КалейдоскопЪ

Когда заговорили пушки

На первом этапе воины

Первая мировая война продолжалась свыше четырех лет — с 1 августа 1914 года по 11 ноября 1918 года. В ней участвовало 38 государств, на ее полях сражались более 70 млн человек. В войну было вовлечено большинство стран мира (на стороне Антанты 34 государства, на стороне австро-германского блока — 4). Военные действия охватили территории Европы, Азии и Африки, велись на всех океанах и многих морях. Главными сухопутными фронтами в Европе, на которых решался исход войны, были Западный (в Бельгии и Франции) и Восточный (в России). По характеру решаемых задач и достигнутым военно-политическим результатам события Первой мировой войны можно разделить на пять кампаний, каждая из которых включала несколько операций, проведенных на различных театрах военных действий.

В первые же месяцы потерпели крах военные планы, разработанные в генеральных штабах обеих коалиций задолго до войны и рассчитанные на ее кратковременность. Так, например, германский план, разработанный под руководством начальника генерального штаба А. Шлиффена и уточненный позже его преемником Г Мольтке, предусматривал быстрые и решительные действия. Согласно плану Шлиффена вооруженные силы Германии должны были обрушить всю свою мощь сначала на «одного врага, самого сильного, самого мощного, самого опасного» — на Францию.[13] В последующем основной удар предполагалось нанести на Россию. Франция была выбрана первой для наступления потому, что Россия могла сорвать быструю победу, отведя войска в глубь своей территории и втянув тем самым Германию в затяжную войну. Нанесение главного удара намечалось осуществить через Бельгию, в обход с севера основных сил французской армии, отрезав их от Парижа и оттеснив в юго-восточном направлении к швейцарской границе. Считалось, что военные задачи германская армия сможет выполнить за два-три месяца и Германии не придется вести длительную войну на два фронта. На скоротечность боевых действий были ориентированы военные планы и других держав.

Боевые действия на Западном фронте в 1914 году начались в первых числах августа вторжением германских войск в Бельгию и Люксембург. Общая численность бельгийской армии на тот момент составляла 117 тысяч человек при 312 орудиях. А вместе с гарнизонами под ружьем находилось 175 тысяч человек.[14] В результате упорных боев находящимся в численном превосходстве германским войскам под руководством генерала К. фон Эйнема удалось к 16 августа захватить крепость Льеж, а 20 августа они заняли Брюссель и получили возможность беспрепятственно про-. двигаться к границам Франции. Однако успех германских войск был неполным, поскольку немцам так и не удалось отрезать малочисленную бельгийскую армию от моря и она отступила к Антверпену, куда к этому времени переправилось и бельгийское правительство. Немцам потребовалось всего 17 дней, чтобы захватить большую часть Бельгии, в среднем они продвигались по 6,5 км в сутки, но тем не менее оккупантам пришлось столкнуться с партизанскими действиями местного населения, что заставило их принять особые меры по охране тыловых коммуникаций.[15]

Узнав о вторжении немцев в Бельгию и Люксембург и получив первые разведывательные данные, французское командование решило ударить на юге, избежав лобового столкновения с немецкими войсками в Бельгии. Французское военное и политическое командование полагало, что быстрый захват Эльзаса поднимет дух армии и вызовет новую патриотическую волну среди населения Франции. Утром 7 августа французы внезапно ударили под Мюль-хаузеном и овладели им. Немцы отошли за Рейн, но, получив подкрепление, через два дня отбили город. К 28 августа положение на Южном фронте близ швейцарской границы стабилизировалось, и с. тех пор военные действия там носили лишь ограниченный характер. Центр тяжести борьбы вновь переместился на север, в сторону Бельгии.

21—25 августа в «пограничном» сражении германские армии отбросили англо-французские войска, вторглись в Северную Францию и, продолжая наступление, к началу сентября вышли на р. Марну между Парижем и Верденом. «Пограничное» сражение было задумано с обеих сторон как широкомасштабная стратегическая наступательная операция: французы надеялись разбить неприятеля на его территории и в Бельгии, а немцы — осуществить план Шлиффена и выйти к Парижу. Однако осуществить запланированное ни одной из сторон не удалось — сражение закончилось стратегическим отступлением союзных англо-французских войск, но немцы так и не разгромили главные силы противника. Тем не менее немецкие войска продолжали наступление в глубь французской территории. Под угрозой захвата оказался Париж — военный министр А. Мильеран даже предложил оставить столицу, объявив ее открытым городом, а французское главнокомандование уже приняло решение взорвать все форты крепости Верден.

Однако после сформирования двух новых армий было принято решение произвести контрнаступление. Сражение на Марне нача-. лось 5 сентября. В нем участвовали 6 англо-французских и 5 германских армий — всего около 2 млн человек. Боевые действия развернулись от пригородов Парижа до Вердена и охватили почти весь Западный фронт. Французская армия начала атаку западнее реки Урк и смогла немного продвинуться вперед, а англичане атаковали на самом западном участке фронта, где успешно вели наступление со скоростью 7—14 км в сутки. 8 сентября наступающие англо-французские войска вклинились между 1-й и 2-й немецкими армиями, после чего тем пришлось отступить на 60 км.[16] Таким образом англо-французские войска остановили продвижение германских войск к Парижу, и 9 сентября германское верховное главнокомандование приказало своим войскам отойти за р. Эну. 14 сентября начальник германского генерального штаба генерал-полковник Мольтке-младший за провал, операции по взятию Парижа был отстранен от должности, а на его место назначен военный министр генерал-лейтенант Э. Фалькенхайн.

В дальнейшем противостоящие стороны начали переброску на Западный фронт новых войск. Стремление противников охватить открытые фланги друг друга привело к маневренным операциям (16 сентября —15 октября), получившим название «Бег к морю». Они закончились, когда фронт достиг морского побережья.

В октябре и ноябре кровопролитные сражения во Фландрии истощили и уравновесили силы сторон. Наиболее крупными из них стали бои во Фландрии 19 октября—14 ноября. Однако в результате всех этих операций достичь поставленной цели и зайти во фланг противнику ни одной из воюющих сторон так и не удалось. В конце концов от швейцарской границы до Северного моря протянулась линия сплошного фронта. Маневренные действия на Западе сменились позиционной борьбой. Противники оказались стоящими перед хорошо укрепленными фортификационными укреплениями друг друга на огромном фронте протяженностью более чем в 700 км. Расчет Германии на молниеносный разгром и вывод Франции из войны не оправдался.

«Чуду на Марне» и отступлению немцев от Парижа во многом способствовали наступательные действия русских войск в Восточной Пруссии. Русское командование, уступая настойчивым требованиям французского правительства, решило еще до окончания мобилизации и сосредоточения своих армий перейти к активным действиям. По плану, разработанному Ставкой верховного главнокомандующего, российской 1-й армии предстояло начать наступление в обход Мазурских озер с севера и отрезать немецкие войска от Кенигсберга и Вислы. 2-й армии было предназначено вести наступление в обход Мазурских озер с запада и не допустить отхода германский войск за Вислу. В целом план Восточно-Прусской операции заключался в охвате вражеской группировки с обоих флангов. Русские войска имели превосходство над противником по всем позициям, что позволяло, надеяться на успех задуманной наступательной операции.

4 августа 1-я русская армия под командованием генерала П. К. Ренненкампфа перешла государственную границу и вступила на территорию Восточной Пруссии. В ходе ожесточенных боев немецкие войска начали отходить на запад. Вскоре границу Восточной Пруссии перешла и 2-я русская армия генерала А. В. Сам-сонова. Германский штаб уже решил отвести войска за Вислу, но, воспользовавшись отсутствием взаимодействия между 1-й и 2-й армиями, ошибками русского верховного командования, а то и просто преступной халатностью командиров,[17] немецкие войска под руководством новых командующих — генералов Гинденбурга и Людендорфа сумели вначале нанести тяжелое поражение 2-й армии, а затем отбросить и 1-ю армию на исходные позиции. В итоге Северо-Западный фронт потерял почти 80 тысяч солдат и офицеров. Тактические успехи русских в первые дни операции обернулись но вине командования тяжелыми потерями на ее завершающей стадии.

Несмотря на провал операции, вторжение русской армии в Восточную Пруссию имело важные последствия. Оно вынудило немцев перебросить из Франции на русский фронт два армейских корпуса и одну кавалерийскую дивизию, что серьезно ослабило их ударную группировку на западе и явилось одной из причин ее поражения в битве на Марне. В то же время своими действиями в Восточной Пруссии русские армии сковали немцев и удержали их от содействия австро-венгерским войскам.

Другой крупной военной операцией на Восточном фронте явилась Галицийская битва. По своим масштабам она значительно превосходила Восточно-Прусскую операцию. В ней участвовали 4 армии русского Юго-Западного фронта, главнокомандующим которого был генерал Н. И.Иванов, а начальником штаба — генерал М. В. Алексеев, и 3 австро-венгерские армии. До начала операции войска Юго-Западного фронта были развернуты по дуге свыше 400 км против Австро-Венгрии. Согласно директиве первой выступала 8-я армия под началом генерала А. А. Брусилова, а 3-й армии генерала Н. В. Рузского предстояло вступить в бой на следующий день.[18]

По замыслу русского командования войска Юго-Западного фронта должны были осуществить широкомасштабный охватывающий маневр с целью окружения и последующего уничтожения основных сил австро-венгерской армии. Большие цели ставил перед собой и начальник генерального штаба Австро-Венгрии фельдмаршал К. фон Гольцендорф. На помощь своим союзникам в районе Седлиц были готовы прийти и немецкие войска. Стремление обеих сторон нанести противнику как можно больший ущерб и добиться на первом этапе войны убедительного успеха привели к масштабности битвы за Галицию. В сражении участвовало до 2 млн человек, а театр военных действий простирался в междуречье от Днестра до Вислы.

В ходе операции (5 августа — 8 сентября) русские войска, отразив вражеский натиск, перешли в контрнаступление и овладели Львовом и Галичем. В последующем русские армии продвинулись вглубь на 200 км и заняли Галицию. Была создана угроза вторжения в Венгрию и Силезию, значительно подорвана военная мощь Австро-Венгрии. В Галицийской битве австро-венгерские войска потеряли свыше 300 тыс. человек, из них более 100 тыс. пленными. Русские армии потеряли около 200 тыс. человек. Австро-венгерская армия до конца войны лишилась способности вести операции самостоятельно, без поддержки германских войск. Благоприятный для российского оружия исход Галицийской битвы упрочил военно-стратегическое положение России, более того, своими действиями она оказала огромную помощь находящимся в крайне непростой ситуации на Западном фронте армиям Англии и Франции. Этого не мог не признать и противник. «События на Марне и в Галиции отодвинули исход войны на совершенно неопределенное время. Задача быстро добиться решений, что до сих пор являлось основой для немецкого способа ведения войны, свелась к нулю», — вспоминал позднее Э. Фалькенгайн.[19]

Среди других стратегических операций на Восточном фронте выделялись Варшавско-Ивангородская и Лодзинская. Первая проходила с 28 сентября по 8 ноября 1914 года, и началась она с наступления 9-й германской армии, поддержанной австро-венгерскими частями. Противник довольно быстро занял левобережье Вислы, но правый берег, где находилась ивангородская крепость, захватить не смог. Более того, в плен попало более 15 тыс. немецких солдат и офицеров. Германским войскам пришлось отойти от Варшавы и занять оборону. 18–23 октября после перегруппировки русское командование предприняло новое наступление на варшавском и ивангородском направлениях, в результате чего германская 9-я армия была отброшена к границам Силезии, а 1-я австро-венгерская — к черте Кельце — Сандомир. Только оторванность русских тыловых баз от арьергарда на 150–200 км и связанные с этим перебои в снабжении продовольствием и военным снаряжением заставили наши войска прекратить успешное наступление. Тем не менее приходится констатировать, что и на этот раз русское командование не смогло в полной мере воспользоваться благоприятной ситуацией и развить успех.

Российская ставка рассматривала поспешное отступление германских войск за Вислу как результат их полного поражения, но, уйдя от разгрома, немцы силами все той же 9-й армии приступили к ответной операции, которая получила название Лодзинскои и продолжалась с 11 по 24 ноября 1914 года. Это была одна из наиболее сложных операций Первой мировой войны, с обеих сторон в ней приняли участие около 600 тыс. человек.

Первой удар нанесла германская 9-я армия, которой в результате удалось вклиниться между частями 1-й и 2-й русских армий. Главнокомандующий Северо-Западным фронтом Рузский ответил успешным контрударом, но его войска были истощены в кровопролитных боях за Лодзь, а пополнение подходило крайне медленно. В то же время немцам, имевшим разветвленную сеть железных дорог, удалось быстро мобилизовать свои резервы.[20] Лод-зинская операция закончилась в конце ноября безрезультатно для обеих сторон: русским так и не удалось проникнуть в глубь Германии, а немцы не смогли окружить и уничтожить русские армии. В итоге противоборствующие стороны исчерпали свои наступательные возможности и перешли к обороне.

Оценивая вклад России в кампанию 1914 года, английский премьер времен Первой мировой войны Д. Ллойд Джордж отмечал в 1939 году: «Идеалом Германии является и всегда была война, быстро доводимая до конца… В 1914 году планы были составлены точно с такой целью, и она чуть-чуть не была достигнута, если бы не Россия…».[21]

Военные действия в 1914 году велись и на других сухопутных театрах, а не только на Востоке и Западе Европы. 23 августа войну Германии объявила Япония. Незадолго до этого Токио предъявил Берлину ультиматум с требованием передать Японии без всяких условий и компенсаций арендуемую у Китая территорию Цзя-очжоу. Не получив ответа, японские войска начали операцию по захвату этой немецкой колонии и военно-морской базы Циндао. Осада немецких владений длилась недолго, и 7 ноября немецкий гарнизон капитулировал. Потери немцев составили 800 человек по сравнению с 2000 у японцев. После этих событий у Германии не осталось дальневосточных владений, а японцы участия в Первой мировой войне практически больше не принимали.

В октябре на стороне германского блока в войну вступила Турция. Власть в этой стране оказалась, по сути, в руках немецкого генералитета, и прежде всего у военного адъютанта султана Мехмеда V Решада, генерал-фельдмаршала К. фон дер Гольца и начальника штаба турецкого главнокомандования Ф. фон Шеллендорфа.

В Османскую империю начала XX века входило огромное количество народов, проживающих на обширной территории — от Аравийского полуострова и до Кавказа. Соответственно, турки были вынуждены открыть несколько фронтов. Так, 1-й и 2-й турецким армиям предназначалось защитить столицу и черноморские проливы, 3-й под командованием Иззет-паши предписывалось вести войну в Западной Армении против России, 4-я армия должна была воевать в Сирии и Палестине, а 6-я — действовать в Месопотамии. Однако в силу исторических и геополитических причин главным для турок стал Кавказский фронт против России, где и развернулись самые активные боевые действия. Для России же Кавказский фронт был отнюдь не самым главным, а поэтому российский Генеральный штаб принял решение ограничиться на Кавказе лишь активной обороной, которая, принимая во внимание рельеф местности, не требовала существенных затрат.[22]

Война России с Турцией началась 30 октября 1914 года, когда два немецких крейсера — «Гебен» и' «Бреслау», с кормы которых были спущены немецкие флаги и вывешены турецкие, атаковали Севастополь, Феодосию и Одессу. Военные действия на Кавказе начались 2 ноября, когда части русской армии перешли в нескольких местах границу, а турки одновременно вторглись в пределы Российской империи в районе Батума и города-крепости Карса. Кавказский фронт растянулся на 720 км, во главе его стоял граф И. И. Воронцов-Дашков, но, принимая во внимание его более чем почтенный возраст, всеми делами фактически руководил начальник штаба Н. Н. Юденич. Всего в распоряжении российского командования находилось 170 тыс. штыков, турки располагали большими силами.

Наиболее значительным событием на Кавказском фронте в 1914 году стала Саракамышская операция, которая продолжалась с 9 по 25 декабря. Она закончилась полным разгромом 3-й турецкой армии, потерявшей 90 тыс. человек и свыше 60 орудий. С тех пор Османская империя так и не смогла восстановить свою боеспособность на Кавказе.[23] Однако и потери российской армии в ходе операции были велики — более 20 тыс. человек.

Что же касается военных действий на ближневосточном театре военных действий, то там события в конце 1914 года развивались неторопливо: англичанам удалось захватить Басру и ряд других небольших городков в Месопотамии, а турки в свою очередь продвинулись на несколько километров в глубь Синайского полуострова и стали угрожать вторжением Египту.

Следует отметить, что уже в самом начале войны Берлин лишился всех своих колониальных владений как на Тихом океане, так и в Африке. Немцы не смогли ничего противопоставить превосходящим силам Антанты в Того, Камеруне и Юго-Западной Африке.

Таким образом, в кампании 1914 года ни одна из сторон не добилась своих целей и не смогла достичь стратегического превосходства над противником. В условиях приблизительного равенства сил противоборствующие стороны теперь решили приложить максимум усилий, чтобы привлечь на свою сторону как можно большее число союзников.

Крах стратегии молниеносной войны — блицкрига — имел куда более важные последствия для Германии и ее союзников, чем для стран Антанты. В те годы над Британской империей по-прежнему не заходило солнце, ее колонии были богаты и многолюдны, а флот его величества, как и раньше, господствовал на бескрайних просторах мирового океана. Неисчерпаемые людские и продовольственные ресурсы имела и бескрайняя Россия. Находящиеся в блокаде центральные державы, напротив, были практически лишены возможности вести внешнюю торговлю, продовольственные запасы Германии были ограничены и не рассчитаны на продолжительную и упорную войну на два фронта, не хватало Берлину и целого ряда стратегических материалов. Поэтому, осознав, что победы на два фронта в войне на истоше-ние им никогда не одержать, немцы решили разбить противника по частям.

В январе 1915 года германское и австро-венгерское командование одобрило план военных действий на текущий год. Этот план предусматривал активную оборону на всем 700-километровом протяжении Западного фронта и мощные наступательные действия на Востоке, которые должны были привести к полному разгрому и выводу из войны России. Разгромить Россию Германия собиралась при помощи двух мощнейших ударов по сходившимся направлениям, с тем чтобы окружить большую часть русских войск в польском котле, а затем и полностью уничтожить их. После капитуляции России все силы союзников по коалиции планировалось перебросить на Западный фронт, чтобы покончить с Англией и Францией. Россия для главного удара была выбрана немцами неслучайно: ее армии находились в 1,5 раза ближе к Берлину, чем французские войска, и создавали реальную угрозу выхода на Венгерскую равнину и разгрома Австро-Венгрии. В то же время и в Германии среди авторитетных военных были люди, которые полагали, что сначала надо предпринять решительные действия на Западе, пока Англия не оправилась и не развернула на континенте полностью свои колониальные части.

В отличие от Берлина в Петрограде по поводу плана кампании 1915 года царили сплошные разногласия. Генерал-квартирмейстер Ставки верховного главнокомандования Ю. Н. Данилов ратовал за проведение наступательной операции на северо-западном направлении, с тем чтобы нанести последующий удар на Берлин и ликвидировать опасно нависший над русскими армиями выступ восточно-прусской группировки немцев. Его поддержал главнокомандующий Северо-Западным фронтом генерал Рузский. Командующий Юго-Западным фронтом генерал Иванов и его начальник штаба генерал Алексеев, напротив, считали, что кратчайший путь в Берлин лежит через придунайские венгерские равнины и Вену, которые обороняла слабая австро-венгерская армия. В итоге этих споров был принят компромиссный, самый худший план: по противнику одновременно наносятся два удара — против Восточной Пруссии и Австро-Венгрии.[24] На такое наступление по двум расходящимся направлениям у России не было ни сил, ни средств.

Первыми в 1915 году операции на Восточном фронте начали русские, однако им не удалось разбить противника на правом фланге Северо-Западного фронта. Более того, они «проспали» сосредоточение немецких сил в районе Августова, где были вынуждены немного отступить. Одновременно в Карпатах весь январь и февраль шли ожесточенные бои с австро-венгерскими войсками, поддержанными 90 тыс. немцев. В результате армии Брусилова пришлось оставить предгорья Карпат и закрепиться на линии обороны между реками Прут и Днестр. Компенсацией этих потерь для русских стало взятие 22 марта 1915 года стратегически важной крепости Перемышль и ее 120-тысячного гарнизона. Таким образом, для противника вновь создалась угроза прорыва русских войск на Венгерскую равнину, и немцы были вынуждены перебросить с Западного фронта на Восток несколько новых дивизий.

Именно для того, чтобы не допустить прорыва русских на равнины Венгрии, германское и австрийское командование подготовило и провело Горлицкую наступательную операцию. Для прорыва фронта в районе городка Горлица немецкое командование сняло с Западного фронта несколько отборных корпусов и объединило их в 11-ю армию под командованием генерала А. фон Макензена. Всего же на участке прорыва немецкие и австро-венгерские войска имели 126 тыс. солдат и офицеров против 60 тыс. у русских. Огромно было превосходство у центральных держав и в вооружении. Наступление немцев началось 2 мая после мощнейшего артиллерийского обстрела, и русский фронт в районе Карпат, как и планировал противник, был прорван. Всего Горлицкая операция длилась 52 дня и стала одной из самых крупных оборонительных для России операций Первой мировой войны. В итоге русским пришлось оставить Галицию, и теперь противник нависал над восточно-прусской группировкой российской армии сразу с трех сторон — Восточный фронт стал походить на дугу с выпуклостью в районе от Осовца до Соколя в 300 км, а в глубину от Брест-Лито века до левого фланга — в 200 км. И все же добиться решения главной задачи в ходе Горлицкой операции неприятелю так и не удалось. Русский фронт был не разгромлен, а только «продавлен», а после стратегического отхода вновь началось сосредоточение сил.

Летом 1915 года русская армия вела крупные оборонительные бои в Польше и Прибалтике. В крайне невыгодной для Северо-Западного фронта геостратегической ситуации, сложившейся после отступления из Карпат, 5 июля Ставка под угрозой окружения приняла решение о спрямлении линии фронта и выводе войск на линию Ломжа — Верхний Нарев — Брест-Литовск — Ковель. Решение это было единственно верным и полностью отвечало сложившейся обстановке. Таким образом, русская армия была вынуждена оставить Польшу, хотя грандиозный замысел германского командования об окружении русских войск в «польском мешке» так и не был осуществлен. Занятие немцами Галиции, Польши, Литвы и Курляндии было, разумеется, серьезным ударом для русских, но не привело к разгрому Восточного фронта и выходу России из войны с заключением сепаратного мира. Тщательный анализ сложившейся к осени ситуации на Восточном фронте привел немцев к заключению, что новые крупные наступательные операции здесь невозможны, и на восточно-европейском театре военных действий наступило временное затишье. К октябрю 1915 года фронт окончательно стабилизировался на линии Рига — Двинск — Барановичи — Тернополь. В ходе кампании 1915 года русские войска понесли самые большие потери за войну — около 2,5 млн человек убитыми, ранеными и пленными. Потери противника составили более 1 млн человек.

Поражение русских армий в 1915 году имело одно важное политическое последствие — в результате дворцовых интриг от своей должности был освобожден верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич, а его функции возложил на себя царь Николай II, не обладавший совершенно никакими способностями к стратегическому мышлению и не пользовавшийся авторитетом в армии.

В отличие от Восточного на Западном фронте боевые действия приняли совсем другой характер. От границы Швейцарии и до побережья Северного моря во Фландрии образовался сплошной позиционный фронт, где противники держали упорную оборону. Вместо одной оборонительной линии окопов здесь появилось три, причем все они были связаны между собой разветвленной системой ходов. Перед позициями враждующих сторон устанавливались густые линии проволочных заграждений. Пробить такую оборону без мощнейшей артиллерийской подготовки стало попросту невозможно.

И все же весной 1915 года союзники по Антанте запланировали нанести по германцам два сильных удара — в Шампани у Сен-Мийеля и в Артуа у Арраса. В боях в Шампани, например, со стороны немцев участвовало 140 тыс. человек, англичан и французов — 250 тыс. Прорыв производился на участке шириной от 7 до 12 км, а плотность артиллерии составляла 15–20 орудий на километр фронта. Однако эти операции успеха союзникам не принесли — они продвигались всего по 3–4 км в сутки, а затем наступление и вовсе заглохло. Именно тогда у Берлина пропали последние опасения по поводу устойчивости своего Западного фронта, и немцы смело начали переброску войск на Восток для атаки на Россию.

Тогда же в боях с союзниками у города Ипр немецкое командование впервые применило боевые отравляющие вещества. Газовая атака для англичан была столь неожиданна, что они в панике оставили свои позиции. Всего 22 апреля во время этой знаменитой атаки немцев пострадало 15 тыс. английских солдат, из них 5 тыс. погибло.[25] В результате в рядах англичан образовалась практически необороняемая дыра шириной 10 км и глубиной 7 км. Однако, на счастье союзников, эта атака оказалась тактически не подготовленной и у немцев не было резервов, чтобы развить успех.

В 1915 году противоборствующие стороны приобрели новых союзников: летом в войну на стороне Антанты вступила Италия, в октябре к австро-германскому блоку присоединилась Болгария. В связи с этим образовались и новые фронты, наиболее крупным из них стал итальянский. Здесь Рим развернул четыре армии, состоявшие из 35 дивизий, в которых насчитывалось около 870 тыс. солдат и офицеров. Австро-Венгрия смогла поставить на борьбу с Италией только 20 дивизий. Принимая во внимание, что основная масса немецких и австро-венгерских войск была задействована на Западном и Восточном фронтах, в Альпах союзники по коалиции центральных держав решили прибегнуть к оборонительной тактике.

Используя свое численное превосходство, 24 мая 1915 года итальянские войска перешли в наступление в районе реки Изон-цо, однако прорвать оборону австрийцев в Альпах им так и не удалось. В середине июня в районе Изонцо итальянцы предприняли второе наступление на австрийские позиции, осенью — третье, а потом четвертое. Однако достичь поставленной цели и прорвать оборону противника не смогли — им катастрофически не хватало боеприпасов, слаба была поддержка артиллерии, а уровень профессиональной подготовки командных кадров оставлял желать лучшего даже по сравнению с многоязыкой армией Австро-Венгрии. За шесть месяцев боев итальянцы понесли огромные потери в 280 тыс. человек и лишились своих лучших кадров. И все же наступление итальянской армии при Изонцо оказало огромную помощь России — австрийцы были вынуждены перебросить на новый фронт 25 своих дивизий из Галиции и Сербии. Это было единственной реальной помощью России, находившейся в то время в крайне непростом положении.[26]

Предательское вступление Болгарии в войну на стороне Германии против своих славянских братьев резко ухудшило стратегическое положение Сербии. Сербия и Черногория остались одни против блока центральных держав, к которым примкнула руководимая царем Фердинандом из немецкой династии Кобур-гов Болгария. Теперь против маленькой Сербии было сосредоточено 10 немецких, 8 австро-венгерских и 11 болгарских дивизий, в рядах которых находилось свыше полумиллиона человек, в то время как у самих сербов под ружьем было в два раза меньше. Союзники по Антанте оказывали крайне недостаточную помощь Белграду — только 5 октября в Салониках был высажен англофранцузский экспедиционный корпус, насчитывающий первоначально лишь 20 тыс. человек. Помощь эта была крайне недостаточная и запоздалая.

15 октября 1915 года центральные державы перешли в наступление против Белграда. Несмотря на отчаянное сопротивление сербов, силы были не равны. Начался «путь Сербии на Голгофу» — отступление. Сербское войско и масса населения с боями прорывались на побережье Адриатики, чтобы потом эвакуироваться на греческий остров Корфу или на французскую военно-морскую базу в Бизерте в Тунисе. В мае 1916 года сербские войска при помощи союзного флота были переброшены под Салоники, где продолжили сражаться в составе сил Антанты.

Одной из крупнейших десантных операций в годы Первой мировой войны стала Дарданелльская. Она растянулась во времени почти на целый год и продолжалась с 19 февраля 1915 года по 9 января 1916 года.

Замысел провести крупную десантную операцию в Восточном Средиземноморье у союзников по Антанте возник в конце 1914 года. Именно тогда, ожидая наступления немцев на Западном фронте, англо-французское командование обратилось к своим русским коллегам с просьбой активизировать действия на Восточном фронте и не дать возможности немцам перебросить войска под Париж. Из Петрограда в ответ на просьбу союзников было передано согласие, но с одним условием: англичане и французы в свою очередь проведут крупную морскую или сухопутную операцию в районе Дарданелл, чтобы отвлечь часть турецких войск с Кавказского фронта.

С политической точки зрения это предложение русских весьма устраивало союзников: англичане таким образом могли первыми войти в Константинополь, что стало бы козырной картой в последующих переговорах о послевоенном устройстве мира, а французы надеялись своими действиями в Средиземноморье ускорить вступление Италии в ряды Антанты.

Англия и Франция активно взялись за подготовку операции. В Лондоне одним из наиболее активных ее сторонников стал морской министр У. Черчилль. Однако эта активность и стремление превратить десантную операцию из отвлекающего маневра в полномасштабное действие не на шутку испугали русских — они сами рассчитывали получить Константинополь в качестве главного приза после войны. В конечном итоге подготовка Дарданелльской операции стимулировала завершение переговоров о судьбе Константинополя между союзниками по Антанте. Соглашение по этому поводу было окончательно оформлено в марте-апреле 1915 года в ряде договоров. Англия и Франция соглашались на передачу России Константинополя с прилегающими к нему территория ми в обмен на другие области в азиатской части Османской империи.,[27]

Дарданелльская операция состояла из двух этапов. На первом (с 19 февраля по 18 марта 1915 года) должен был быть задействован только флот, а на втором (25 апреля 1915 года — 9 января 1916 года) планировалась высадка десанта на Галлиполийский полуостров с последующим захватом укреплений противника в районе Дарданелл. Это бы обеспечило проход флота в Мраморное море.

Операция началась, как и было задумано, утором 19 февраля с обстрела союзным англо-французским флотом внешних фортов Дарданелл, а генеральная атака была назначена на 18 марта. К успеху она, однако, не привела: из 16 крупных кораблей, участвовавших в прорыве, 3 погибли и еще 3 надолго вышли из строя, в то время как турецкие форты были разрушены незначительно. В ходе операции англо-французский флот допустил ряд серьезных тактических ошибок, в результате которых так и не смог выполнить поставленных перед ним задач: плохо велась корректировка огня, к борьбе против полевой артиллерии союзники вообще не были подготовлены, недооценили они и минную опасность в проливе — тральщики не справились со своей задачей.[28]

Провал попыток союзников форсировать Дарданеллы и нанести удар по Константинополю имел очень важные политические последствия: Болгария ускорила процесс сближения с Тройственным союзом, в Греции пришли к власти германофилы, а итальянцы задумались о целесообразности присоединения к Антанте.

Несмотря на серьезные неудачи, постигшие союзников в ходе выполнения первой фазы Дарданелльской операции, вторую ее фазу — десантирование — решено было не отменять. Утром 25 апреля французские, английские, новозеландские части морской пехоты и греческий добровольческий легион — всего 18 тыс. штыков — высадились в районе Дарданелльского пролива. Начались тяжелые кровопролитные бои, которые усугубились потерей 2 британских линкоров. В июле 1915 года союзное командование решило десантировать на полуостров еще несколько дивизий. Однако желаемого результата и решительного перелома хода событий в свою пользу Антанте добиться так и не удалось. Союзники окончательно завязли на Дарданеллах. В конечном итоге они решили эвакуировать свои войска из Галлиполии и перебросить их на салоникский фронт. 9 января 1916 года с эвакуацией последнего британского солдата закончилась Галлиполийская операция. Ее результат для союзников был крайне печален. Один из главных ее инициаторов У. Черчилль подал в отставку с поста министра и отправился в действующую армию простым офицером.

Что же касается других фронтов, то в 1915 году борьба наиболее активно велась на Кавказе, где русская армия провела ряд наступательных операций, которые не получили дальнейшего развития из-за недостатка боеприпасов и переброски наиболее боеспособных русских частей на германский фронт. На сирийско-палестинском фронте турецкие войска предприняли попытку форсировать Суэцкий канал, но британским войскам и флоту удалось ее отбить. В Месопотамии войска центральных держав добились некоторых успехов, что, впрочем, не изменило общей стратегической ситуации на Ближнем Востоке.

Если же в целом оценивать итоги 1915 года, то приходится констатировать, что он оказался успешным для центральных держав. Русские войска оставили Польшу, Литву, Галицию, была разгромлена Сербия, установлена прямая связь Берлина и Вены с Османской империей, потерпела неудачу Дарданелльская операция. Однако главная задача — разгром и вывод из войны России — выполнена не была. Война на два фронта для немцев и австрийцев продолжалась, и конца ей видно не было.