КалейдоскопЪ

Битва за Варшаву

Крах австрийской армии на Карпатском фронте стал началом одного из первых стратегических переломов в ходе войны. Дело было не только в том, что венгерской половине Австрийской империи, защищенной цепью гор, теперь угрожало вторжение, и русские генералы уже с небрежной веселостью обсуждали между собой захват Будапешта, столицы Венгрии. Самое сердце германской территории вдруг оказалось под угрозой, если бы русская армия двинулась в Силезию, к таким крупным городам, как Бреслау и Позен. Восточная Пруссия также не была вне опасности, пока на южной оконечности фронта Брусилов, лучший из русских генералов, контролировал карпатские перевалы. Даже Мольтке, как бы он ни был подавлен очевидным провалом "Плана Шлиффена", смог найти время, чтобы переключить свое внимание с битвы на Эне на проблемы Восточного фронта. В последние дни пребывания в должности начальника штаба, перед тем как 15 сентября его заменил Фалькенгайн, он позвонил Людендорфу и отдал приказ о формировании новой, Южной армии. Южной она была названа из-за того, что должна была быть сконцентрирована в южной части Восточной Пруссии, заполнив промежуток между победоносной Восьмой армией и терпящими поражение австрийскими войсками. Людендорф был не менее Мольтке встревожен ухудшением ситуации. Он сделал встречное предложение, согласно которому новая армия включила бы в себя большую часть состава Восьмой армии. Однако для такого шага Мольтке недоставало энергии. Его преемник не стал тратить время на сомнения. Остроумный и импозантный, Фалькенгайн заявил 16 сентября, что большая часть Восьмой армия оставить Восточную Пруссию, чтобы присоединиться к новой армии, обозначенной как Девятая. Начальником штаба был назначен Людендорф, командующим Гинденбург. Хоффман, их начальник штаба во время Танненбергской битвы, был назначен на тот же пост. 18 сентября Людендорф приехал к Конраду, чтобы обсудить с ним новый план предотвращения опасности, нависшей над австро-германским фронтом. Девятая армия, вместо того чтобы ожидать русского наступления в Силезии, должна была сама атаковать противника через верховья Вислы и двигаться к Варшаве, центру операций русской армии на Польском фронте.

Русские имели собственные планы. Фактически в течение сентября вариантов плана боевых действий у них было даже слишком много. У высшего командования, Ставки, был один план, у командующих Северо-Западным и Юго-Западным фронтами - другие планы. В русском Генеральном штабе сохранились записи о "разногласиях (между ними), приводивших к разным директивам". Русская армия на Северо-Западном фронте, которым теперь командовал Рузский, в результате успехов немцев в Восточной Пруссии подвергалась, по его мнению, серьезной опасности. Следовала отступить на достаточно большое расстояние, возможно, даже до самого Немана, 150 километров восточнее Мазурских озер, а если возникнет необходимость, то и оставить Варшаву. На Юго-Западном фронте, напротив, было желательно продолжать победоносное преследование австрийцев, продвигаясь на запад к Кракову. Предложение Ставки было совершенно иным: силы русской армии на Восточном фронте следовало отвести и сконцентрировать их вокруг Варшавы и большой крепости Ивангород, вверх по течению Вислы, а затем предпринять согласованное наступление в Силезию, чтобы вести войну непосредственно на территории Германии.

Все эти планы, и в особенности планы Рузского и Ставки, ярко характеризуют русский стиль ведения боевых действий. Он заключается в том, что стратегия строится на использовании пространства, а не войск. Ни одному французскому генералу не пришло бы в голову пожертвовать драгоценной территорией его страны, чтобы достичь военного преимущества. В Восточной Пруссии немецкие генералы считали оборону границы священной обязанностью. Напротив, для жителей Российской империи, протянувшейся почти на 10 тысяч верст от пашен западной Польши до льдов Берингова пролива, сотня верст здесь или там была пустяковой ценой за удачное проведение военного маневра. Во время войн России с Турцией, Швецией, а более всего с Наполеоном, были потеряны целые области - только для того, чтобы возродиться, как только захватчик, сокрушенный огромными расстояниями и выносливостью солдат-крестьян, терпел поражение. Так было в 1812 году, так же было и в 1914-м. Отдать землю сейчас означало заставить врага платить за это позже, когда он будет ослаблен. К 23 сентября Ставка получила точные сведения, согласно которым немецкая Девятая армия сконцентрировалась в Силезии и продвигалась к Варшаве. В соответствии с этим великий князь Николай, который теперь возглавил Ставку, решил отвести большую часть войск и ожидать наступления немцев. Между тем Брусилов оставался, чтобы удерживать Восточные Карпаты, тогда как Десятая армия посылалась в новое наступление на Восточную Пруссию. При появлении Девятой армии Гинденбурга и Людендорфа в центре фронта Четвертая и Девятая армии должны были выступить из Варшавы, чтобы препятствовать ее продвижению, пока остальная часть стратегической массы - Вторая, Пятая и Первая армии - охватывала неприятеля с флангов.

Это была война титанического масштаба, с числом воюющих, как на Западном фронте, и с гораздо большей протяженностью и глубиной их перемещения, чем в ходе любой другой операции на этом относительно ограниченном театре, В русскую армию начало приходить столь важное для нее подкрепление из отдаленных сибирских военных округов. В конце сентября большинство соединений, занятых на Карпатах, были успешно передислоцированы в район Варшавы, не привлекая внимание противника. Австрийцы, обнаружив ослабление фронта, попытались последовать за ними, но в конечном итоге потерпели неудачу. 0се, чего они этим добились - это удачное освобождение гарнизона Перемышля 9 октября, вскоре был вновь окружен, что было платой за поддержку немцев в необдуманном наступлении Людендорфа на Варшаву. Ставка также была удовлетворена тем, что Десятая армия вернулась на восточно-прусскую границу. Хотя в сражении под Августовым (29 сентября - 5 октября) ее атака была остановлена, но это вторжение вызвало у Гинденбурга и Людендорфа серьезную тревогу. После лавров Танненберга Восьмая армия не заботилась об укреплении своих позиции, и русские добились нескольких легких тактических успехов, прежде чем были остановлены. К началу октября на востоке военные действия велись на четыре фронтах. С севера на юг следовали: германо-русский фронт на границе Восточной Пруссии; австро-германо-русский на Висле; русско-австрийский на реке Сан и русско-австрийский в восточной части Карпат. Общая протяженность линии фронта от Балтики до румынской границы составляла около 800 км, хотя на севере между Варшавой и Восточной Пруссией был промежуток в сотню километров, довольно слабо охраняемый кавалерией. В центре же, где Висла течет на север от Ивангорода к Варшаве, развернулась драма настоящей войны перемещений, какой Европа не видела со времен Аустерлицкой кампании. Две силы одновременно совершали обход с наступлением. Девятая армия Германии двигалась вниз по западному берегу Вислы. Гинденбург и Людендорф полагали, что силы русских около Варшавы не слишком значительны, и их можно окружить с севера. В это же время русские готовились пересечь Вислу с востока, ниже Ивангорода, на который австрийцы столь опрометчиво наступали, и двинуться по направлению к Варшаве. Там они планировали начать собственный обход фланга армии Гинденбурга и Людендорфа.

Имей немцы какие-либо лучшие средства передвижения, чем ноги их солдат и лошадей, они бы успешно провели этот маневр. Спустя четверть века маршалы Гитлера, командовавшие на восточных фронтах, сочли бы подобные обстоятельства идеальными для окружения с применением бронетехники. Но генералы кайзера не имели таких технических средств. Куда хуже было то, что русские имели численное преимущество. Между Варшавой и Перемышлем были развернуты 55 русских пехотных дивизий против 31 австрийской и 13 немецких. Когда 18 октября Людендорф понял, что Девятой армии неминуемо грозит поражение, стоит ему только двинуться к Варшаве, он решил отвести войска. Конрад, преследовавший русские части, которые преднамеренно отступали от Перемышля к реке Сан, оказался не столь предусмотрителен. 22 октября он попытался атаковать в направлении Ивангорода, но потерпел поражение и 26 октября поспешил отступить. Перемышль, с гарнизоном численностью 150 тысяч человек, был вновь оставлен в окружении, подобный австрийскому острову в море русских. Потери Первой армии Конрада составили 40 тысяч убитых, раненых и попавших в плен. Путь австрийской армии закончился около Кракова, куда они были отброшены после того, как потерпели поражения в августовских сражениях в Галиции. Немцы оказались всего лишь в 80 километрах от Бреслау в Силезии, недалеко от отправного пункта их похода на Варшаву.