КалейдоскопЪ

План сухопутного командования

С получением этого уведомления кавказское командование приказало Ляхову представить свои соображения по вопросу о дальнейших действиях Приморского отряда для овладения Трапезундом после усиления указанными двумя бригадами. Ввиду того что морское командование уже высказалось за наиболее быстрое решение этой задачи при помощи десанта непосредственно на Трапезунд, будет не лишним ознакомиться с соображениями сухопутного начальника, генерала Ляхова, которому предстояло разрешить этот вопрос.

В своем докладе кавказскому командованию[93] от 18 марта, то есть через две недели после занятия Ризе, генерал Ляхов пишет: «При выполнении предстоящей операции овладения Трапезундом в основу наступательных действий необходимо положить последовательное овладение районом, причем конечной целью операции поставить занятие положения, прочно обеспечивающего владение Трапезундом и возможность не допустить успеха турок в случае их попытки переходом в наступление захватить обратно в свои руки побережье Черного моря».

Свою задачу Ляхов разбивал на три частные задачи, выполнение коих он связывал с последовательным занятием районов от Ризе до Офа, от Офа до Сюрмене и отсюда до Трапезунда и Платаны. Выполнение этих операций по времени было связано им с продвижениями смежного отряда генерала Пржевальского, действовавшего на байбуртском направлении и прикрывавшего левый фланг приморского фронта от прорыва или обходов со стороны материка.

В задачу флота за период выполнения всей операции Ляховым ставилось:

— для первой задачи — перевозка тактического десанта (одного батальона) в тыл неприятелю, в район Аюан-Джиера; обеспечение безопасности высадки и бомбардировка левого фланга турецких позиций при наступлении Приморского отряда;

— для второй задачи — содействие наступлению войск Приморского отряда бомбардировкой турецких позиции;

— для третьей задачи — обеспечение безопасности высадок у Сюрмене и Платаны, перевозка десантных отрядов к пунктам высадки, бомбардировка фортов и батарей Трапезунда, содействие корабельным огнем атаке сухопутными войсками турецких позиций и организация подвоза боевых припасов и продовольствия для отряда.

Исходя из этих задач. Ляхов определял необходимые ему силы флота в составе одного линейного корабля с двумя миноносцами для его прикрытия, двух канонерских лодок и четырех миноносцев. На эти корабли ложились задачи прикрытия фланга наступления отряда, десант у Офа и высадка 1-й и 2-й пластунских бригад у Сюрмене, а также прикрытие движения транспортов и «эльпидифоров» из Батума и Ризе со снабжением. Кроме того, для самого подвоза требовалось выделить в постоянное распоряжение Приморского отряда четыре «эльпидифора», а для перевозки пластунских бригад при выполнении десантов — 12 «эльпидифоров» и 10 транспортов.

На главные силы флота ложилась задача вести стратегическое прикрытие всей операции.

Таким образом, мы видим, что план действия генерала Ляхова представлял собой продолжение того фронтального наступления, которое осуществлялось им и до того времени. При этом вся операция не была рассчитаны по времени, так как решение отдельных задач связывалось с действиями и достижениями определенных рубежей смежного отряда Пржевальского. Что касается флота, то он оказывался на неопределенное время связанным у анатолийского побережья. Так как замена одного стратегического десанта рядом тактических все равно требовала прикрытия флота, раз высадка делалась на обороняемом противником побережье.

Требуя оставления в своем распоряжении Батумского отряда прежнего состава («Ростислав», «Кубанец», «Донец», шесть миноносцев) и придания к нему отряда десантных судов, Ляхов считал, что десантные операции и вся подготовка к ним будут выполняться под его непосредственным руководством, в нужные моменты, имеющимися силами и средствами.

Ознакомившись с этими соображениями, морское командование снова сообщило кавказскому командованию свои соображения (см. приложение 9) о наиболее выгодном, по его мнению, плане занятия Трапезунда при помощи солидного десанта[94].

Однако оказалось, что план генерала Ляхова был уже принят. По-видимому, несмотря на эрзерумское соглашение и другие взаимные обязательства, сухопутное командование усматривало в предложении решительной десантной операции стремление флота скорее «развязаться» с необходимостью выделения своих сил и вообще избегнуть хлопот, связанных с осуществлением совместных действий. Между тем с момента занятия Трапезунда перед Кавказской армией вставал существенные вопрос о возможностях дальнейшего наступления, всецело связанные с переносом всего снабжения на море. С продвижением русских войск за Эрзерум, к Байбурту и Битлису, снабжение их сухим путем из тыла делалось совершенно невозможным, и армии были бы обречены на голод. Необходимо было наладить питание морем, и кавказское командование неоднократно возбуждало вопрос о выделении для нужд армии новых транспортных средств в дополнение к имеющимся. Не разбираясь в морской обстановке, сухопутные руководители считали, что морская коммуникация может быть обеспечена только при наличии ближайшего прикрытия ее флотом и, исходя из этого положения, находили необходимым постоянное пребывание его в данном районе. В дальнейшем такой взгляд сухопутного командования, совпавший с воззрениями ставки на этот вопрос, привел к выделению на постоянное пребывание в юго-восточном районе (Батум — Трапезунд) целой бригады линейных кораблей с соответствующим числом миноносцев и вспомогательных судов.