КалейдоскопЪ

Подготовка рейда к высадке

6 апреля, получив известие о времени прибытия транспортов, намечавшемся на рассвете 7 апреля, начальник высадки около 22 ч 6 апреля вышел с назначенными в операцию кораблями в Ризе[97].

К моменту его прибытия в Ризе (около 2 ч 7 апреля) на рейде уже находились базные транспорты, разгружавшие из своих трюмов боты и катера. Последние со своей прислугой были заранее расписаны по транспортам, которые они должны были обслуживать. Одновременно на рейд прибыли тральщики и одна из канонерских лодок. Погода исключительно благоприятствовала операции. С приходом отставшего «Аю-Дага» предстояло соблюсти правильность постановки сетевого заграждения по выставленным командиром порта брандвахтенным шлюпкам. Однако в назначенное время «Аю-Даг» не прибыл, и это вызвало беспокойство. Предполагая, что тихоходный заградитель (6 узлов), приспособленный из старого каботажного парохода, получил какое-либо повреждение в машине, начальник высадки приказал запросить спиралью его место. После ряда вызовов «Аю-Даг» по прошествии двух часов сообщил, что он по ошибке прошел Ризе и оказался почти у Трапезунда и, таким образом, может прибыть к месту постановки сетей лишь к 7 ч утра[98].

Это сильно осложняло дело. Сами по себе сети, весьма несовершенные в то время, технически едва ли могли в случае прорыва подводных лодок оказаться серьезной преградой; главная зашита здесь возлагалась на линии охранных судов, но наличие сетей было серьезным моральным фактором. Личный состав транспортов и десантные войска знали о том, что рейд будет огражден сетями, и твердо верили в их надежность. Поэтому отсутствие их могло сильно сказаться на психике личного состава транспортов, в большинстве торговых моряков, оставшихся по мобилизации на своих пароходах. Скрыть отсутствие сетей также было трудно, тем более что с рассветом, одновременно с появлением с моря транспортной колонны, со стороны Офа показался «Аю-Даг», который сигналом просил разрешения начать постановку сети.

Схема 14. Расположение транспортов и линии охраны рейда Ризе во время высадки 7 апреля 1916 г.

К этому времени транспорты уже входили на рейд, защищенный только в воображении сетями. Единственное, что оставалось начальнику высадки сделать, чтобы не дать закрасться сомнению среди личного состава флотилии, это приказать передать по линии транспортов семафор: «Аю-Дагу» ставить вторую линию сетей», что до известной степени скрывало истинный смысл его сигнала.

Этот случай не привел к каким-либо нежелательным последствиям, но он весьма рельефно подчеркивает значение подготовки к подобного рода операциям и важность тренировки участников, чтобы не могли иметь места подобного рода явления. При наличии деятельного и бдительного противника подобный случай не остался бы неиспользованным, и подводная лодка свободно могла бы, даже не подозревая, стоит ли сеть или нет, оказаться на рейде, наполненном транспортами. Вместе с тем, чтобы заместить отсутствие сети, пришлось до момента ее постановки двинуть в охрану все «эльпидифоры», даже те, которые предназначались для выгрузки десанта. Выделение таких мощных разгрузочных средств не могло не отразиться на интенсивности первого периода высадки.