КалейдоскопЪ

Подготовка к Трапезундской операции

Ввиду того что с занятием Ризе появлялась возможность более уверенно действовать в трапезундском направлении, возможными ближайшими операциями флота в восточной части моря могли быть:

а) взятие Трапезунда десантом с моря;

б) взятие Трапезунда десантом с моря и Приморским отрядом с суши;

в) прикрытие и поддержка операций Приморского отряда при его движении только по берегу;

г) прикрытие тех же операции с одновременными десантами в тыл противника;

д) снабжение армии морем и прикрытие транспортных операции.

Находя, что выбор той или иной операции зависит от обшей обстановки на сухопутном театре (то есть от успехов на главном направлении), морское командование считало, что для флота выгоднее та операция, где «напряжение сил хотя и должно быть больше, но короче», то есть флот не будет вовлечен в длительные обязательства и получит свободу действия на своих главных направлениях.

В этом отношении командование флотом склонялось к выполнению первой операции, то есть к овладению Трапезундом при помощи десанта, находя ее преимущества в том, что противник не успеет приготовиться и подвести подкрепления, причем для флота важно выполнить эту операцию, пока противник не имеет еще большого числа подводных лодок. Вместе с тем, операция эта могла бы быть выполнена при «нерастраченных еще на мелкие задачи силах флота и транспортной флотилии».

Взгляды сухопутного и морского командования на методы дальнейшей борьбы

Из сношений между морским и кавказским армейским командованием видно, что еще с января 1916 г. вопрос о выработке методов совместных действий стоял на очереди. В письме командующему флотом от 8 января генерал Юденич, озабоченный известиями, что турки в помощь своей армии, действующей на Кавказском побережье, направляют значительные подкрепления из Константинополя по береговым дорогам анатолийского побережья (за неготовностью железной дороги Сивас — Аггора), просил предпринять ряд набегов на это побережье с высадкой небольших десантов в различных пунктах для разведки и создания тревожного настроения в этом районе. Предполагалось, что подобные операции неминуемо вызовут «оттяжку и разброску посылаемых подкреплений по побережью».

Однако морское командование, видя в этом расширение задач для флота, сообщило, что «выделение в распоряжение кавказского командования отряда для набегов не может быть осуществлено, так как подобные операции набегов могут быть производить лишь в промежутки между главными операциями и лишь тогда, когда окажутся свободные миноносцы».

Одновременно морское командование поспешило послать в ставку доклад о возможных для флота операциях по содействию приморскому фронту и Кавказской армии вообще.

Ссылаясь на предложение генерала Юденича выполнением мелких десантных операций произвести оттяжку сил от главных направлений, командующий флотом высказывал следующие соображения: «Думаю, что предположения командующего Кавказской армией надлежало бы развить до размеров десантной экспедиции, направленной по важному для неприятеля направлению на Эрзерум с тыла, и в то же время, с точки зрения морской, по линии наименьшего сопротивления — на Трапезунд, для содействия наступлению нашей армии в Армении.

Мне представляется, что с высаженным на анатолийском побережье десантом достаточной силы Кавказская армия, поддержанная Черноморским флотом, может разгромить анатолийскую армию и воспрепятствовать ее большему усилению передвижением на Кавказ новых подкреплений. Усиление турок на Кавказском фронте и те возможные для нас здесь осложнения могут принять угрожающие общему стратегическому положению размеры, в предотвращение которых необходимо безотлагательное завершение начавшегося разгрома малоазийской турецкой армии с помощью десанта на Трапезунд» (см. приложения 6 и 7).

Таким образом, вместо предлагаемых кавказским командованием тактических десантов для достижения второстепенных целей морское командование предлагало выполнение большого стратегического десанта, который бы сразу решал вопрос борьбы на приморском фронте и вместе с тем попутно и вопрос о неприятельских подкреплениях из Константинополя. В этом случае морское командование совершенно правильно решало вопрос, предлагая длительную операцию наступления на Трапезунд[90] заменить коротким, сильным и хорошо подготовленным ударом. Это логически вытекало из тех приведенных выше соображений, где командование стремилось избавить флот отделительных обязательств выполнением короткого удара с напряжением всех сил.

Но главным условием осуществления этого предложения было выделение сильного десантного корпуса. Выделить же крупные силы ставка не считала возможным. В предвидении этого морское командование предлагало еще одно решение, которое, по его мнению, могло ускорить решение приморской операции: «Если же по количеству войск, которое окажется возможным выделить, серьезная операция на Трапезунд будет невозможна, то могут быть выполнены высадки в тыл левого фланга анатолийской армии с целью окружения неприятеля и соединения высаженного десанта с Приморским отрядом».

Таким образом, в этот период времени морское командование заявляет себя убежденным сторонником десантных операций как стратегического, так и тактического масштаба.

Анализируя обстановку этого периода в целом, надо сказать, что такой перелом во взглядах на десантные операции происходит под влиянием ряда причин, из которых на первое место нужно поставить:

1) опасения командования, что кавказское направление сделается главным, и это потребует привлечения всех сил флота к выполнения задач по поддержке операций в Лазистане, развертывавшихся очень медленным темпом;

2) отсутствие в этом районе баз и трудность их создания;

3) появление у противника подводных лодок с большим районом действий.

Последняя причина особенно нервировала командование, что можно видеть и из подчеркивания им этого нового фактора, и из последующего. Идея коротких ударов с наименьшей привязанностью флота к определенному району, пожалуй, главным образом вызывалась опасением подводных лодок. Нужно отметить, что даже по отношению к Зунгулдаку командование соглашалось теперь на разрушение его десантом, как бы предвидя обвинение в непоследовательности со стороны высшего командования, которое могло бы провести в этом направлении параллель с Трапезундом.

Командование настолько убеждено в необходимости именно этого метода действия, что считает нужным в одном из своих представлении по этому вопросу начальнику штаба верховного командования генералу Алексееву прибавить: «Флот и транспорты готовы во всякое время начать эти действия по получении ваших указаний».

Одновременно командование развивает энергичную деятельность по подготовке средств и организации десантного дела: учреждается должность начальника высадки, возглавляющего организацию высадки на побережье и являющегося ответственным исполнителем операций захвата неприятельского побережья[91]; реорганизуется транспортная флотилия применительно к условиям намеченных операции. усиливаются работы по созданию средств выгрузки и увеличению войсковой вместимости транспортов. Транспортная флотилия получает задание довести свои десантные возможности до двух корпусов и т. п.

Соображения ставки по вопросу овладения Трапезундом при посредстве десанта

Однако представленные выше соображения не встретили сочувствия ставки. В своем ответе от 29 января генерал Алексеев высказывал следующие причины, заставляющие отказаться от каких-либо крупных десантных операций на Черном море на ближайшее время: «Решение судьбы настоящей войны будет зависеть главным образом от хода дел на европейском театре, то есть французско-бельгийском и нашем западном. Растянутый наш стратегический фронт — свыше 1200 км, далеко еще не выясненное политическое и военное положение Румынии, значительность и качество сил противника, выставленных им на европейском театре создают столь сложную и ответственную для нас обстановку, что мы не имеем права в данный период разбрасывать наши войска и направлять их на выполнение, хотя и серьезных, но, тем не менее, второстепенных задач на удаленном участке.

При всем желании дать широкое развитие нашим действиям на Кавказе мы не можем выделить для этой цели войск с западного театра для производства десантной операции в районе Трапезунда. Поэтому произвести «оттяжку и разброску части неприятельских сил вдоль побережья Черного моря» нужно путем лишь демонстративных средств, находящихся в распоряжении флота. Так понимал эту задачу и главнокомандующий вооруженными силами на Кавказе, сознавая, что широкая операция нам пока непосильна.

Следовательно, главнейшей задачей флота остается блокада Угольного района и пресечение подвоза морем к анатолийской армии. Временной задачей является угроза берегу Черного моря в районе Трапезунд — Самсун, дабы приковать к этому участку часть сил неприятеля».