КалейдоскопЪ

Боевая деятельность кораблей в кампанию 1914 и 1915 годов

Большая часть этого времени была использована для наступления, причем миноносец «Жаркий» ежедневно выходил для обстрела неприятельских позиций. Отсутствие у войск горной артиллерии сильно сказывалось на продвижении в тех районах, где Лазистанское береговое плато расширялось, и турки могли распространять свой фронт вглубь от моря. Пользуясь артиллерией кораблей для борьбы на береговом фланге, отряд сильно задерживался из-за необходимости выбивать противника с позиций, скрытых в складках местности. Здесь в значительной мере оказывал помощь мортирный огонь «Дыхтау», предусмотрительно приспособленного для этого вида перекидной стрельбы через прибрежные отроги.

Хотя при неналаженности корректировки и примитивной наводке в условиях постоянной качки результаты мортирного огня не могли приносить ожидавшегося эффекта, но, по общему отзыву сухопутных гостей, огонь мортир оказывал на турок сильное впечатление.

Деятельность кораблей Батумского отряда, бывшая столь очевидной причиной успешного продвижения русских вдоль берега, не могла не вызвать тревоги среди турок. Беспрепятственное регулярное появление русских кораблей, дававших решительный перевес наступлению в местности, самой природой приспособленной для целей обороны, должно было неминуемо вызвать стремление оказывать противодействие с моря со стороны крейсеров неприятеля.

6 декабря, в скором времени по прибытии в Батум второго миноносца «Живой», наблюдательные посты известили о появлении с моря неприятельского судна, шедшего по направлению на Батум. Посланный на разведку «Жаркий» определил в неприятеле «Breslau», который, держась вне обстрела новых 254-мм пушек крепости, направился к Лиману, занятому накануне русскими войсками.

Получив извещение о появлении «Breslau», отряд, занявший Лиман и расположенный слишком открыто с моря, отступил в одну из долин на старые позиции. Оставленный Лиман был немедленно занят турками. Не будучи осведомлен о факте его занятия, «Breslau» энергично обстрелял Лиман и тем вынудил турок немедленно отступить. Эта ошибка, по-видимому, расстроила все расчеты турецкого командования, которое подготовляло к моменту прихода крейсера наступление, рассчитывая, что вынужденное бездействие батумских кораблей лишит русские части главной поддержки. Во всяком случае, приход «Breslau» в значительной степени оживил деятельность турок на приморском направлении, что сказалось прежде всего в усилении местного каботажа, имевшего задаче и подвоз к фронту подкреплений и снабжения из Трапезунда.

Ввиду того что на всем протяжении района от границы и до Архаве не имелось никаких дорог, кроме вьючных, море оставалось единственным путем подвоза для турок, стремившихся пользоваться каждым случаем, когда корабли Батумского отряда почему-либо не имели возможности действовать. Сухопутное командование с особенной нервностью реагировало на этот каботаж, требуя от начальника отряда его прекращения путем организации постоянной блокадной службы района Архаве — Хопа — Макриал, что явно было не под силу вооруженным транспортам и вызывало ряд недоразумений, упомянутых нами выше.

С прибытием миноносцев, число которых было впоследствии доведено до четырех, блокадная служба приняла регулярный характер, и деятельность турецкого каботажа была сведена до минимума.

Здесь с особенной ясностью выступило все значение боевых королей для прибрежных операций. Наличные миноносцы одновременно с систематическим обходом побережья выполняли самые разнообразные поручения, производя разведку, обстреливая фронт и тыл противника, прикрывая высадки небольших партий разведчиков, поддерживая наступление и т. п. Время от времени для выполнения отдельных операций более серьезного значения флот выделял сюда дополнительные миноносцы из числа несших блокаду Угольного района.

К концу весны 1915 года Приморский отряд, отбросив турок из пограничной полосы, вскоре занял весь район до Хопы, устранив таким образом опасность для Батума. Однако особенности горного театра не позволяли продолжать наступление впредь до получения подкреплений. Без этого усиления войск дальнейшее наступление незначительных сил отряда было тем более рискованно, что по мере отдаления его от Батума для неприятеля создавалась возможность ударов в тыл через многочисленные горные проходы. Поэтому требовалось или прикрывать эти проходы войсковыми заслонами, на что надо было выделять большие силы, или выжидать, когда смежные отряды кавказских войск, действовавшие на артвинском и ольтинском направлениях, не очистят своих районов от турок и не выровняют фронта.

Таким образом, дальнейшее продвижение Приморского отряда зависело от успеха операций на остальных участках Кавказского фронта, в это определяло пока его текущую задачу — удерживать достигнутое положение, имея главной целью не допустить противника к повторению удара на Батум.

Такое положение продолжалось в течение всего 1915 года, к концу которого в связи с развитием наступления Кавказской армии на Эрзерум Приморский отряд получил приказание начать дальнейшее наступление по побережью. В первую очередь объектами наступления являлись Архаве и Вице, что одновременно с усилением Приморского отряда новыми частями потребовало и присылки сюда в дополнение к миноносцам на постоянное пребывание уже более крупных боевых кораблей — канонерских лодок, а затем и линейного корабля.