КалейдоскопЪ

Мобилизация и сосредоточение французской армии

по воспоминаниям главнокомандующего французской армией Ж. Жоффра

Мобилизационный план, существовавший к началу войны (план 17), берет свое начало с весны 1913 г.

К этому времени казалась необходимой полная переделка плана, как по причинам перемен в общем внешнем положении, так и вследствие изменений, внесенных в наши основные законы, прогресса, достигнутого нашим военным оборудованием, и перемен, происшедших в техническом применении наших железных дорог.

В видах возможного осуществления плана операций, составленного начальником главного генерального штаба, будущим главнокомандующим северо-восточными французскими армиями, высшему военному совету был представлен 18 апреля 1913 г. план мобилизации и сосредоточения, так наз. план 17, одобренный военным министром в мае того же года.

В общих чертах план мобилизации и сосредоточения сводился к следующему:

1) С организационной точки зрения проявлялась забота создать возможно более сильные резервные формирования, сделать их все более и более гибкими и снабдить их по возможности лучшим командным составом. Таким образом, становилось возможным немедленное их применение наравне с полевыми войсками, вместо того чтобы держать их вдали от крупных перволинейных соединений, как это предполагалось в первоначальных планах. Число резервных дивизий возросло с 22 (план 16) до 25, также вместо приданной ранее к каждому из наших и мобилизованных корпусов одной резервной бригады, каждой действующей дивизии органически придавался один полк резервистов.

Все резервисты, не попавшие в действующие части, вливались в одно из таких соединений. Такая организация позволяла, следовательно, выставить в первую линию полностью все наши силы, но без слияния и без преждевременного смешения частей, что могло бы ухудшить качество нашего боевого аппарата.

2) Что же касается сосредоточения, то оно является не чем иным, как сбором средств и сил в целях осуществления выработанного плана операций.

В плане 17 центр тяжести сил северо-восточного театра был перенесен значительно севернее, чем в предыдущих планах, из-за все более и более вероятного нарушения бельгийского нейтралитета германскими силами.

Я могу добавить, что до плана 16 сосредоточение происходило к югу от Вердена. В плане 16 поднялись немного севернее и в плане 16-бис поднялись еще выше, до Мезьера. Наконец, в плане 17 пошли еще гораздо севернее. В особенности увеличились силы, предназначенные для севера.

Общее расположение, предусмотренное для французских армий, заключало первоначально:

В первой линии 18 армейских корпусов и 8 резервных дивизий (распределенных между четырьмя армиями) на фронте между Бельфором и Гирсоном.

Во второй линии одна армия из трех армейских корпусов в районе Сен-Дизье, Бар-ле-Дюк; впрочем, при разгрузке этой армии был предусмотрен вариант, позволявший расположить ее первоначально более к северу в случае необходимости перенести к северу центр тяжести всего расположения.

Необходимо всегда иметь такие варианты, так как вся трудность сосредоточения заключается в использовании железных дорог. Раз сосредоточение начато, уже невозможно брать войска с юга, чтобы перевозить их на север, так как дороги параллельны. Желая произвести фланговое движение, пришлось бы прорезать все линии перевозок. Это невозможно, или приходится возвращаться назад к Парижу. Таким образом, могут употребляться только те варианты, которые были предусмотрены. А этот вариант и был предусмотрен.

Между прочим, главнокомандующий непосредственно располагал группами резервных дивизий и некоторым числом перволи-нейных или резервных дивизий, среди которых были алжирские дивизии и те, которые предполагалось перевести с Альп.

3) Для обеспечения сосредоточения по плану 17 предусматривалось расположение прикрытия, цель которого была позволить нашим армиям произвести выгрузку, сформироваться, соединиться и в случае необходимости перейти в наступление без того, чтобы противник мог помешать этим различным операциям.

Это прикрытие было значительно усилено по сравнению с положениями плана 16. Действительно, расположение прикрытия согласно плану 16 имело два недостатка: численную слабость частей, слишком большую ширину участков, назначенных трем пограничным корпусам, которые одни должны были обеспечить первоначальное прикрытие.

Новый закон о наборе, дав источник живой силы, позволял, с одной стороны, усилить части прикрытия и укомплектовать их почти что по штатам военного времени. С другой стороны, территориальные районы были видоизменены таким образом, что пять из них шли вдоль границы, следовательно, первоначальное прикрытие в начале мобилизации могло быть поручено пяти пограничным корпусам, располагавшим кавалерийскими дивизиями, которые на пятый-шестой день мобилизации должны были быть усилены тремя новыми пехотными дивизиями.

Эти пять пограничных корпусов были 7-й, 21-й (новый), 20-й (из Нанси), 6-й (Верденский) и одна дивизия 2-го корпуса.

Кроме того, в общем расположении войск по плану 17 прикрытие было придвинуто ближе к границе, чем в предыдущих планах, вследствие стремления высшего командования свести до минимума площадь французской территории, которая подверглась бы нашествию немцев в случае ускоренной атаки.

С пятого, дня мобилизации командующие 1, 2, 3-й и 5-й армиями должны были вступить в командование районами прикрытия, соответствующими районам их армий. Войска прикрытия опирались на некоторое число временных укреплений, которые должны были дать им возможность долго держаться против превосходных сил; эти укрепления согласно плану 17 должны были быть сооружены в начале мобилизации у Монмеди, на Маасских высотах (Hauts-de-Meuse), на высотах у Нанси (Grand-Couronne de Nancy) и у выхода из леса Шарм. Подготовительные меры, необходимые для сооружения этих укреплений, были подробно разработаны еще в мирное время. Постройка некоторых из них, а именно укрепление высот у Нанси, уже начала осуществляться за несколько месяцев до мобилизации, именно важнейшие работы на линии сопротивления, передовые же укрепления второстепенной важности должны были начаться только по окончании главных.

После того как основы плана мобилизации и сосредоточения были одобрены, можно было приступить к детальной подготовке плана операций, в целях осуществления которого и были выработаны эти основы. Издание приказов, касающихся осуществления составленного плана операций, было задачей генерального штаба.

Основная идея плана операций была следующая: ввиду мощности германской армии и количества ее соединений важно было не завязывать против нее сражения, не имея полного наличия наших сил, хорошо спаянных, хорошо согласованных и находящихся в связи между собой. Вводя преждевременно в бой отдельные части до сосредоточения главных сил, т. е. до того, как можно было начать руководить полным наличием наших сил, командование рисковало дать их разбить по частям. Успех может быть одержан только напряжением всех сил, требующих сначала сосредоточения необходимых средств, их спайки и связи.

Как в пограничном сражении, так и в сражении на Марне настойчиво стремились к осуществлению этой идеи, и если первое из этих сражений по причинам, которые мы рассмотрим дальше, окончилось неудачей, то этот принцип нашел себе блестящее подтверждение в успехе второго.

Завязать сражение, имея в руках все свои силы, вовсе не значит, что бой, предпринятый для одной и той же стратегической операции, должен разгореться одновременно на всем протяжении фронта. Бывают обстоятельства, когда командованию выгодно завязать бой на некоторых пунктах раньше, чем на других, имея в виду, например, притянуть резервы противника в тот район, куда ему кажется благоприятнее всего это сделать для осуществления своего плана. Однако эти действия, распределенные таким образом во времени, являются частью одного целого, где все силы работают бок о бок и в связи между собой и где ни одна из частей не бросается в отдельную операцию без связи со всеми остальными.

Именно в целях осуществления основной мысли план операций в общих чертах намечал, как будет указано ниже, употребление сил, сосредоточенных на северо-востоке.

Во всяком случае главнокомандующий намеревался, сосредоточив свои силы, атаковать германские армии.

Активность французских армий должна проявиться в виде двух главных операций — одна на правом фланге, в районе между лесистыми горами Вогез и Мозелем, другая — на левом, к северу от линии Верден — Метц.

Обе эти операции будут тесно связаны силами, действующими на Маасских высотах и в Вевре (Woevre).

В директивах о сосредоточении не упоминается, о месте возможного сосредоточения британской армии. Действительно, в них и не могло говориться об этом по причинам политического характера. Наши военные конвенции с Англией были в одно и то же время секретны и гадательны, так что в подобных документах о них нельзя было упоминать. Но несмотря на секрет, в котором держалось участие английской армии, оно было детально разработано: были приняты меры для ее выгрузки и сосредоточения, и ее возможное употребление было предусмотрено на том месте, которое логически должно было быть ей оставлено на левом крыле расположения французских армии, которое она, таким образом, должна была продолжить. Следовательно, в предвидении, хотя и секретном, британского вмешательства за боевой фронт принимался не один французский фронт, но фронт, продолженный влево.

«Директивы о сосредоточении» указывали в общих чертах задачи, которые должна была выполнить каждая армия в целях осуществления вышеуказанного общего плана, задачи, для выполнения которых все необходимые сведения были собраны в одном деле, переданном еще в мирное время каждому предполагаемому командующему армией с таким расчетом, чтобы он был точно ориентирован и мог бы подготовиться к своей будущей роли так, чтобы по объявлении войны не встретилось необходимости в пленарном собрании командующих армиями.

В 3-м бюро всегда знали, что нужно было сделать и нужны ли какие-либо видоизменения. Мы всегда осведомлялись о том, что надо было делать.

В частности, 3-я армия, на которой лежала обязанность поддерживать связь между двумя атакующими армиями, имела следующую общую задачу:

(Все нижеизложенное дословно списано с дела.)

«3-я армия, обеспечивающая связь между главными предположенными операциями на левом берегу Мозеля, с одной стороны, и к северу от линии Верден — Метц — с другой, должна быть готова:

либо отбросить на Метц — Тионвиль неприятельские силы, которые появились бы с этой стороны;

либо подготовить первоначальное обложение крепости Метц на ее западном и северо-западном фронтах.

Армия будет опираться на Маасские высоты, обладание которыми она обеспечит.

Для этой цели она использует с момента прибытия группу резервных дивизий и тяжелую артиллерию, приданную ей для удержания позиций, занятие которых предусмотрено.

Позже эти же самые части предназначены, чтобы позволить ей осуществить, как было указано выше, обложение Метца».

Вот дословно задача армии.

Установленный таким образом в мирное время план операций не является неизменной схемой, которая должна точно применяться, что бы ни произошло, он выражает только общую идею, проект операций, способы выполнения которых должны применяться к обстоятельствам. Таким образом, план операций (а также задачи различных армий, назначенных для его выполнения) может быть окончательно принят и выкристаллизован только постепенно, на основании всякого рода сведений, как дипломатических и политических, так и военных, которые будут постепенно прибывать с началом мобилизации.

Сосредоточение, являющееся не чем иным, как первоначальным расположением наших сил в целях осуществления плана операций, не может, таким образом, быть точным расположением уже с мирного времени ne varietur, с которого начинают операцию с момента объявления войны и которое развивается автоматически, что бы ни случилось. Сосредоточение должно изменяться одновременно с планом и подобно ему приноравливаться к обстоятельствам. Были предусмотрены заранее различные средства, чтобы позволить такое видоизменение, в частности следующее: 5-я армия мало передвигалась, но 4-я шла ей на подкрепление.

С конца марта 1914 г. главной квартирой был выработан план добывания сведений для северо-восточной группы армий, дабы точно установить те сведения, которые являлись необходимыми, и средства их получения. В этом плане было обращено особенное внимание на очень вероятную возможность нарушения неприкосновенности бельгийской территории германскими силами и предусматривались меры, которые необходимо принять, чтобы в случае, если это произойдет, следить шаг за шагом за развитием и объемом этого нарушения.

В случае осуществления гипотезы» считавшейся возможной, что неприятель распространит свое движение на левый берег Мааса, план добывания сведений ставил, в частности, след. задачу: «необходимо знать, подготовляют ли немцы ускоренную атаку в районе Льежа». Этот план подчеркивал тот интерес, который представляет для нас знание амплитуды движения немцев через Бельгию, пользу, которую представит для нас возможность узнать, производится ли скопление германских сил на голландской границе.

Всякое такое сведение представлялось командованию имею-шим первостепенную важность для развития операций.

Вот каковы в общих чертах план мобилизации и план операций.

Мы говорили о варианте, по которому 4-я армия располагалась между 3-й и 5-й. Мы имели другой способ распространиться влево — это перевезти туда войска, идущие из Алжира в Марокко, взятые с Альп или других мест. Эти-то войска могли позволить нам стянуть фронт влево. Я послал туда даже войска, взятые с правого фланга.

(Жоффр Ж. 1914–1915, Подготовка войны и ведение операций. М., 1923. С. 5—12.)