КалейдоскопЪ

Положение на Западном фронте от пограничного сражения до сражения на Марне

по воспоминаниям Ж. Жоффра

Пограничное сражение кончилось неудачей, 2-я и 1-я французские армии своей первоначальной инициативой спасли Нанси и прикрыли наше правое крыло в Вогезах. Но 3-я, 4-я и 5-я французские армии должны уступить, 4-я армия успешно производит на Маасе контратаку против корпусов 4-й германской армии, дебуширующих от Седана, и ей удается отбросить их к реке. Но северная, 1-я германская армия, свободная в своих движениях, катится форсированными маршами через Бельгию. Бельгийская армия в Антверпене, Английская армия отходит. Для трех правофланговых германских армий путь открыт.

Прежде всего нужно приступить к новой группировке наших сил в целях производства стратегического маневра, стремящегося избежать охвата, и вновь занять в пределах возможности охватывающее положение; сформировать к западу от англичан одну французскую армию, усилить все наше расположение левого крыла. Таким образом, поставить союзные армии в такое положение, из которого они могли бы возможно скорее получить превосходство над противником, является основной целью и всякие другие соображения, как, например, занятие вновь района Врио, становятся второстепенными по сравнению с целью спасти наши армии.

С 25 августа задуман новый маневр и в общих чертах зафиксирован следующим образом: «Т. к. предположенный наступательный маневр не смог быть осуществлен, то последующие операции будут вестись с целью воссоздания на нашем левом крыле путем соединения 4-й и 5-й армий, английской армии и новых сил, взятых из восточного района, группы (nasse), способной вновь перейти в наступление, в то время как остальные армии будут сдерживать натиск противника. В своем отступательном движении 3-я, 4-я и 5-я армии должны каждая считаться с движением соседних армий, с которыми ей вменяется в обязанность поддерживать связь».

Общая линия, с которой должно начаться наступательное движение, упирается правым флангом (3-я армия) в Верден; эта линия определяется рекой Эн, Краонн, Лаон, ла Фер, район Муа (Моу), С.-Кантэн, Верман, Соммой, от Гама (Ham) до Брэ (Bray). Для постепенного создания новой группировки сил, предполагаемой в районе Амьена, притягиваются 7-й армейский корпус, 6-я резервная дивизия из Эльзаса, 5-я и 56-я резервные дивизии из лотарингской армии, 61-я и 62-я резервные дивизии из парижского укрепленного лагеря и впоследствии 4-й армейский корпус, взятый из 3-й армии, и 45-я пехотная дивизия, прибывающая из Африки.

Все эти силы, которые составят 6-ю армию, будут подчинены генералу Монури, располагающему штабом прежней лотарингской армии.

На левом фланге 6-й армии должен будет находиться конный корпус, затем на Сомме, от Пикиньи (Piequigny) до моря, завеса, созданная из территориальных дивизий. Для этой задачи было вполне достаточно территориальных дивизий, прикрытых Соммой; служба этой завесы имела скорее наблюдательный характер с целью остановить неприятельскую конницу.

План, точно формулированный 27-го в специальной инструкции, содержит в себе наступление 6-й армии на правый неприятельский фланг в направлении на северо-восток. Таким путем стремятся к охвату неприятельского правого крыла.

При таких обстоятельствах, когда от успеха этого плана зависела судьба страны, все стушевалось перед его осуществлением, и каковы бы ни были частные успехи, которых некоторые исполнители думали достигнуть на своих участках фронта, стремление к таким успехам не могло приниматься в расчет перед лицом необходимости выиграть общее сражение, что было важно прежде всего. Если успех этого сражения, вызывая необходимость изъятия сил из восточных армий, лишал эти последние возможности одержать некоторые частные успехи, не имеющие будущности и не влияющие на общую обстановку, то это изъятие представлялось маловажным по сравнению с серьезностью операции, развертывающейся в другом месте.

Однако обстоятельства не позволяют выполнить задуманного плана в первоначально намеченном районе. Отступление английской армии сильно стеснено противником, угрожающим также 28 августа району выгрузки 6-й армии. Контратака, произведенная 29 августа 5-й армией в районе Гиза, дала, правда, английской и 6-й армиям некоторую передышку, однако недостаточную, чтобы 6-я армия могла закончить в указанном районе свое далеко еще неполное сосредоточение.

Вы видите трудность такого отступления. Ежеминутно приходится наносить прямые контрудары, чтобы остаться сгруппированным.

Ввиду того, что непременным условием успеха остается приказанная перегруппировка наших сил и сохранение их взаимной связи, является необходимость отдать распоряжение о новом отступательном движении. 5-я армия должна будет воспользоваться своим успехом, чтобы отвести свои силы за Серру (Serre), 6-я армия получает общим направлением своего отступления Париж, который необходимо прикрыть; одновременно Руан указывается как направление отступления левофланговым территориальным дивизиям.

Маршалу Френчу, который 30-го не считает себя способным немедленно сыграть активную роль в общем предполагаемом расположении, просит разрешения отойти за Сену, к Манту, указывается путь отступления восточнее Парижа, т. е. за Марну, между Mo (Meaux) и Нсйи-на-Марне, с условием впоследствии вновь перейти на запад, обойдя Париж с юга.

Перегруппировка наших сил, необходимая для предположенного маневра, в данный момент первенствует по важности перед всеми остальными соображениями. Она должна производиться с уступкой территории, только строго необходимой для ее постепенного осуществления и сохранения связи армий между собой.

Эта мысль несколько раз напоминается армиям, в частности, в сношении от 31 августа, которое помимо всего прочего настойчиво требует от маршала Френча «не отводить свою армию, если мы сами не будем вынуждены уступить некоторый район».

Все та же необходимость перейти вновь в предполагаемое наступление только с достаточно восстановленными и спаянными армиями заставляет считать преждевременной атаку 6-й армии 31 августа, число, когда генерал Монури считал возможным (только в случае крайней необходимости) начать действовать против правого крыла противника. В то же время дыра, существовавшая между нашими 6-й и 5-й армиями, подвергала эту последнюю опасности быть самой охваченной 1-й германской армией. Эта дыра образовалась вследствие отхода английской армии.

Таким образом, представилось еще необходимым получить некоторое свободное пространство для обеспечения спайки наших сил.

В то время как генерал Монури получает напоминание, что его роль заключается в прикрытии Парижа, что он должен отступать на столицу и теперь же войти в связь с военным губернатором, устанавливаются рамки нового наступления, подготовляемого в целях осуществления, когда это позволят обстоятельства давно задуманного плана.

Охватывающее движение противника на левом фланге 5-й армии, недостаточно остановленное английскими войсками и 6-й армией, заставляет все наше расположение заходить вокруг своего правого крыла (Верден):

«Как только 5-я армия избежит опасности охвата, предпринятого против ее левого крыла, 3-я, 4-я и 5-я армии совместно перейдут вновь в наступление. Отступательное движение может повести армии в течение некоторого времени к отходу в общем направлении с севера на юг.

Пределом отступательного движения, не считая, что такое указание вынуждает обязательно достигнуть этого предела, можно наметить момент, когда армии будут в следующем положении: один конный корпус нового формирования — за Сеной, в районе Брэ (Bray);

1-я армия — за Сеной, к югу от Ножан-на-Сене;

4-я армия: отряд Фоша — на р. Об; главные силы — за Орнэн (Ornain) к востоку от Витри;

3-я армия — к северу от Бар-ле-Дюка».

Кроме того, все с той же целью начать намеченное наступление только вполне спаянным фронтом, когда маршал Френч предлагал выбрать оборонительную линию «на реке Марне» и держаться с английской армией в районе Нантей-ле-Одуэн (Nanteuil-le-Haudouin), ему ответили, что, может быть, общее положение не позволит завязать сражение в этом районе с максимальными шансами на успех, и ему осторожно было предложено в случае необходимости постепенно отойти на левый берег Сены между Меленом (Melun) и Жювизи для поддержания связи с французскими армиями.

Наконец, на случай, если группировка наших армий на вышеуказанной линии будет недостаточно прочной, 2 сентября пред-писывается, что общая линия, до которой армиям позволяется отходить, все время поддерживая связь, может быть отнесена до Пон-на-Ионне (Pont-sur-Yonne), Ножана-на-Сене, Арси-на-Обе, Бриени-ле-Шато, Жуэнвилль. План предполагаемого сражения остается неизменным. Английской армии предлагается принять в нем участие: 1) удерживая течение р. Сены от Мелен до Жювизи; 2) двинувшись вперед с этого же фронта, когда 5-я армия перейдет в атаку, в то время как парижский гарнизон должен одновременно действовать в направлении на Mo (Meaux).

Но 4 сентября утром обстоятельства становятся благоприятными, перегруппировка наших сил с этого момента достаточно закончена, чтобы позволить 5-й армии избегнуть охватывающего маневра, направленного против ее левого крыла. Расположение, к которому стремится инструкция № 4 от 1 сентября и которое должно позволить охват правого германского крыла, по-видимому, накануне осуществления.

Таким образом, нет необходимости продолжать отступление до позиций, указанных в предыдущих инструкциях как крайние, и момент перехода в наступление приближается. Приказ о переходе в наступление дается 6 сентября. Исходная линия наступления сможет быть гораздо севернее, чем та, которая была назначена как крайняя, так как она будет проходить северо-восточную окраину Мо, Шанжи, Куломмье, Куртакон, Эстернэ, Сезанн, по южному берегу с Гондских болот, по северной окраине Ревиньи.

План сражения, завязанного 6 сентября, результатом которого должна была быть победа над германскими армиями, был, таким образом, составлен еще 25 августа, но благоприятные обстоятельства для исполнения его наступили только 6 сентября. Осуществление этого плана вызвало необходимость отступления, которому были указаны крайние пределы и которое стратегические условия позволили остановить ранее достижения этого предела. Ибо это отступление не имело другой цели, кроме предписанной и согласованной перегруппировки наших сил, и исполнители, ограничивая отступления до минимума, действовали в полном соответствии со взглядами главнокомандующего, лишь бы при этом они продолжали держать самую тесную связь с соседними частями.

Весь этот период, в течение которого вследствие различных обстоятельств первоначальный план должен был быть заменен новым, решил судьбу французского оружия и даже всей Франции. Все стушевывалось перед этой необходимостью, и, конечно, было не время думать о новом занятии Брэ, когда для успеха намеченного маневра и получения превосходства над противником надо было начать, хотя и скрепя сердце, с оставления части национальной территории.

(ЖоффрЖ. 1914–1915. Подготовка войны и ведение операций. С. 18–23.)