КалейдоскопЪ

Предисловие ко второму изданию

Первая мировая война пока остается в истории Российского флота «войной без героев». Три года напряженной борьбы на море, отмеченные победами и поражениями, личными и коллективными подвигами моряков, взятием трофеев и кровавыми жертвами, нашли весьма специфическое отражение в отечественной историографии. Все фундаментальные труды, посвященные этой теме, мягко говоря, страдают обезличиванием руководства военными действиями. Большинство действующих лиц многолетней боевой страды «конкретизированы» в отточенных формулировках: «командующий флотом», «флаг-капитан штаба флота», «начальник минной дивизии», «начальник дивизиона», «командир корабля», «командир подводной лодки». Иногда попадаются фамилии, но без инициалов: Бахирев, Развозов, Колчак... Повезло только адмиралу Н. О. Эссену, его упоминали с инициалами, может быть, потому, что этот выдающийся флагман ушел из жизни весной 1915 года.

Справедливость требует отметить, что многие моряки - участники Великой войны упомянуты в различных кратких очерках и книгах, посвященных частным вопросам истории флота кануна 1917 года. Но все эти работы не дают общего представления о масштабах и ходе вооруженной борьбы Российского флота с сильным противником, каким, безусловно, был в 1914-1917 годах флот кайзеровской Германии.

Очевидной причиной такого «невнимания» к личностям - творцам истории является то обстоятельство, что первая мировая война в России переросла в братоубийственную войну гражданскую. В этой последней недавние товарищи по оружию сражались по разные стороны баррикад. Они стали «красными» и «белыми», «военспецами» и «золотопогонниками», «лояльными к советской власти» и «махровыми контрреволюционерами», «верными ленинцами» и «колчаковцами»... И это не считая тех, кто превратился в «желто-голубого» или в «бело-красного», то есть сражался под знаменами «Самостийной Украины» или «Великой Польши».

После гражданской войны многие морские офицеры оказались в эмиграции, где их нелегкие жизненные пути разошлись буквально по всему свету. На Родине их имена были преданы забвению, хотя иногда и упоминались в связи с событиями 1914-1921 годов, правда, не без соответствующих ярлыков. История отечественного флота времен двух революций и гражданской войны давно ждет беспристрастного исследования. Такая работа, как и исследование действий флота в первую мировую войну, невозможна без привлечения воспоминаний непосредственных участников событий. Среди мемуаров «морской» направленности особое место занимает книга-дилогия Гаральда Карловича Графа, предлагаемая ныне вниманию читателя.

Написанная автором «по горячим следам» в эмиграции, книга «На «Новике» представляет собой не просто мемуары, но и первое систематическое исследование истории Российского флота в эпоху Великой войны и революций. Отсюда и ее подзаголовок, или второе название, и построение, включающее две почти самостоятельные части и приложения, и достаточно широкое привлечение доступных документов и воспоминаний авторитетных морских офицеров.

Таким образом, Г. К. Графу удалось создать живую картину событий, охватывающих 1914-1920 годы. Ценность этой работы тем более значительна, что она создана в предельно сжатые сроки - сразу по окончании гражданской войны - к осени 1921 года. При этом сама книга свидетельствует о несомненных литературных и научных способностях автора, имевшего к тому же солидный служебный опыт боевого флотского офицера. Личная оценка Г. К. Графом описываемых событий особенно интересна в связи с тем, что ему довелось в 1905 году пройти испытания Цусимой, а в войну 1914-1917 годов служить на эскадренном миноносце «Новик», самом активном и знаменитом корабле Балтийского флота.

Гаральд Карлович Граф родился 29 октября 1885 года в семье гражданского инженера, не имевшего непосредственного отношения к морю и к военно-морской службе. Родители его принадлежали к дворянству города Риги и исповедовали лютеранскую веру, которую передали и своим детям. По собственному признанию маленького Гаральда, не видевшего моря, его инстинктивно привлекали полная романтики «морская жизнь» и красивая военная форма. Едва окончив два класса гимназии, Г. К. Граф в неполных 13 лет прошел усиленную подготовку в частном пансионе и успешно выдержал приемные экзамены в Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге. Во многом благодаря значительно увеличенному в 1898 году набору мальчика зачислили в пятое отделение младшей кадетской роты.

В Морском кадетском корпусе Г. К. Граф провел шесть лет, которые были отмечены новыми и сильными впечатлениями от столицы, традиций этого учебного заведения, первых плаваний. На рубеже XIX - XX веков Морской корпус, как и весь Российский флот, переживал «эпоху застоя». По мнению Гаральда Карловича, его alma mater тогда отличалась «неважной дисциплиной и слабым преподаванием». Под стать эпохе был и директор корпуса - контр-адмирал А. Х. Кригер, которого кадеты и гардемарины видели только на торжественных мероприятиях. Более энергичные директора - контр-адмиралы А. МДоможиров (1901-1902 годы) и Г. П. Чухнин (1902-1904 годы) несколько «подтянули» учебно-воспитательный процесс, но серьезные преобразования последнего провели только после русско-японской войны 1904-1905 годов. Справедливости ради следует отметить, что и в «застойные» годы корпус давал серьезные знания по техническим дисциплинам, а главное, воспитывал будущих офицеров в традициях верности долгу и присяге.

Кадет Г. К. Граф учился средне, может быть, потому что вначале ему пришлось многое нагонять. В летнюю кампанию 1900 года он впервые совершил трехмесячное плавание по Финскому заливу на учебном судне «Моряк», а в начале следующего года принял участие в пышном праздновании 200-летия Морского кадетского корпуса. Новое корпусное знамя доверили нести фельдфебелю выпускной роты А. М. Щастному. Пути Щастного и Графа близко сошлись в конце первой мировой войны и резко разошлись в 1918 году. Капитан 1 ранга А. М. Щастный, став командующим красным Балтийским флотом, возглавил знаменитый Ледовый поход из Гельсингфорса в Кронштадт, но в июле 1918 года был расстрелян по ложному обвинению, инспирированному Л. Д. Троцким. Капитан 2 ранга Г. К. Граф, оставив флот, обосновался в Финляндии и прожил долгую жизнь на чужбине...

За торжествами 1901 года последовали очередные учебные будни в стенах корпуса и практические плавания на устаревшем крейсере I ранга «Князь Пожарский» и учебном судне «Верный». В сентябре 1902 года Гаральд Граф стал младшим гардемарином, через год - старшим. Близилось желанное производство в офицеры, которое неожиданно было упрощено и ускорено начавшейся войной с Японией.

28 января 1904 года - на следующий день после внезапного нападения японских миноносцев на русские корабли у Порт-Артура - в Морской корпус прибыл Николай II с супругой и произвел всех старших гардемаринов в мичмана. Десяти лучшим - первым по списку - выпускникам император предоставил право выбора места службы. Все они выбрали эскадру Тихого океана. Юный мичман Г. К. Граф, которому едва исполнилось восемнадцать лет, не попал в число этих счастливцев: в списке 128 мичманов он значился 77-м. Тогда немногие мичмана, устроившие мальчишеский «налет» на императорскую чету - с обрывом пуговиц на сувениры, - могли предположить, что война затянется. Из досрочного «царского» выпуска 1904 года на Дальний Восток попали очень многие из числа самых последних в списке. Именно этот выпуск стал подлинным выпуском павших «за Веру, Царя и Отечество»: в боях с японцами погибли 23 мичмана.

В декабре 1904 года Г. К. Граф тоже отправился на войну на военном транспорте «Иртыш», который вышел из Либавы догонять 2-ю Тихоокеанскую эскадру. С кораблем Гаральду Карловичу не повезло. Мало того, что 15000-тонный «Иртыш» (бывший германский пароход «Бельгия») имел чисто вспомогательное назначение и парадный ход чуть более 10 уз, командовал транспортом опустившийся на почве пьянства капитан 2 ранга К. Л. Ергомышев, грубый и фамильярный в обращении с офицерами. Жизнь кают-компании «Иртыша» отчасти скрашивал старший офицер - лейтенант П. П. Шмидт, о котором у Г. К. Графа остались самые хорошие воспоминания. Однако Ергомышев, недовольный самостоятельностью и популярностью Шмидта, добился его списания «как офицера запаса, по возрасту». Во время дальнего похода - в Суэце - старший офицер покинул «Иртыш». Позднее на его место назначили лейтенанта И. Н. Магаринского, который во хмелю оказался еще круче нравом, чем командир. Сам транспорт в начале 1905 года присоединился ко 2-й эскадре у берегов Мадагаскара. К неудовольствию командующего эскадрой вице-адмирала З. П. Рожественского, «Иртыш» доставил только уголь и сапоги, а ожидавшиеся снаряды, оказывается, и вовсе не были запланированы. Г. К. Граф в это время уже «исполнял должность» ревизора. Транспорт, выгрузив часть сапог, присоединился к плавучему тылу и сопровождал боевые корабли до самой Цусимы.

В первый день Цусимского сражения - 14 мая 1905 года - громадный и тихоходный «Иртыш» с его восемью мелкими пушками стал хорошей мишенью для японских крейсеров. На транспорте находился опасный груз: кроме 8000 т угля и провизии, он вез около 30 т пироксилина и патроны малокалиберной артиллерии. К счастью для экипажа, из двадцати попавших в «Иртыш» снарядов только один нанес серьезное повреждение в подводной части. Через пробоину вода затопила часть отсеков, и корабль с креном в 10 градусов ночью отстал от эскадры и пошел к японскому берегу. Здесь, вблизи г. Хамада, он и затонул к вечеру 15 мая. Команда, потерявшая в бою 14 человек убитыми и 35 ранеными, была благополучно свезена на берег и попала в плен к японцам.

Поход, сражение и японский плен обогатили Г. К. Графа боевым и жизненным опытом. В январе 1907 года за участие в Цусимском сражении мичман получил свой первый боевой орден - Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом. К этому времени он, уже после возвращения из плена, успел послужить вахтенным начальником на миноносцах и минном крейсере «Доброволец» Балтийского флота. Осенью 1908 года лейтенант Г. К. Граф, по окончании Минного офицерского класса и недолгих плаваний на эскадренном миноносце «Трухменец», получил назначение младшим минным офицером на крейсер «Адмирал Макаров». На этом корабле он совершил поход в Средиземное море и участвовал в спасательных работах во время известного землетрясения в Мессине.

В 1913 году Гаральд Карлович одолел еще одну ступень военно-морского образования - окончил Николаевскую морскую академию. Во время учебы там зимой 1911-1912 годов он познакомился с капитаном 1 ранга великим князем Кириллом Владимировичем, которого ранее видел в Морском корпусе среди лиц из ближайшего окружения императора. Это знакомство во многом предопределило деятельность Г. К. Графа в эмиграции.

В самом начале первой мировой войны 1914-1918 годов лейтенант Г. К. Граф получил назначение младшим минным офицером на эскадренный миноносец «Новик», самый новый и быстроходный корабль Балтийского флота. «Новик» стал и самым активным, и самым победоносным, и знаменитейшим среди своих балтийских собратьев. На нем Г. К. Граф участвовал в многочисленных боевых походах и боях с противником, лично принимал, готовил и ставил мины. Служба его складывалась удачно: в 1915 году он был назначен старшим минным офицером и получил чин старшего лейтенанта, а в следующем году стал старшим офицером «Новика». Участие Гаральда Карловича в боевых действиях отмечено заслуженными наградами: орденами Св. Станислава 2-й степени с мечами (1914 год), Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом (1915 год), Св. Анны 2-й степени с мечами (1916 год).

В феврале 1917 года старшего лейтенанта Г. К. Графа назначили флагманским минным офицером штаба начальника Минной обороны. Но вскоре за этим лестным назначением последовали события Февральской революции, которые изменили веками сложившийся в российском флоте порядок вещей, а с ним - и жизнь всех морских офицеров.

Всплеск революции в Гельсингфорсе сопровождался убийствами многих офицеров и флагманов. Курс на «демократизацию» флота привел к быстрому падению дисциплины, а следовательно, и боеспособности кораблей и соединений. Будучи убежденным монархистом и отчасти германофилом, что, безусловно, нельзя ставить ему в вину, Гаральд Карлович тяжело переживал события 1917 года.

На общем начальном фоне развала флота его не очень радовали ни следующий чин - капитана 2 ранга, полученный «за отличие», ни очевидные достижения в обеспечении будущей карьеры. Именно в Гельсингфорсе Г. К. Граф близко сошелся с новым морским командованием - командующим Балтийским флотом контр-адмиралом А. В. Развозовым и начальником Минной дивизии контр-адмиралом Г. К. Старком. Несмотря на разницу в служебном положении, Гаральд Карлович с супругой стал частым гостем в домах Развозовых и Старков (последний был женат на сестре Развозова).

Вместе с этими адмиралами Г. К. Граф пережил драму Моонзундского сражения в октябре 1917 года, а вскоре после Октябрьской революции и прихода к власти большевиков оставил флот.

В отличие от адмирала Развозова капитан 2 ранга Граф не покинул Финляндию и после высадки германского экспедиционного корпуса и победы финской контрреволюции. Гаральд Карлович стал гражданином независимой Финляндии. Здесь он начал работать над историей флота в период Великой войны и революции и вновь встретился с великим князем Кириллом Владимировичем, выехавшим из Петрограда летом 1917 года.

В 1920-м вслед за великокняжеской семьей Граф перебрался в Германию. Гаральд Карлович выдвинулся в число ближайших приближенных Кирилла Владимировича, окунулся в «большую политику» российской эмиграции и даже стал православным, приняв имя Георгий. Не бросил он и работу над историей флота, которую завершил осенью 1921 года. Право судить о достоинствах книги «На «Новике», изданной в 1922 году в Мюнхене на русском языке, предоставляется читателю. Она не лишена фактических неточностей, но это - свойство всех исторических работ, написанных «по горячим следам» и по личным впечатлениям. Г. К. Граф почти не имел в своем распоряжении архивных документов, оставшихся в Советской России, и достоверных материалов противника.

Необходимо отметить, что книга «На «Новике» - это не только воспоминания, но и первая попытка воссоздать картину российской военно-морской истории периода 1914-1918 годов. Она обнаруживает несомненное литературное дарование автора, который по-своему стремился к глубокому анализу событий.

В 1924 году Георгий Карлович Граф становится начальником канцелярии и личным секретарем великого князя Кирилла Владимировича, который обнародовал манифест о принятии им императорского титула. С этого времени семья Графов становится практически неразлучной с семьей некоронованного императора и в 1925 году поселяется в тихом местечке Сен-Бриак - во французской провинции Бретань. Сыновья Кирилла Владимировича и Георгия Карловича - оба Владимиры - стали друзьями детства. Возможно, начальник канцелярии уже в эмиграции получил повышение в чинах: наследники Кирилла Владимировича именовали его «адмиралом», хотя сам он подписывался «капитан 2 ранга». После смерти великого князя Кирилла Владимировича (1938 год) Г. К. Граф остался секретарем Владимира Кирилловича, которого отец объявил местоблюстителем Российского престола.

Одновременно Георгий Карлович продолжал свои литературные занятия. В 1930 году он выступил с краткой статьей в изданном в Праге сборнике «С эскадрой адмирала Рожественского». В том же году в Париже вышла книга его воспоминаний «Моряки. (Очерки из жизни морских офицеров)», посвященная учебе в Морском кадетском корпусе, походу «Иртыша» в составе 2-й Тихоокеанской эскадры и Цусимскому сражению. «Моряки» написаны достаточно подробно и содержат ценные сведения по истории Российского флота на рубеже веков.

Во Франции Г. К. Графа застала вторая мировая война. Вместе с Владимиром Кирилловичем он до 1943 года жил в Сен-Бриаке. Потом их пути разошлись. Георгий Карлович после окончания войны поселился в США, где скончался 11 октября 1966 года. Там, по сведениям на 1993 год, живет и его сын - Владимир Георгиевич.

Предлагаемая вниманию читателей книга Г. К. Графа «На «Новике» впервые издается в России и несомненно послужит благородному делу изучения исторического прошлого нашей Родины и ее Военно-Морского Флота.