КалейдоскопЪ

Положение на Западном фронте от мобилизации до пограничного сражения (по воспоминаниям Ж. Жоффра)

2 августа, ранним утром, германские войска проникают на территорию Люксембурга. В ночь с 3-го на 4-е германские авангарды вступают в Бельгию.

Как только это событие становится известным, а это происходит немедленно благодаря нашей разведывательной службе, подстегнутой планом о добывании сведений относительно возможного нарушения нейтралитета Бельгии, они вызывают серьезные решения.

Со 2 августа, т. е. в самый день объявления войны, принимается решение применить предполагавшийся для сосредоточения 4-й и 5-й армий вариант, т. е. удлинить наше левое крыло к северу, перенеся центр тяжести кверху.

3 августа конному корпусу дается разрешение продвинуть свои дивизии к востоку от Мезьера и 5-го тому же корпусу дается приказ проникнуть в Бельгию, чтобы уточнить приблизительный контур противника и задержать его колонны.

Между 6-м и 8-м становится известным, что одна германская армия, в которой находятся части 5-го армейского корпуса, двигается на Льеж и ведет бой против бельгийских сил. Главная группа германских армий, по-видимому, находится в районе Метца, перед Гионвилем и в Люксембурге. Эта группа расположена с целью в случае падения Льежа дебушировать к западу, расширяя свое движение на Брюссель и дальше. Но противник может также, если сопротивление, оказанное Льежем, вынудит его к этому, произвести захождение плечом к югу и использовать все свои силы на нашей границе между Метцем и Намюром, опираясь на крепость Метц.

По зрелом рассмотрении всех этих возможностей принимается решение, переданное в армии 8 августа, «искать сражения всеми соединенными силами, оперев правое крыло расположения на Рейн». И для лучшей ориентировки исполнителей в предполагаемом применении плана и той обстановке, в которой будет находиться противник к моменту его выполнения, было специально указано, что левый фланг всего расположения в случае необходимости будет отнесен назад, дабы избежать столкновения, которое может стать решительным для одной из армий, прежде чем остальные будут в состоянии ее поддержать; и наоборот, левое крыло будет продвинуто вперед, в случае если правый фланг противника задержится у Льежа или спустится к югу. Здесь-то и видно применение руководящей мысли, царившей при разработке плана. — дать бой только в том случае, когда все наши силы будут находиться в руках командования.

Подобная общая инструкция не есть приказ, который необхо- димо выполнить на следующий же день. Это директива, на основании которой исполнители принимают свои решения. Директивы этого рода могут привести к сражению лишь через 10–12 дней.

Всякая большая точность была бы преждевременной, так как в то время, когда эта инструкция появилась, перевозки по сосредоточению были начаты только с 5 августа и должны были быть закончены лишь 18.

В период, начинающийся с 14 августа и доходящий до сражения на границе 21 августа, видно развитие руководящей мысли операций, все больше и больше подтверждающееся по мере развертывания событий.

Общий план содержит главную атаку, ведущуюся нашими силами левого крыла; таким образом, необходимо в первую очередь возможно больше увеличить эти силы.

Этому содействует целый ряд последовательно принимаемых мер до 16 числа.

Так, 3-я армия усиливается одной резервной дивизией.

21 и 23 августа она получает 2 другие.

5-я армия усиливается двумя африканскими дивизиями, одной группой резервных дивизий и целым армейским корпусом, взятым из 2-й армии.

4-я армия получает 2 дивизии..

Затем, т. к. роль 3-й армии заключалась в принятии участия в операциях левого фланга, пришлось постепенно освободить эту армию от заботы прикрытия своего правого фланга от сил, могущих дебушировать со стороны Метца. Следовательно, необходимо было обложить эту крепость с запада.

Две задачи, одна наступательная, другая оборонительная, два начальника.

Такое положение является сначала объектом приказа от 16 августа, дающего задачу 3-й группе резервных дивизий, оставаясь в распоряжении 3-й армии, начать обложение фронта Метца; затем приказа от 17 августа, создающего Лотарингскую армию, предназначенную сначала для маскировки, а затем обложения укрепленного лагеря Метца. Эта задача заключает в себе также занятие вновь района Брие (Briey).

Наконец, общий план операций, приспособляющийся каждый день к обстоятельствам, становится окончательным и 12 августа получает осуществление.

В общих чертах он требует:

Развить главное усилие через Люксембург и бельгийский Люксембург, угрожая тем самым коммуникациям германских сил, переправляющихся через Маас между Намюром и голландской границей: это задача, возложенная на 3-ю и 4-ю армии.

Развить 1-й и 8-й армиями второстепенное усилие между Мет-цом и Вогезами с целью приковать противника, который, как чувствуется, скользит к западу и который может врезаться во фланг нашим армиям, атакующим в Люксембурге.

Наконец, оставив в Арденнском лесу только завесу, задержать германские силы, которые дебушируют от Мааса, на срок, необходимый, чтобы атака люксембургских армий дала почувствовать свое действие.

Это задача трех армий левого крыла: 5-й французской армии, между Самброй и Маасом; британской армии, подвинутой до Монса, и бельгийской, с которой британская армия должна постепенно связаться.

Здесь и идет как раз речь о стратегической операции, веденной при содействии всех наших сил. Однако все 3 упомянутых действия, хотя и составляют части одного целого, не должны начаться одновременно. Сначала нужно приковать противника, заставить его ввести в бой возможно больше сил там, где не добиваются решения, и во всяком случае не допустить их перевозки на другие части фронта,

Таким образом, натиск на второстепенном участке будет начат первым. Если будет возможность опереть правое крыло на Рейн, что явится задачей эльзасской армии, то этот натиск получит отличные условия для своего продолжения и сможет быть лучше организован.

В продолжение всего этого периода, в течение которого план операций уточнялся и применялся к общей обстановке в зависимости от сведений, полученных о противнике, идея обложения Метца, являющегося непременным условием для занятия вновь района Брие, все время жила и была неукоснительно выражена в различных приказах. От исхода начинающегося сражения зависел успех этой операции, к осуществлению которой все время стремились.

Намеченное наступление не удалось. Однако нас раздавило не численное превосходство. Действительно, различные принятые меры, изложенные выше, позволили нам завязать сражение не только с численностью, приблизительно равной численности германских сил, но даже при одинаковом распределении этих сил как со стороны союзников, так и со стороны немцев, а именно:

1/3 между Рейном и линией Верден — Метц (включительно);

2/3 к северу от линии Верден — Метц.

Но левое крыло союзников имело перед лучшими частями германской армии элемент разнородный и неодинакового качества (английская армия, бельгийская и т. д.).

С другой стороны, одной из главных причин неудачи наступления было то, что наш боевой аппарат не дал полностью того, что вправе были от него ожидать.

Произошли многие случаи неустойчивости в наших крупных соединениях, из которых некоторые захваченные врасплох или неудачно введенные в бой быстро растаяли и отхлынули, подвергая соседние части серьезным потерям.

Это было самое трудное время моей жизни.

При таких обстоятельствах главнокомандующий считал своим непременным долгом снять с должностей начальников, на которых ложилась ответственность за такие случаи неустойчивости.

Выполнение этого долга было особенно тяжелым, т. к. некоторые из пострадавших от этой меры отличались в мирное время блестящими качествами.

Но на войне недостаточно ума и организаторских способностей. Кроме того, начальник должен обладать высоким духом и сохранять полное самообладание, что позволит ему среди трудностей сражения передать свое спокойствие подчиненным.

На карте стояла судьба страны. Важно было не пустое удовлетворение в применении карательных мер, но действительно необходимо было предупредить возможность повторения неустойчивости, столь вредной для общественного блага. Последующие события доказали, что преследуемая цель была достигнута. Перед такими результатами горечь и обида не считаются.

(ЖоффрЖ. 1914–1915. Подготовка войны и ведение операций. С. 13–17.)