были крупнейшей экономической державой с региональными интересами, то к 1918 году они превратились в великую державу без всяких скидок. Геополитические интересы Вашингтона простирались отныне не только на страны Американского континента, но и на Европу, Дальний и Ближний Восток. Решение важнейших международных проблем без участия Соединенных Штатов теперь становилось немыслимым.

Что же касается позиции США на международной мирной конференции, то у главы американской делегации президента Вильсона была задача не допустить полного разгрома Германии и кардинального изменения расклада политических сил на континенте в пользу главного конкурента США на морских просторах, «владычицы морей» Британии, а также Франции, интересы которой отнюдь не во всем совпадали с интересами Белого дома. Кроме того, у США были и свои специфические интересы на Дальнем Востоке, где главной задачей американской дипломатии стало расторжение англо-японского союза.[91]

По задумке американского президента, его страна должна была выполнять роль некоего балансира между великими державами, от позиции которого будет зависеть исход того или иного спора. Первым успехом Вильсона в этом деле стало согласие всех воюющих держав начать переговоры о заключении всеобщего мира на основе 14 пунктов.

Парижская мирная конференция открылась 18 января 1919 года — именно в этот день в далеком 1871 году в Версале была провозглашена теперь бесславно канувшая в лету Германская империя — второй рейх. На конференцию съехалось более тысячи делегатов, представляющих на тот момент почти все независимые государства мира. Не была приглашена лишь находившаяся в состоянии хаоса Россия. Все участники конференции были поделены на четыре категории. В первую входили воюющие державы, имеющие «интересы общего характера», — США, Великобритания, Франция, Италия и Япония. Представители этих стран должны были принимать участие во всех заседаниях и комиссиях. Ко второй группе были отнесены воюющие державы, «имеющие интересы частного характера», — Бельгия, Румыния, Сербия, Португалия, Китай, Никарагуа, Либерия, Гаити. Они получили приглашение принять участие только в тех заседаниях, которые непосредственно их касались. В третью категорию вошли страны, находившиеся в состоянии разрыва дипломатических отношений с блоком центральных держав. К ним были отнесены Боливии, Перу, Уругвай и Эквадор. Делегаты этих стран также могли принять участие в заседаниях, если на них обсуждались вопросы, непосредственно их касающиеся. И наконец, четвертую группу составляли нейтральные государства или страны, находившиеся в процессе образования. Их делегаты могли выступать устно или письменно только после того, как их пригласит это сделать одна из пяти главных держав, и только по вопросам, специально касающимся этих стран.

Соответственно, и представительство на конференции было распределено таким образом, чтобы у стран, имевших более высокую категорию, и делегатов было больше. США, Британская империя, Франция, Италия и Япония могли послать на конференцию по 5 полномочных представителей, Бельгия, Сербия и Бразилия — по 3, другие страны второй категории и британские доминионы — по 2, а все остальные получили право послать по одному своему представителю.

Однако несмотря на то, что регламент парижской мирной конференции был продуман до мелочей, ее порядок часто нарушался, а некоторые совещания вообще велись без протокольных записей. К тому же разделение стран-участниц на категории предопределило и весь ход конференции — по сути, все самые важные проблемы решались в Совете десяти, в который входили главы правительств и министры иностранных дел пяти великих держав. От США — президент Вильсон и государственный секретарь Лансинг (кстати, это была первая официальная зарубежная поездка американского президента за все время существования этой страны), от Франции — премьер министр Клемансо и министр иностранных дел Пишон, от Британской империи — премьер-министр Ллойд Джордж и министр иностранных дел Бальфур, от Италии — Орландо и Соннино, а Японию представляли Макино и Шинда.

Итак, Парижская мирная конференция открылась 18 января в здании французского министерства иностранных дел. Уже на первом заседании стало очевидным, что между великими державами продолжают существовать серьезные противоречия по поводу послевоенного устройства мира. Так, открывая конференцию президент Франции Р Пуанкаре потребовал строго наказать виновников развязывания войны и предложил расчленить Германию. Союзники Парижа отказались поддержать его в этом вопросе, а президент Вильсон предложил начать конференцию с обсуждения проблем, связанных с оформлением новой международной организации — Лиги Наций. Это, в свою очередь, вызвало недовольство других членов Совета десяти, ибо. по их мнению, принятие устава Лиги Наций затруднило бы решение столь важных для них территориальных и финансовых проблем с побежденными.

Жаркие дискуссии шли четыре дня — Вильсон настаивал на том, чтобы устав Лиги Наций и мирный договор составляли единое целое, а европейцы требовали их разделить. Так столкнулись два подхода к решению международных проблем — «идеалистическое» стремление Вильсона создать новый, справедливый миропорядок при решающем значении вердикта мирового общественного мнения и жесткий «реализм» англичан и французов, мыслящих категориями возмездия и безопасности своих границ. Собственно, ни проблема германского реванша, ни размер репараций, ни территориальные границы новой Европы особенно и не интересовали американского президента. Его куда больше беспокоило совершенно очевидное развитие революционной ситуации в побежденных странах и тот вызов, который бросили всему миру большевики с их идеей принципиально нового миропорядка, идеей, которая, бесспорно, отвечала чаяниям определенной категории народных масс, доведенных до отчаяния лишениями, связанными с войной.

Только 25 января союзники договорились передать вопрос о создании новой международной организации на рассмотрение специальной комиссии, которую возглавил сам американский президент.

Решив, казалось, вопрос о Лиге Наций, участники конференции перешли к решению более важных для них проблем, в частности, колониальных. Все заинтересованные страны согласились с тем, что Германия должна быть лишена всех своих колоний, но по поводу того, каким образом разделить их между участниками Антанты, опять возникли разногласия. Каждая из стран представила свой список претензий. Так, Франция стремилась разделить Того и Камерун, Япония надеялась прибрать к рукам ранее принадлежавший Берлину Шаньдунскии полуостров в Китае и ряд тихоокеанских островов, были свои планы по расширению колониальных владений за счет поверженных противников и у Италии.

Против такого хода развития событий опять выступил Вильсон. У Соединенных Штатов в те годы не было далеко идущих колониальных амбиций, а потому и делить они ничего не собирались. С другой стороны, лидерство в авторитетной международной организации и позиции крупнейшей в экономическом отношении державы дали бы возможность Вашингтону значительно усилить свой авторитет на международной арене. Вот почему Вильсон снова настоял на том, чтобы вопросы о германских колониях и разделе территории бывшей Османской империи были разрешены исключительно в рамках Лиги Наций.

В пику своим европейским коллегам, Вильсон предложил осуществить опеку над бывшими германскими колониями и турецкой территорией, населенной арабами, «передовым нациям», желающим в соответствии со своим историческим опытом или географическим положением взять на себя бремя этой ответственности. Подобная опека, по замыслу американского президента, могла бы осуществляться на основании особых мандатов, выданных Лигой Наций. Против идеи Вильсона выступили все участники Совета десяти, а английский премьер-министр выдвинул требование британских доминионов — считать территории, которые эти доминионы заняли в ходе Первой мировой войны, входящими в их состав. Тут уже начали активно возражать американцы.

Не вдохновила их и идея французов: в случае принятия принципа мандатов немедленно распределить их между странами. Заседания по колониальным вопросам проходили в крайне напряженной атмосфере, по кулуарам даже поползли слухи, что американский президент и его команда покидают Париж.

Угроза отъезда Вильсона и срыва мирной конференции не на шутку встревожила всех ее участников. Ллойд Джордж решил предложить компромисс: пусть устав Лиги Наций считается интегральной частью мирного договора, выработка отдельных положений устава ничего принципиально не изменит, а потому можно, не дожидаясь окончания работы над ним, приступить к распределению мандатов над подопечными территориями.[92] Но и после этого Вильсон не изменил своего мнения: если колонии будут уже поделены, то и сама Лига Наций останется лишь формальным инструментом, а для того, чтобы так не получилось, надо сначала утвердить ее устав. Для окончания работы своей комиссии Вильсон попросил десять дней, и англичанам пришлось уступить.

Между тем 17 февраля 1919 года заканчивался срок перемирия с Германией. На берега Мозеля в Трир на переговоры выехал маршал Фош. Воспользовавшись своим положением главнокомандующего, он потребовал от немцев очистить Познань, всю Верхнюю Силезию и значительную часть Нижней Силезии. Эти требования вызвали негодование у немецкой стороны, а немецкий министр иностранных дел Брокдорф-Ранцау даже пригрозил своей отставкой. Положение спасли американцы, которые прибыли в Берлин и заявили, что вопрос о Верхней Силезии на мирной конференции не будет решен в пользу Польши. Поверив голословным обещаниям Вашингтона, немцы согласились выполнить требования Фоша.

Таким образом, между Германией и союзниками вновь было заключено кратковременное перемирие с условием обязательно уведомить о его разрыве за трое суток. Одновременно немцы соглашались прекратить все наступательные операции против поляков в районе Познани и в других местах.

Между тем Вильсон прикладывал массу усилий, чтобы к определенному сроку — 13 февраля — возглавляемая им комиссия смогла закончить разработку устава Лиги Наций. После длительных обсуждений за основу было решено принять совместный англо-американский проект, согласованный во время неформальных встреч «большой тройки». 14 февраля американский президент в торжественной обстановке представил на обсуждение проект устава первой международной организации. В тот же день пленарное заседание мирной конференции утвердило проект. А на следующий день Вильсон покинул Европу.

Принятие устава Лиги Наций, на котором столь активно настаивали американцы, сняло преграды для обсуждения собственно условий мирного договора. Наконец-то активно приступил к работе Совет десяти, хотя состав его к этому времени существенно изменился. Вслед за Вильсоном на родину отбыл Ллойд Джордж, затем уехал в Рим Орландо, а пораженный пулей анархиста Клемансо отлеживался в постели. Глав правительств заменили министры иностранных дел. По предложению англичанина лорда Бальфура обсуждение наиболее животрепещущего вопроса о границах и колониях Германии и возмещении ею убытков было решено завершить к середине марта.

Именно во время обсуждения этого вопроса между странами-победительницами разгорелась наиболее острая и упорная дипломатическая борьба. Япония, например, потребовала передачи ей немецких владений в Китае — Шаньдуна, чему, естественно, воспротивились сами китайцы. Последних поддержали американцы, опасавшиеся укрепления на Дальнем Востоке позиций Страны восходящего солнца.

Что же касается будущих границ Германии в Европе, то Кле-. мансо настоятельно требовал передвинуть их за Рейн, а на освободившихся территориях создать самостоятельное государство, лишенное права на воссоединение с Германией и полностью демилитаризованное. Против такого развития событий категорически возражали американцы и особенно президент Вильсон.

Наступила середина марта, но к этому времени не были выработаны даже основные параметры мирного договора. Между тем в Европу возвратился Вильсон, который сразу же заявил, что приложит максимум усилий для того, чтобы мирный договор был принят на основе неразрывности устава Лиги Наций и самого договора. Правда, позиции американского президента были уже не столь крепки, как прежде, — в США возникли очень серьезные внутренние проблемы, после того как целый ряд консервативных американских-сенаторов категорически выступили против вовлечения Соединенных Штатов в европейские дела. В стране все чаще стали раздаваться голоса о том, что своими действиями Вильсон нарушил святые для всех американцев принципы доктрины Монро.

Как бы то ни было, в вопросе о границах Германии Вильсону удалось привлечь на свою сторону англичан, также опасавшихся чрезмерного усиления в Европе французского влияния. Отвергнув требование Клемансо о том, чтобы граница новой Германии проходила по Рейну, англичане и американцы предложили французам гарантировать ее восточные границы. Клемансо в ответ на это выступил с идеей создания Рейнской республики лишь на определенное время, но и это предложение было отвергнуто американцами. Вильсон полагал, и не без основания, что увеличение Франции за счет земель на левом берегу Рейна неизбежно создаст очаг международной напряженности, подобно Эльзасу и Лотарингии.

Жесткие противоречия между Францией и Соединенными Штатами на мирной конференции неожиданно усугубились обострением взаимоотношений между Вашингтоном и Лондоном. Яблоком раздора, как часто бывало в прошлом, стала все та же Турция. Британия потребовала, по мнению Вильсона, слишком много территорий в качестве компенсаций от Османской империи. И на этот раз американцев поддержал Клемансо, обиженный отсутствием надлежащей поддержки Лондона в вопросе о рейнских областях. Итоги дискуссий между державами подвел Вильсон. «Мы разошлись по всем вопросам», — мрачно заявил он своему советнику Хаузу.[43] О непримиримых разногласиях между участниками переговоров ходили столь упорные слухи, что их уже стало трудно скрывать и они начали просачиваться в средства массовой информации. Чтобы избежать этого, по требованию Ллойд Джорджа Совет десяти был превращен в Совет четырех, и с тех пор все важнейшие вопросы рассматривались только главами правительств США, Великобритании, Франции и Италии. Япония была исключена из этого списка, потому что ее не представлял глава правительства. По сути, однако, и «четверка» давно превратилась в «тройку» — все вопросы решали Вильсон, Ллойд Джордж и Клемансо.

Между великими державами на Парижской мирной конференции возникли серьезные разногласия и по другим вопросам. Так, французская делегация потребовала ограничения немецкого военного производства и установления над ним строгого международного контроля, против чего выступили Англия и особенно США. Более того, Вильсон предлагал оставить Германии все имеющееся у нее вооружение.

Еще более острыми были дискуссии по вопросу о репарациях, причитающихся с Германии и ее поверженных союзников. Только на восстановление своих северо-восточных департаментов, наиболее пострадавших от войны, французы потребовали 60 млрд золотых марок, больше, чем все достояние Франции к 1917 году. Американцы и англичане, в свою очередь, полагали, что таким образом Клемансо «убьет курицу, приносящую золотые яйца» — ведь деньги с Германии можно будет получить только в том случае, если страна останется платежеспособной. Американские эксперты, например, считали возможным востребовать с Германии только 25 млрд марок. Споры вызвал и вопрос о распределении репараций между союзниками. Ллойд Джордж предложил такую формулу: 50 % — Франции, 30 % — Англии, остальным странам — 20 %. Клемансо же меньше чем на 56 % для своей страны никак не соглашался, а для Англии определил сумму в 25 % от репараций. В конце концов главы делегаций ведущих стран решили не фиксировать суммы репараций, а поручили это сделать особой репарационной комиссии, которая должна будет не позже 1 мая 1921 года предъявить соответствующие требования Германии и ее союзникам.

Казалось, переговорам никогда не наступит конец и они зашли в тупик. Но 14 апреля Клемансо сообщил американцам, что Франция, в случае передачи ей мандата на Саарскую область, готова согласиться с оккупацией англо-французскими войсками левого берега Рейна сроком на 15 лет в качестве гарантии выполнения Германией условий мирного договора и демилитаризацией рейнских провинций глубиной на 50 км по правому берегу Рейна. Тем самым снималось прежнее требование французов о западной границе Германии по Рейну. Вильсон согласился с предложениями французского премьера, и дело, казалось, сдвинулось с мертвой точки.

Разрешение спора о будущих границах Германии дало возможность 28 апреля на пленарном заседании конференции принять устав Лиги Наций. Учредителем этой международной организации стали страны, участвовавшие в борьбе против Германии, и вновь образованные государства — Польша, Чехословакия и другие. Другую группу составили страны, получившие приглашение вступить в Лигу Наций немедленно, — Аргентина, Венесуэла. Дания, Испания, Колумбия, Нидерланды, Норвегия, Парагвай, Персия, Сальвадор, Чили, Швейцария, Швеция. Все они, кроме Швейцарии, вошли в Лигу Наций в ноябре-декабре 1920 года. Швейцария сделала ставку на строгий нейтралитет и вступать в какие-либо международные организации отказалась. К третьей группе относились все остальные государства. Они могли быть приняты в Лигу Наций только при согласии двух третей ее членов.

Главным руководящим органом Лиги Наций был ее Совет, состоявший из девяти членов — 5 постоянных (США, Франция, Великобритания, Италия, Япония) и 4 временных, которые сменялись раз в год.

Основной задачей Лиги Наций, собственно, ради чего она и создавалась, было принятие мер во избежание войны. Стороны согласились, что, если между какими-либо странами возникнет конфликт, он должен быть подвергнут разбирательству на третейском суде. Если же член Лиги Наций, несмотря на взятые на себя обязательства, все же попытается решать спорные вопросы вооруженным путем, все члены этой организации должны разорвать с ним торговые и финансовые отношения.

Пресловутые мандаты было решено разделить на три категории. К первой были отнесены страны, достигшие относительных успехов в своем развитии, и мандат на них предполагался только до того момента, пока они не обретут экономическую и политическую способность руководить собой. Центральная Африка, отнесенная к второй категории, управлялась на условиях запрещения работорговли, торговли оружием, алкоголем и сохранения религиозных верований народов подмандатных территорий. К третьей категории были отнесены колонии в Юго-Западной Африке и на Тихом океане, которые управлялись на основании законов государств, обладавших мандатом.

Казалось, споры между державами в Париже закончились, однако на конференции продолжали возникать конфликты, и не только между представителями «большой тройки». В частности, непомерные требования в отношении Китая выдвинула Япония, а делегация Италии даже демонстративно покинула конференцию, обидевшись на то, что союзники отказались передать ей город Фиуме на Адриатике.

Строя планы создания нового миропорядка, победители совсем не обращали внимания на повергнутых недавних противников. Германские представители, например, бьиш приглашены в Версаль только 25 августа. Правда, надо отметить, что немцы знали о разногласиях в стане Антанты и не раз пытались втихую сыграть на этих противоречиях. Особенно большие надежды на берегах Шпрее возлагали на Соединенные Штаты — представители Вильсона посещали Берлин и советовали немецкому руководству подписать мирный договор; не выходяший за рамки 14 пунктов. В свою очередь и сами немцы создали у себя несколько комиссий для подготовки собственного проекта мирного договора.

7 мая 1919 года немецкая делегация была вызвана в Версаль. «Час расплаты настал», — завидев своих врагов, заявил Клемансо. Такое начало не сулило ничего хорошего немцам и их союзникам. В тот же день германской делегации был передан проект мирного договора и на ответ давался срок в 15 дней. При этом союзники заявили, что никаких устных дискуссий они не допустят, а все замечания должны быть представлены исключительно в письменном виде. В свою очередь глава немецкой делегации Брокдорф-Ранцау заявил, что его страна принимает 14 пунктов и признает несправедливость, совершенную немцами по отношению к Бельгии, но виновником войны Берлин себя не считает.

Условия мирного договора, изложенные союзниками, вызвали бурю негодования в Берлине. Совсем недавно растащившие на куски Россию, немцы очень обиделись, когда им предложили вернуть Эльзас и Лотарингию и передать полякам их земли. А ведь, казалось, в Берлине совсем недавно очень пеклись о независимой Польше — независимой от России, но никак не от Германии. В Берлине бушевали демонстрации протеста против условий мирного договора, официальные представители слали в Париж телеграмму за телефаммой, чтобы смягчить условия капитуляции, но тщетно.

Все попытки немцев сыграть на разногласиях победителей успехом не увенчались. 16 июня Брокдорф-Ранцау был вручен окончательный текст мирного договора. Уступки немцам в нем были минимальны — французы отказались лишь от своих планов господства в Саарской области и согласились передать этот спорный регион под опеку Лиги Наций. Для управления областью были назначены пять верховных комиссаров. Еще немцы сумели добиться проведения плебисцита в Верхней Силези'и, и на этом их успехи закончились. Делегация Германии возвратилась в Берлин, получив на обсуждение мирных условий одну неделю.

В правительстве Германии по этому поводу наметился серьезный раскол. Некоторые министры, в том числе и министр иностранных дел, категорически отказывались принять такие жесткие условия, другие, опасаясь внутриполитических осложнений, были готовы пойти на мир любой ценой. Правда, и те и другие были едины в одном — в том, что ни при каких условиях нельзя выполнять положении этого навязанного мира. В конце концов все решило мнение Гинденбурга, когда на соответствующий запрос, поступивший из правительства, он ответил, что армия к сопротиатению не готова и будет разбита. Точка зрения Брокдорф-Ранцау была отвергнута, и он ушел в отставку. 23 июня Национальное собрание Германии приняло решение подписать мир без каких-либо оговорок, а еще через пять дней — 28 июня 1919 года — в Зеркальном зале Версальского дворца был подписан мирный договор, получивший название Версальского мира. Таким образом, формально под Первой мировой войной была подведена черта.

По условиям договора Германия возвращала Франции Эльзас и Лотарингию в границах 1870 года со всеми мостами через Рейн. В собственность Франции переходили угольные копи Саарского бассейна, а сама Саарская область передавалась на 15-летний срок под управление Лиги Наций. Статут этой международной межправительственной организации являлся составной частью Версальского мирного договора.

Войсками Антанты на 15 лет оккупировался левый берег Рейна, а 50-километровая зона к востоку от Рейна полностью деми-л итаризировалась.

К Бельгии после плебисцита отошли округа Эйпен и Мальме — ди, к Дании — районы Шлезвиг-Гольштейна. Германия признавала независимость Чехословакии и Польши и в пользу первой отказывалась от Гульчинского района на юге Верхней Силезии, а в пользу Польши — от ряда районов Померании, Познани, части Западной и Восточной Пруссии. Город Данциг с областью переходил под управление Лиги Наций, которая должна была превратить его в вольный город. Таким образом, германская территория была разделена польским коридором.

Германия отказывалась в пользу союзников от всех своих колоний, в результате чего Англия и Франция поделили между собой Камерун и Того, а немецкие колонии в Юго-Западной Африки отошли Южно-Африканскому союзу. Владения Берлина на востоке Африки были поделены между Англией, Бельгией и Португалией. Австралия получила в наследство от Германской империи часть Новой Гвинеи, Новая Зеландия — архипелаг Самоа, а все немецкие тихоокеанские острова, лежащие к северу от экватора, стали японскими.

Германия потеряла в целом 1/8 часть территорий и 1/12 часть населения.

Кроме того, Германия полностью отказывалась от всех своих прав и преимуществ в Китае, Таиланде, Либерии, Марокко, Египте и соглашалась на протекторат Франции в Марокко, а Англии — в Египте. Она также соглашалась признать договоры, которые будут заключены союзниками с Турцией и Болгарией, и обязывалась отказаться от Брестского и Бухарестского договоров. За Россией признавалось право потребовать у Германии соответствующие репарации.

Всеобщая воинская повинность в Германии отменялась, а армия, состоящая целиком из добровольцев, не должна была превышать 100 тыс. человек, включая 4 тыс. офицеров. Генеральный штаб Германии распускался, подводный флот запрещался, а надводный был сведен к минимуму, необходимому для защиты прибрежных вод.

Договор предусматривал выплату Германией репараций в течение 30 лет. К 1 мая 1921 года Германия обязана была выплатить союзникам 20 млрд. марок золотом, товарами, ценными бумагами и т. д., передать союзникам все свои торговые суда водоизмещением более 1600 т, половину судов водоизмещением свыше 1000 т, четверть рыболовных судов и пятую часть речного флота. В течение 10 лет Германия обязывалась поставить Франции до 140 млн. т угля, Бельгии — 80 млн. т, Италии — 77 млн. т, а также передать победителям половину своего запаса красяших и химических веществ.

Однако подписанием Версальского мирного договора с Германией подведение итогов Первой мировой войны не закончилось. Покончив со своим главным врагом, победители приступили к союзникам второго рейха. Версальский договор рассматривался как системообразующий, и именно по его образу и подобию были подписаны соответствующие договоры со странами — союзнииами Германии.

10 сентября 1919 года был заключен Сен-Жерменский мирный договор с Австрией. Согласно этому договору империя Габсбургов перестала существовать, а на ее обломках возникли новые независимые государства — Чехословакия, Югославия, Венгрия. Австрия передавала Италии Южный Тироль и часть других приаль-пийских территорий, а в Клагенфурте был проведен плебисцит, который закончился в пользу Австрии. Югославия получила часть Крайны, Далмацию, Южную Штирию и Юго-Восточную Карин-тию, а Чехословакия — Богемию, Моравию, две общины Нижней Австрии и часть Силезии. Буковина была передана Румынии. Армия Австрии не должна была превышать 30 тыс. человек, а торговый флот передавался победителям.

27 ноября 1919 года в Нейи был подписан договор с другой союзницей Германии — Болгарией. За свое участие в войне Болгария лишилась переданной Греции Фракии и тем самым потеряла доступ к Эгейскому морю, вся Добруджа была закреплена за Румынией, а часть болгарской территории получила Югославия. Болгария лишалась всего флота и обязывалась выплатить контрибуцию в размере 2,5 млрд. золотых франков.

Договор победителей с Венгрией, раздираемой в это время гражданской войной, был подписан в Большом Трианонском дворце Версаля 4 июня 1920 года и получил название Трианонс-кого. Это была фактическая копия Сен-Жерменского — в тексте зачастую даже путались прилагательные «венгерский» и «австрийский». Тем не менее и Трианонский договор имел свою специфику, особенно в отношении территориальных изменений в Центральной Европе. Словакия и Прикарпатская Русь теперь переходили в состав Чехословакии, а к Югославии отошли Словения и Хорватия. Румыния получила за счет Венгрии Трансиль-ванию и Банат, за исключением части, отошедшей к Югославии. Венгерская армия не должна была превышать 30 тыс. человек, страна лишалась выхода к морю, а над судоходством по Дунаю устанавливался контроль специально созданной Союзнической комиссии.

Договор с последней союзницей Германии — Турцией союзниками был подписан 10 августа 1920 года в пригороде Парижа Севре. Ко времени подписания договора большая часть бывшей Османской империи уже была оккупирована странами-победительницами. По Севрскому договору бывшие части империи Палестина и Ирак передавались Великобритании, Сирия и Ливан — Франции, Турция также отказывалась от всех своих прав на Аравийский полуостров и Северную Африку, признавала английский протекторат над Египтом, аннексию Лондоном Кипра, передавала Италии Додеканесские острова (ныне Южные Спорады). а Греции — Галлиполийский полуостров. Зона черноморских проливов подлежала полной демилитаризации и передавалась под контроль специальной. союзнической комиссии. Турция лишалась также своих исконных территорий в Малой Азии и Курдистане. Условия Севрского мирного договора были столь неблагоприятны для турок, что это вызвало массовое недовольство в стране, даже султан не решился ратифицировать договор. В дальнейшем в результате победы турок в войне 1919–1922 годов с греками и кемалийской революции ситуация в Турции полностью вышла из-под контроля европейских стран. В 1922–1923 годах на Лозаннской конференции лидеру Турции Мустафе Кемалю Ататюрку удалось добиться отмены положений Севрского договора и заключить с победителями более благоприятное для его страны соглашение.

Все эти договоры и составили послевоенную версальскую систему. Ее творцы хотели установить длительный мир в Европе под эгидой США, Великобритании и Франции, но история показала, что сделать им это так и не удалось. С одной стороны, тяжелые условия еще сильнее сплотили побежденных, вызвали у населения центральных держав злобу и ненависть в отношении победителей. С другой стороны, и серьезные, глубинные разногласия в стане победителей не позволили создать прочный заслон на пути немецкого реваншизма. Пытаясь извлечь сиюминутную выгоду, каждый из бывших союзников начал вести переговоры с Германией за спиной своих недавних друзей, часто натравливая их друг на друга. В конечном итоге с миром произошло то, чего так опасались в 1919 году лучшие европейские мыслители: не прошло и 20 лет после торжественного подписания Версальского договора, как человечество оказалось втянуто в кровавую пучину Второй, еще более жестокой мировой войны.