КалейдоскопЪ

Бомбардировка 29 марта

Тем же кораблям и авиатранспорту было приказано повторить бомбардировку. На этот раз командование несколько изменило задание, и по семафору было передано на бомбардирующие корабли: «Сегодня план маневрирования тот же, расход снарядов тот же. «Ростиславу» — вчерашняя батарея на мысе Пайрас, «Трем Святителям» — две батареи новых пушек южнее Румели-Фенер. Если по вам будут стрелять батареи, то разрешается выбирать и другие цели».

Одновременно на «Николай I» было передано новое задание для летчиков: «Задача на сегодня: обязательная часть — во-первых, держать Босфор под непрерывным наблюдением, во-вторых, корректировать стрельбу; часть желательная — проверить глубже место «Goeben». Летать только на абсолютно исправных аппаратах и брать на себя только выполнимые задачи».

В 7 ч 10 мин оба корабля, предшествуемые тральщиками и охранными миноносцами, направились по назначению.

Что касается полетов аппаратов, то они несколько задержались из-за отсутствия у летчиков сведений, какие цели и в какой последовательности предположено обстрелять, так как корректировка являлась новым заданием, а штаб командования не сообщил районов и пунктов бомбардировки.

В 7 ч 30 мин в дополнение к полученным заданиям корабли получили новое приказание: «Если окажется возможным, желательно обстрелять заданные батареи и средним калибром. Башням увеличить расход, обстрелять хорошо видимые и внутренние батареи».

В 8 ч 10 мин «Николай I» спустил первый самолет, вылетевший по назначению. Однако выполнить бомбардировку не удалось.

По мере приближения отряда к Босфору стало ясно, что обстрел состояться не может, так как мгла перешла в густой туман, который к 9 ч настолько усилился, что головной миноносец, шедший впереди тралящего каравана на расстоянии 17 кб, едва был виден. Подойдя на 70 кб к проливу, начальник отряда убедился, что бомбардировка невозможна, и повернул к флоту, дав радио о неосуществимости операции.

При повороте в устье пролива был замечен дым неприятельского миноносца, который был обстрелян с головного миноносца и передней пары тральщиков. К 10 ч 50 мин отряд присоединился к флоту.

Почти одновременно со стороны Босфора показался летчик, который цветными дымками показал, что видит «Goeben». По сигналу командующего флот построился в боевой порядок, миноносцы заняли свои места, а тральщикам было приказано идти в Севастополь. Действительно, в глубине пролива около 11 ч 20 мин показались густые дымы и одновременно с авиатранспорта, принимавшего аппараты, было получено радио, что в проливе идет весь турецкий флот с «Goeben» и «Breslau».

Однако выход неприятеля не состоялся, и, по-видимому, сведения воздушной разведки были ошибочны, так как вскоре в устье пролива были замечены два сильно дымивших миноносца типа «Милет», шедшие вдоль обоих берегов.

Продержавшись до вечера перед Босфором в ожидании противника, флот отошел в море, направившись вдоль анатолийского побережья.