КалейдоскопЪ

Падение Трапезунда

Пользуясь передышкой, турки, уничтожив наскоро, что было возможно из оборонительных средств, в ночь на 16 апреля очистили город. Вместе с войсками ушло все турецкое население, так что город остался брошенным. Это положение длилось два дня. 18 апреля греческое население, опасаясь штурма и обстрела с моря, послало Ляхову депутацию с просьбой не бомбардировать оставленного турками города. От этой депутации Ляхов и узнал, что «Трапезунд пал»[110].

Значение Трапезунда для операций Кавказской армии

С занятием Трапезунда кавказское командование решило создать здесь мощную базу с достаточным запасом продовольствия и боеприпасов для питания Кавказской армии. С этой целью было приказано для прикрытия ее и создания здесь сильного опорного пункта для операции армии образовать мощную круговую позицию с достаточно обеспеченным приморским фронтом, способным дать оборону со стороны моря. Намерение командования было использовать Трапезунд как для дальнейших действий по побережью, так и в глубь страны. Создание приморской обороны сухопутное командование просило флот взять на себя.

Ссылаясь на то, что в предварительных, еще до занятия Трапезунда, обсуждениях совместно с сухопутным командованием вопроса о превращении этого города в опорную базу для дальнейших действий армии обеспечение его средствами обороны брала на себя Кавказская армия, адмирал Эбергард 21 апреля отвечал: «Флот никаких средств для создания этой обороны не имеет и, что можно, уже выделил на западный фронт. Господство нашего флота на море обеспечивает Трапезунд с моря, как и все наши берега и порты. При этом возможен неожиданный набег неприятельских крейсеров, подобно появлению недавно «Breslau» у Хамуркана 3 апреля 1916 г., но, как показывает опыт, подобная случайность не может иметь серьезного значения. Для возможности организовать правильный подвоз снабжения для армии непосредственно в районе Трапезунда необходимо устройство военного порта в Платане, как единственном подходящем месте к западу от Ризе. Это исполнимо лишь только в том случае, если Платана и ее рейд не будут под обстрелом и наблюдением турецких позиций, для чего наше расположение необходимо отнести до массива к югу от мыса Иерос. Военный порт в Платане предлагаю вооружить и организовать подобно порту Ризе, почему прошу уведомить:

1) будут ли наши позиции настолько выдвинуты на запад;

2) можно ли считать Платану достаточно обеспеченной со стороны суши;

3) берет ли на себя Кавказская армия ее оборону с суши в случае организации в Платане военного порта, подобного Ризе. Оборона Платаны с моря будет поручена командиру военного порта».

Необходимо отметить, что для обеспечения Трапезунда с суши фронт был продвинут до Платаны, и далее продвигаться сухопутное командование не предполагало, решив ограничиться полученным здесь плацдармом. С овладением Трапезундом Кавказская армия, действовавшая на эрдзижанском и других направлениях, получала ту дорогу на Эрзерум, которая позволяла организовать подвоз снабжения морем и которой в свое время пользовались для того же турки. С овладением Эрзерумом сухопутная коммуникационная линия настолько удлинилась, что пользоваться этим путем снабжения уже было невозможно. И так как главный театр борьбы был внутри Малой Азии, то на ближайший период, впредь до решительных успехов здесь, сухопутное командование считало задачу на приморском направлении законченной. Район Платаны считался предельным, и выдвигаться за него Юденич не желал.

Схема 15. План Трапезундского порта после его занятия и устройства временной военной гавани для разгрузки транспортов

Поэтому предложение Эбергарда сделать Платану портом для подвоза столь нужного для армии снабжения в корне расходилось с планами кавказского командования. Это, во-первых, удлиняло путь подвоза на 20 км; во-вторых, путь от Платаны до Трапезунда лежал по берегу и был угрожаем с моря, и, наконец, в-третьих, предложение выдвинуть фронт за мыс Иерос в значительной степени расширяло тот укрепленный район, вокруг которого должна была быть создана серьезная укрепленная позиция для уверенной защиты Трапезунда. На такую оборону не имелось ни войск, ни технических средств.

Сухопутное командование твердо стояло за создание порта в Трапезунде, несмотря на все морские неудобства этого порта — открытость рейда с востока, отсутствие гавани — и на этом настояло. В дальнейшем, когда такой порт был здесь образован, инициаторы проекта убедились, что преимущества были не на стороне Трапезунда.

С этой стороны морское командование было право. Но, с другой стороны, весь опыт совместных действий на этом фронте указывал на то, что сухопутное командование не доверяло заверениям морского, что господство флота на море обеспечивает армию с моря».