КалейдоскопЪ

Бомбардировка Босфора 3 мая

Проведя ночь в море, флот с рассветом снова подошел к Босфору для повторения бомбардировки.

Ввиду того что наблюдение летчиков и подозрительный бурун указывали на появление у неприятеля подводных лодок (до того не наблюдавшихся), командующий флотом признал рискованным отделять для бомбардировки «Пантелеймон», так как в случае удачной атаки на него 1-я бригада линкоров (наиболее сильная) теряла одну треть своей силы, и в случае боя с «Goeben» оказывалась в неблагоприятных условиях, особенно, если бы ей приходилось прикрывать подбитый «Пантелеймон». Поэтому этот корабль был заменен «Ростиславом».

С целью дать бомбардирующим кораблям большого свободу маневрирования на случай атаки подводных лодок, было решено, что бомбардировка будет проводиться ими не и сопровождении тральщиков, не позволяющих отряду иметь ход более 6–7 узлов, а отдельно, причем корабли будут двигаться по заранее протраленным районам.

Для этой цели тральщики и миноносцы были заблаговременно посланы к Босфору, где они должны были обследовать и приготовить три маневренных площади у европейского побережья пролива, в районах Кара-Бурну и Чаталджи.

С утра берега Босфора оказались закутанными мглой. Погода стояла тихая, море — легкая зыбь, но с тенденцией к усилению волнения. В 6 ч «Николай I», «Алмаз» и тральщики отделились от флота и направились для подготовки операции.

В 7 ч «Николай I» спустил первый самолет, который через 40 мин вернулся и сообщил, что пролив чист от судов.

К 9 ч зыбь значительно усилилась, и ветер нагнал на пролив густой туман.

В 9 ч 25 мин «Николай I» сообщил, что он прекратил полеты из-за зыби, так как спуск аппаратов на воду становится рискованным, и один из аппаратов уже получил повреждения. Кроме того, второй самолет, вернувшийся из разведки, сообщил, что в районе Босфора налег густой туман высотой до 200 м, не только лишающий возможностей какого-либо наблюдения, но и не позволяющий аппаратам ориентироваться во время полета.

Рассчитывая, что ко времени окончания траления погода улучшится, командование решило не отменять операцию. Действительно, к 11 часам утра туман стал слабеть, и к полудню ветер и зыбь настолько стихли, что явилась возможность снова начать полеты.

В 11 ч начальник минной бригады, руководивший работой тралящих судов, сообщил, что первые две площади протралены, и прислал к флоту миноносец «Зоркий» для проводки «Трех Святителей» и «Ростислава» к району, откуда предполагалось начать бомбардировку.

В 11 ч 10 мин оба корабля отделились от флота и направились по назначению.

На этот раз в задание входил обстрел приморского фронта района Кара-Бурну и укреплений на правом фланге Чаталджинских позиций. Обстрел этого района должен был вызвать подозрение неприятеля, что цель операции — произвести подготовку для высадки десанта на европейском берегу.

В 12 ч 45 мин «Николай I» и «Алмаз» возобновили полеты, причем самолетам было приказано наблюдать за Босфором или оставаться в районе операции, в зависимости от условий погоды.

Наблюдения показали, что Босфор продолжает оставаться чистым от кораблей и неприятель не обнаруживает намерения выйти. Также не было обнаружено никаких кораблей и в районе Кара-Бурну.

В 14 ч 40 мин корабли подошли к протраленным районам и приступили к бомбардировке. К этому времени сюда подошел и крейсер «Кагул», который сообщил, что, имея от пленных сведения о местах нахождения новых батарей, он послан командованием указывать выстрелами (?! — Н.Н.) эти пункты. К этому времени погода совершенно исправилась: туман рассеялся, легкая зыбь, все береговые предметы были видны отчетливо, хотя местами на берегу держалась мгла. В 14 ч 50 мин «Три Святителя», получив место новых батарей, указанных огнем «Кагула», открыл с дистанции 55 кб огонь из 152-мм орудий. Одновременно «Ростислав» начал обстрел из 254-мм башенных орудий, причем его огонь корректировался флажными сигналами с «Трех Святителей».

Все указанные «Кагулом» пункты — новые батареи, казармы и все, похожее на укрепления, на восточном склоне мыса Кара-Бурну — были обстреляны прицельным огнем, причем было выпущено:

— «Три Святителя» — 132 снаряда 152-мм калибра;

— «Ростислав» — 39 снарядов 254-мм калибра.

Неприятельские батареи не отвечали. Был наблюден ряд хороших попаданий, но точных результатов обстрела из-за отсутствия воздушного наблюдения установлено не было. Присутствия каких-либо войск на берегу обнаружено не было, хотя в ряде мест были замечены сооружения, похожие на окопы.

В 16 ч 10 мин бомбардировка была закончена, и корабли в 18 ч присоединились к флоту.

Обстрел Иниады

Отойдя на ночь в море, флот к утру снова подошел к румелийскому побережью, на этот раз в район Иниады.

Для обстрела последней в 6 ч 20 мин был послан линейный корабль «Ростислав», который, пройдя по протраленному заранее пространству. подошел к бухте Иниада на 35 кб и здесь по указанию крейсера «Память Меркурия»[68] обстрелял казенные здания (почту, телеграф), но никаких батарей или войсковых частей не обнаружил, тем более, что вся прилегающая к бухте местность была покрыта густым лесом.

Выполнив задание, корабли отошли к флоту, с которым 5 мая вернулись в Севастополь.