КалейдоскопЪ

Нота, врученная министром иностранных дел Бельгии Давиньоном

германскому посланнику фон Белову-Залескэ 3 августа 1914 г.

Брюссель

(7 ч. утра)

Своей нотой от 2 августа 1914 г. Германское правительсгво дало знать, что по достоверным сведениям французские войска имеют намерение двигаться на Маас через Живэ и Намюр и что Бельгия вопреки своей доброй воле не будет в состоянии отразить без посторонней помощи наступательного движения французских войск.

Германское правительство считает себя вынужденным предупредить эти нападения и нарушить неприкосновенность бельгийской территории.

В этом положении Германия предлагает Королевскому правительству занять по отношению к ней дружественную позицию и обязуется при заключении мира гарантировать неприкосновенность королевства и его владений в их полном объеме. Нота добавляет, что если Бельгия станет чинить затруднения наступательному движению германских войск, то Германия будет вынуждена смотреть на нее как на врага и предоставит в конечном счете урегулирование взаимоотношений обоих государств силе оружия.

Эта нота вызвала у Королевского Правительства глубокое и тягостное изумление.

Намерения, которые она приписывает Франции, находятся в противоречии с формальной декларацией, сделанной нам 1 августа от имени Французского правительства. С другой стороны, если бы вопреки нашему ожиданию нарушение бельгийского нейтралитета было совершено Францией, то Бельгия выполнила бы все свои международные обязательства и ее армия оказала бы самое энергичное сопротивление вторгнувшемуся неприятелю.

Трактаты 1839 года, подтвержденные трактатами 1870 года, ставят независимость и нейтралитет Бельгии под охрану держав, и в частности Правительства Его Величества Короля Пруссии.

Бельгия всегда была верна своим международным обязательствам; она выполняла свои обязанности в духе лояльного беспристрастия; она не пренебрегала никакими усилиями, чтобы поддерживать и заставлять уважать свой нейтралитет.

Покушение на ее независимость, которым ей угрожает Германское правительство, явится вопиющим нарушением международного права. Нарушение права не находит себе оправдания ни в каких стратегических выгодах.

Бельгийское правительство, приняв сделанные ему предложения, пожертвовало бы честью нации и в то же время изменило бы своим обязанностям пред Европой.

Сознавая ту роль, которую Бельгия играет более 80 лет в мировой цивилизации, оно отказывается верить, что независимость Бельгии может быть сохранена только ценою нарушения ее нейтралитета.

Если эта надежда была ошибочна, то Бельгийское правительство твердо решило всеми средствами, имеющимися в его распоряжении, воспрепятствовать покушению на его права.

(Серая книги. С. 43–45.)