КалейдоскопЪ

Значение Батума для флота

Из переговоров по этому поводу между Военным и Морским ведомствами явствовало, что военные сферы не придают никакого значения возможности базирования частей Черноморского флота на Батум. На запросы о том, считает ли Военное ведомство, и в частности кавказское командование, что от флота потребуется содействие операциям армии на морском фронте кавказского побережья, руководящие военные круги каждый раз подчеркивали, что операции на приморском направлении не входят в планы кампании и борьба будет вестись на других, чисто сухопутных фронтах.

Попытки оперативных представителей флота договориться о возможных совместных действиях разбивались об уверенные заявления представителей армии, что Батуму как крепости не предоставляется никакой роли в вероятной борьбе, и это является главной причиной отказа от него.

Упорная борьба представителей флота за сохранение Очакова и Батума привела к оставлению этих крепостей в их прежнем состоянии, без какого бы то ни было технического переоборудования их боевых средств. Военное ведомство, согласившись с доводами флота относительно Очакова, вместе с тем в отношении Батума осталось при прежнем мнении, внеся лишь корректив, что он не подлежит окончательному разоружения ввиду того, что флот нуждается в нем как в базе для крейсерских операций в восточной части Черного моря и против портов анатолийского побережья.

Кроме того, с вступлением в строй новых нефтяных миноносцев Батум приобретал значение порта, через который должна была подвозиться из Баку[70] необходимая для флота нефть. В случае угрозы Батуму нефть должна была бы идти кружным железнодорожным путем через Ростов вокруг Азовского моря в Крым, что не только удлинило бы сроки получения, но и грозило невозможностью накопить в Севастополе достаточные запасы нефти из-за малой вместимости железнодорожных цистерн при большом расходе ее миноносцами.

Однако и позиция флота в этом вопросе не была тверда: в 1906 г. Батумский военный порт был упразднен, и таким образом флот лишился возможности развить здесь заблаговременно операционную базу, обеспеченную необходимыми запасами топлива и ремонтными средствами.

К началу войны Батум представлял собой совершенно необорудованную стоянку для военных кораблей с минимальными возможностями превратить ее в сколько-нибудь обеспеченное местопребывание для тех соединений флота, которые пришлось держать здесь с первых же дней войны.

Так погрузка угля со склада Морского ведомства для миноносцев не могла, за отсутствием пристаней, производиться иначе, как сперва нагрузив углем магоны, а потом уже подавая эти магоны к порту. Эта процедура, например, для принятия 70 т занимала до 10 ч времени. Сами склады угля занимали ничтожную площадь и к моменту начала военных действий едва могли вместить 4000 т.

Таким образом, флот, настаивавший перед Военным ведомством о сохранении Батума как крепости, необходимой для защиты кораблей, базировавшихся на нее, в то же время не только не заботился о его оборудовании, но, в связи с допущенным упразднением военного порта, не принял мер к скорейшему восстановлению своей единственной операционной базы на Кавказском побережье за те тревожные три месяца, которые протекли со времени начала мировой войны до разрыва с Турцией.

Это было тем более непонятно, что в период 1912–1913 гг. в Батуме все время находился постоянный стационер (канонерская лодка), несший наблюдение за побережьем для воспрепятствования ввоза на Кавказ оружия. Таким образом, Батум являлся постоянной станцией, требовавшей и в мирное время своего оборудования более широкими средствами обслуживания и устранения тех неудобств, которые осложняли базирование и понижали оперативные возможности базирующихся здесь кораблей.

Неудобства эти существовали все время войны. Вопреки твердым уверениям кавказского командования, обстановка борьбы на этом побережье с первых же ее дней не замедлила создать приморский фронт. операции которого. в силу немедленных настойчивых требований сухопутного командования, заставили флот выделить сюда особый Батумский отряд кораблей для борьбы с берегом и поддержки сухопутных операций. Последние имели конечной целью овладение Трапезундом, являвшимся транзитным портом, соединявшим морские пути подвоза снабжения и людских пополнений неприятеля с дорогой на Эрзерум и к району расположения главных сил турецкой армии, оперировавшей на Кавказском фронте.

Особенно дала себя чувствовать необорудованность Батумского порта в тот период, когда развитие борьбы на приморском фронте потребовало выделения сюда из состава флота целой дивизии в составе четырех линейных кораблей, вынужденных месяцами базироваться на этот порт, который самим ходом событий превратился не только в маневренную базу флота, но и в снабжающую для Кавказской армии, так как одновременно с боевыми кораблями на нее базировался и тот транспортный флот, на обязанности которого лежало снабжение действующей армии и, в первую очередь, отряда, оперировавшего на приморском направлении.

***

Неопределенная позиция, занятая Турцией в начале войны, вскоре после прорыва «Goeben» и «Breslau» определенно переменилась, указывая на очевидную подготовку к выступлению ее на стороне Центральных держав. В скором времени из Константинополя и в особенности от консулов стали поступать в большом количестве известия о широких военных приготовлениях Турции, особенно в районах, прилегающих к Кавказу. Все эти донесения, перечисляя ряд обычных предвоенных мер, вместе с тем определенно указывали на стремление турецких военных сфер поднять восстания среди горских племен, живущих на русской территории в пограничных местностях. В частности, объектом усиленной пропаганды сделались аджарские племена, раскинутые по реке Чороху.

Беззащитность Батума, расположенного близко к границе, и невозможность дать сколько-нибудь серьезные силы для его обороны из главных сил Кавказской армии, уже выделившей часть своих войск на Западный фронт, в значительной мере беспокоили кавказское командование. Реальная возможность войны как бы сразу расширила кругозор сухопутного командования, которое к сентябрю 1914 г. определенно осознало значение Батума и уязвимость района, к нему прилегающего.

Ссылаясь на слабость крепости и гарнизона и опасаясь внезапного удара по побережью, сухопутное командование просило усилить оборону района присылкой боевых кораблей для постоянного их пребывания здесь.